анекдотов.net / Одна тетушка приехала к моей матери в гости и разжаловалась на жизнь.  Все меня ненавидят. Ну вот вс..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Одна тетушка приехала к моей матери в гости и разжаловалась на жизнь.
"Все меня ненавидят. Ну вот все! Завидуют деньгам нашим, тому что мы с Сашей (мужем) купили недавно новую дачу, дочку во Францию отправили. Машину купил недавно мне муж, вот ту, на которой приехала к тебе, и уже вся она в царапинах. Ведь каждая тварь обязательно пройдет мимо автомобиля — и гвоздиком проведет. Ну как можно в этой поганой России жить, ты мне скажи? "
Матушка усомнилась. Мол, не может такого быть, чтобы буквально все и ненавидели.
— Может-может, — утверждала знакомая. — Русские народ такой, для них зависть как хлеб, по иному и жить не могут.
Просидели так два часа за чаем. Вдруг на улице раздался вой сирены. Светлана Павловна подскочила, узнав свою сигнализацию. Подбежала к окну и кричит матери, пальцем тыча в стекло.
— Вот, пожалуйста, посмотри!
Матушка к окну подошла, смотрит — в самом деле около машины подруги стоят два мужика. Один нажимает на капот автомобиля, другой легонько так бьет его ногой по шине.
— Вот, вот, — быдло-то наше отечественное, русское, — победно кричала тетка. — Нельзя просто так мимо роскошной машины пройти, вот обязательно надо ударить, толкнуть...
Мама так сочувственно посмотрела на свою подругу и говорит ей.
— Светочка, ты не обижайся, пожалуйста, но вот этот слева — Степан Аркадьевич, сосед наш со второго этажа. А вон тот, другой, в меховой шапке — Анатолий, он курьер. В соседний магазин молочный по утрам продукты привозит. Ты встала так, что дорогу им перегородила, они и выехать не могут...
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
Как-то привезли на полигон курсантов. Одним поставили задачу почистить гаубицу.
Вроде все пучком, бегали с банником туда-сюда, обильно оpошали его особым моющим сpедством, в состав котоpого входят pазличные щелочи. Все по-совковому — ни спецодежды, ни пеpчаток. Пpиспичило тут одному по-маленькому. Отошел, опpавился и снова в стpой. Только вот почувствовал что-то не то, какой-то маленький дискомфоpт, постепенно пеpеходящий в большой. Частицы моющей жидкости, попав на руки, вызывают небольшое pаздpажение, ну а на нежной кpайней плоти пpоизошли пpосто удивительные изменения...
Пpопоpционально увеличению чувства дискомфоpта у бойца стал увеличиваться в pазмеpах детоpодный оpган. Для начала, с помощью подручных сpедств, член обмыли и пеpевязали обычным бинтом.
Докторов сpеди pасчета не оказалось и вся повязка походила на "гоpдиев узел". После произведенной процедуры бойца направили в санчасть. Врача в данный момент не было, прием вела молоденькая фельдшеp. Стpого посмотpев на бойца, она спpосила:
— Hу, что там у вас?
— Да вот — и постpадавший уныло пpодемонстpиpовал неумело запакованное и выпиpающее из незастегивающейся шиpинки штанов свое достоинство.
— Ой, а что же вы с ним такое делали?!
— Пушку чистил...
... ... закончить фpазу он не успел, поскольку этого было вполне достаточно...
* * *
* * *
* * *
— я помню, делал на физфаке лабу по физике, где результатом было определение е/m электрона. Сделал, подставил в формулу с коэффициентом по методичке — получается ошибка на много-много порядков.
Прихожу к преподу (к слову сказать, это был Демидович-младший, сын автора известного учебника по матану), показываю: вот, измерил, подставил, получается фигня, причем без вариантов, так как шкала прибора вот она, крайние значения понятны, и их диапазон от нужной величины все равно на много-много порядков. Демидович посмотрел на прибор, на формулу, на результат, сказал "подождите, пожалуйста", и ушел. Вернулся минут через 15 радостный: "я нашел журнал, по которому методичка готовилась — там для вычисления константы взяли значения в разных системах, часть в СИ, часть в СГСЭ".
Потому помолчал и добавил — "вообще-то, этот журнал уже выкидывать собирались, методичке-то не первый десяток лет, и любопытно, что до сегодняшнего дня все студенты эту работу с правдоподобными цифрами сдавали-то".
* * *
Основные принципы военной пропаганды были изложены британским дипломатом лордом Понсонби в книге «Ложь во время войны» (1928 г. ). Суть этих принципов сводится к следующему:
1) Мы не хотим войны.
Главное — убедить людей, что «плохие парни» ненавидят «нас» и уже начали (или готовы начать) первыми.
2) Война ведется только по вине противника.
Это «другие», «они» начали войну, или мечтают ее начать со дня на день. «Мы» же вынуждены защищаться.
3) Лидер противоборствующей страны — сущий дьявол.
Не обязательно заставлять ненавидеть весь народ, — писал Понсонби. — Надо персонифицировать образ врага, показать своему населению, что глава, руководитель «других» — это душевнобольной, свихнувшийся, продажный человек.
4) Мы боремся за правое дело, а не за наши интересы.
Следует умалчивать, что в каждой войне в первую очередь преследуются экономические цели, подчеркивая лишь гуманитарные причины.
5) Враг целенаправленно совершает злодеяния, мы — только случайно.
Нужно максимально оперативно распространять сведения о жестокостях, совершенных противником, разъясняя, что именно ему свойственны подобные поступки.
6) Враг использует запрещенное оружие.
7) Наши потери незначительны, потери противника огромны.
Во время войны потери в живой силе и технике называют не фактические, а руководствуясь своей выгодой.
8) Представители культуры, искусства и интеллектуалы поддерживают наше дело.
9) Наша миссия священна.
10) Любой сомневающийся в нашей пропаганде — предатель.
* * *
Не так давно соперировал Эфенди некоего деда по дежурству. Грызь там была ущемленная, али что еще — не суть важно. Крайне преклонный возраст пациента обеспечил ему надежную прикованность к постели в послеоперационном периоде. Тут ведь дело какое, капельницы-шмапельницы, антибиотики и перевязки в больнице сделают — не вопрос. Но вот нормально ухаживать и всяко активизировать лежачего старика одна разъединственная медсестра не может — некогда. И врач тож не может — тож некогда. Тут либо родственники нужны любящие и внимательные, либо сиделки. Хотя бы внимательные. В общем лежит дедулька в палате у Эфенди, тихо преет. День лежит, два лежит, три лежит. Эфенди ему и так, и эдак объясняет, что надо бы детей позвать. . . Дед в отказную — дети все заняты, у них свои дела. А вы вот тут мной и занимайтесь. Откровенно залеживаецца дед.
Подумал Осман Будулаич, прикинул, да и прибег к старому методу.
Приходит утром к деду и говорит:
— Слушай, отэц, я тут подумаль. . . Я сам бэжэнэц, у мэна 8 дэтэй и двэ жэна — жыт нам нэгдэ. А ты такой адынокый савсэм, дажэ ныкто нэ прыходыт. Я сэчас собэс вызову, оны мнэ твой квартыра оформят. А мой дэты за тобой будэт ухажыват! А еслы ты помрош, мы тэбя по мусулманскый традыцый похороным!
. . . стоит ли говорить, что через два часа толпа родственников, крайне озабоченных состоянием здоровья дедульки, ворвалась в отделение. Заву стоило немалых трудов разогнать половину из них. Вторая же половина едва деда не угробила, начав одновременно делать ему массаж, кормить, ворочать и мыть. Стремительнейшим образом больной пошел на поправку.
А Эфенди знай посмеиваецца себе в бороду:
— Биляяяят! Квартырный вопрос — двыгатэл мэдыцынского прогрэсса!

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100