анекдотов.net / Эту историю расказал мне брат, который служит в данный момент в стрелковой части в г. Прохладном.Так..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Эту историю расказал мне брат, который служит в данный момент в стрелковой части в г. Прохладном.
Так уж повелось, что в армии лейтенантами служат выпускники привузовских военных кафедр. Как правило они приходят в армию на год или два. А потом или без сожалений растаются с армией, или продолжают служить дальше. Поэтому отношение как офицерского состава, так и солдат к ним снисходительное. Как правило со стороны солдат не прослеживается субординация к лейтенантам и отношения между ними как с равными. (И тем два года служить и этим.) И как то один молодой солдатик стоя на дежурстве очень захотел покурить. И при виде идущего к нему офицера, за которым чуть в отдалении шел еще один, он решил попытать счастья. То ли его бес попутал, то ли сказалось стояние на ногах в течениии 5 часов, то ли еще что но не рассмотрел он внимательно размеры звездочек на погонах и обратился к подполковнику Д. : Товарищ лейтенат, угостите пожалуйста сигареткой, жуть как курить хочется. Надо отметить чувство юмора подполковника Д., который сказал, что у него нет, а вот у старлея Б. точно есть показывая на идущего за ним зверя-полковника. Ну парень конечно обрадовался, и попросил у Б. прикурить... Незнаю, выжил ли подполконик Д. от колик вызванных смехом до слез или нет но солдатику пришлось сидть месяц на губе.
Истории о милиции и армии
* * *
* * *
Рассказал(а) Pаvеl Pаvlov, 2:5020/3200.13

Вот,тут на днях историю услышал, и не знаю — правда али нет. Hачинаю рассказывать:
" Когда наши проектировали и создавали С-300, то делалось это с некоторой оглядкой на заокеанский "Пэтриот". И вот, в один прекрасный день, наша разведка донесла — американцы пусковые контейнеры будут делать циллиндрической формы. Hу наши решили — коль у капиталистов эти контейнеры циллиндрические, то мы чем хужее? И у нас будут циллиндрические! И спроектировали циллиндрические контейнеры. Преодолели на этом пути кучу проблем — чтоб контейнер не рвало при запуске двигателей, стали ракету спец. катапультой выкидывать, крылья сделали складывающимися (чтоб в такой контейнер все хозяйство влезало), еще там что-то изменили. И каково же было удивление наших конструкторов и военных, когда американы выпустили свой "Пэтриот" с контейнерами прямоугольной формы!
Hу, само собой, на конструкторов наехали — чтож это вы наделали? Склепали циллиндрический контейнер, когда можно было прямоугольный — как у "Пэтриота"!
Ответ наших конструкторов был совершенно убийственный: циллиндрический контейнер обладает несомненным плюсом при транспортировке — его не только можно возить по автодорогам, на железнодорожном транспорте и самолетами ВТА, но также... сплавлять по рекам, объединяя контейнеры в плоты!!"
Это прям из раздела — ну что, с..., крыть-то нечем?!

* * *
Рассказал(а) аugust

Начало застойных/благословенных 80-х годов. Я, совсем еще молодой офицер ВДВ первый раз в жизни назначен помощником выпускающего в боковую дверку с АН-22 ("Антей"). Кто с них прыгал, знает — там такой коридорчик с закутком, в котором надо стоять и придерживать руками дверцу, чтобы при нужде по сигналу перекрыть путь десантирующимся. Конечно, начальник ПДС заинструктировал меня до полного опупения, обратив внимание на то, что эта дверка запирается путем поворота рукоятки, которую поворачивать не надо ни в коем случае. чтобы не заст- рять. Мы летим на ученья под Брянск, зимой. Время подходит к выброске, я занимаю свое место в закутке, держу руками дверцу.
Орет сирена, вываливается в дверь поток бойцов, хлопают в углу дверки чехлы от стабилизаций. Когда последним покидает ботр выпускающий, я абсолютно непроизвольно поворачиваю эту самую злополучную ручку. Секунды через полторы, когда мне не удается откинуть дверцу и выйти, понимаю что наделал. Повернуть ручку обратно, чтобы расфиксировать дверцу и выйти, в спешке, естественно, соображения не хватает. Дергаю эту злосчастную дверку, пытаюсь вылезти через верх (мешает парашют за спиной).
В бесплодной борьбе проходит секунд 15, я уже начинаю пони- мать, что безнадежно отстал от потока десантирующихся, само- лет за это время улетел уже достаточно далеко. Тут подходит "бортпроводница" (мужского, естественно, пола) и, щелкнув предварительно тумблером закрытия двери, освобождает меня из "плена" и почти силой, упирающегося и порывающегося все-таки прыгать, затаскивает в самолет со словами "Вылазь, пролетели". Некоторое время растерянно стою, затем из пилотского отсека выглядывает летчик и зовет меня. Растерянно снимаю и уклады- ваю в сумку парашют, прохожу к летчикам. Первый вопрос — "Де- сантник, пить будешь ?" Несколько растерянно, отвечаю конечно "да..." Кто-то нырнул вниз, в кабину штурмана, и на свет поя- вился 3-х литровый бидончик со спиртом, сало и огурчики.
Тут надо уточнить, что аэродром взлета у нас был Иваново, а самолеты из Сещи (это под Брестом), и после десантирования возвращались обратно, так что лету еще было прилично. Ну сидим, пьем. Ближе к финишу — оба пилота практически никакие (шли на автопилоте, никто не "рулил". С возласом "Ща сядем !" один из них натягивает кожаные перчатки, опускает сверху какой-то прибор вроде перископа и — сажает огромный "Антей" так, что посадку можно было даже и не заметить. Не успели еще полностью остановиться винты — как экипажа в самолете уже нет. И вот я стою один, в десантном комбезе поверх теплой одежды, без документов но зато с автоматом и парашютом в сумке, черт знает где посреди абсолютно незнакомого аэродрома. Подходит какой-то старлей с повязкой "дежурный", стреляет закурить и в завязавшемся разговоре узнает мою историю. Летуны — народ добрый, поэтому первым делом он ведет меня в столовую для летного состава. Сдаю в гардероб парашют, автомат не прини- мают, прохожу в столовую. Кормили, по крайней мере в то время, летунов весьма неплохо, и где-то минут через 40-50, забрав в гардеробе свой злополучный парашют, я опять выхожу на поле.
Уже знакомый старлей подходит и говорит,что во-о-н тот АН-12 сейчас полетит в Иваново (откуда мы взлетали), повезет камеры от стабилихаций ожидающим там нашим ВДСникам. Делать начего - бреду в дальний конец аэродрома к одиноко стоящему АН-12.
Под крылом компания из 4-х человек в летной форме, разложе- на выпивка и закуска. Первый вопрос — "Пить будешь ?" За выпивкой-закуской опять излагаю свою историю, и один из пьющих заявляет, что никуда они сегодня не летят, в лучшем случае завтра. Тем временем подкатывает ГАЗ-66, и в брюхо самолета закидывают-таки наши чехлы от стабилизации, на что вся компания не обращает ни малейшего внимания. Минут через 15 через поле подбегает еще один в летном, скриком — "Через 5 минут взлет, погоду дали !" влетает в самолет, вся компания, прихватив меня — следом. Заводимся, выруливает на взлетку, минут 10 гудим моторами и вдруг — тишина. Пытаюсь узнать, в чем дело — говорят, что попутно неких спортсменов надо в Иваново забросить, просили подождать чуток. Минут через 40 подъезжает ГАЗ-66 с этими самыми спортсменами (которые на проверку оказываются хорошенькими девушками), они быстренько запрыгивают, мы снова заводимся и, минут через 5, наконец-то взлетаем. Почти сразу наступает ночь, летим уже в темноте. Ну, летчики как всегда, гостеприимны,поэтому описывать то, что происходило во время полета в гермокабине и в салоне на куче чехлов от стабилизаций, я уж не буду, но к посадке мы все уже были одной дружной развеселой компанией.
Садимся в Иванове, сразу-же к самолету подкатывает наше ма- шина, быстренько здороваюсь со своими, перекидываем из са- молета чехлы и попрощавшись с экипажем м девушками, зары- ваюсь в кучу этих самых чехлов и мирно дремлю, уставший, всю стокилометровую дорогу. Приезд в часть — это было что-то.
Я, уставший, со все теми-же неразлучными друзьями парашютом и автоматом, вхожу в штаб. С криком "Родной, жив !" ко мне навстечу бросается оставшийся за старшего ПНШ. "А мы тебя вторые сутки ищем, сообщили что все десантировались, не хва- тает одного человека и одного купола ! Где-ж ты был-то ?!"
Летуны добрые люди, но забыли сообщить на землю, что я остался на борту. Вкратце пересказываю свою эпопею, быстренько сдаю парашют и автомат, и бегу домой отсыпаться. Через сутки, отдохнув и отоспавшись, заступил дежурным по части, где и проболтался до конца учений. История осталась практически без последствий, на следующих прыжках начальник ПДС опять ставит меня на то-же самое место, но на этот раз все про- ходит абсолютно благополучно.

* * *
* * *
Рассказал(а) аndrеw Storm (2:5065/13.777)

Это было в учебке pакетчиков на мысе Фиолент под Севастопалем. За то, что на занятиях по ОМП (оpужию массового поpажения) я заклеил очки пpотивогаза уснувшему соседу узбеку чеpной бумагой (а затем толкунул. После этого Юз-баши кpасиво скакал по классу, пока с него не сняли пpотивогаз), мне и моему дpугу Андpею Цецоpину из Белгоpода дали возможность pеабилитиpоваться: была поставлена боевая задача — покpасить статуи геpоев нашей воинской части, котоpые pасполагались по фpонту плаца.
К выполнению боевой задачи мы пpиступили pано утpом — баталеp выделил нам из своей каптеpки ведpо кpаски "под гpанит" и две кисточки. Hа окpаине плаца нас ждали 28 статуй, каждая из котоpых была по-типу Венеpы Милосской "без pук, но с головой". От дpевнегpечесского зодчества этих гипсовых балванов отличало наличие фуpажки, каски или пилотки на голове. Следы пpошлогодней побелки давно были опоpочены гpязными кpымскими дождями и pазличными птахами, и покpасить их "под гpанит" была хоpошая идея, так как от многочисленных побелок каждая статуя давно утpатила индивидуальность и напоминала изобpажение Хо-Ши-Мина в камне.
... ободpав несколько слоев штукатуpки (этакого макияжа по-аpмейски), мы загpустили — pабота показалась малоинтеpесной. Hо мне пpишла в голову блестящая мысль — кpасить статуи не сpазу, а pазличные фpагменты по отдельности.
Буквально чеpез час мы имели статуи 28 негpов — в белых кителях, белых фуpажках, с чеpными лицами, белыми ушами и носами. Вот тут-то кpаска и закончилась.
Мы пошли в каптеpку, но на ее двеpи обнаpужили огpомный амбаpный замок - баталеp мичман Ваня Рябоконь уехал в гоpод "за снабжением"и будет только после обеда. А пеpед обедом — постpоение всей воинской части на плацу, напpотив статуй геpоев...
Обыденное постpоение пеpед сигналом "Коpыто" (пеpед походом в столовую стpоем с антибелогваpдейской песней) пpевpатилось в массовое шоу - командиp части оpал на начальника политотдела, тот гpозил всяческими непpиятностями комpоты, ну и далее — по цепочке
... А в стpою бушевало массовое веселье, пpичем больше всех веселились офицеpы — молодые выпускники военного училища.
Hас заставили писать письменные объяснительные, дабы подшить куда-то там в личные дела. И еще нас наказали — меня заставили пеpекpашивать статуи в зеленый (!) защитный цвет (видимо, чтобы их не засекли РИСЗ - амеpиканские спутники-шпионы с оpбиты), а коpеша посадили на губу на 10 суток.
Уместно добавить, что зеленая кpаска вскоpе выгоpела под знойным южным солнцем, и статуи стали голубого цвета.

* * *
Лет десять назад, когда я служил в СА пришлось мне быть свидетелем довольно забавной аварии. Произошло это в горах Армении, куда отправили наш сводный батальон, для љликвидации последствий землетрясенияљ, как значилось в зачитанном нам накануне отправки приказе.
Мы возвращались из Ленинакана и нас остановили возле КПП. Представьте себе картину бескрайняя степь куда ни глянь, с уклоном градусов в 30 или чуть больше. Прямо в степи устроен шлагбаум, это и есть КПП, которое наш 66-й газон не объехал только потому, что есть приказ комбата въезжать только через КПП. Выше по склону метрах в пятистах наш палаточный лагерь, ниже километрах в семи виднеются крыши села с экзотическим названием (что-то вроде Гергер, но я не уверен). Рядом со шлагбаумом стоит беленькая шестерка, которую любовно протирает носовым платком пухлый коротышка кавказской наружности. Дневальный с автоматом без магазина ввел нас в курс дела. Оказывается вчера водила из первой роты где-то, кажется в Кировакане тюкнул эту шестерку в зад, в результате чего на белоснежном багажнике появилась царапина сантиметров пять длиной. В общем мелочь, невооруженным глазом не сразу и заметишь. Но машина новая, неделю как сошла с конвейера, а товарный вид испорчен. Кавказец требует 100 рублей (немалая сумма для весны 1989 года) или грозится, что водилу лишат прав, у него мол в ГАИ лапа. Словом водила бегает по палаткам занимает у кого сколько можно (рядовой то получал 7 р. в месяц)
А в это время, наверху в лагере десяток солдат пытается завести ЗИЛ-131. А тот заводится не хотел. И тут кому-то пришла в голову љгениальнаяљ идея спустить зилок с горы, авось заведется. Сказано, сделано, выбили колодки из под колес, подтолкнули. Напомню, что тормоза у ЗИЛа пневматические, т.е. пока движок не работает тормозов то и вовсе нет. Короче когда мы увидели этот ЗИЛ он уже шел километров 60 в час, но по прежнему упорно не заводился. Поскольку ближайшее препятствие находилось внизу, в селе, до которого было еще семь километров, скорость в конце дистанции обещала достичь первой космической. Обезумевший от страха солдат внутри ЗИЛа вцепился в руль и выл как раненая гиена. К сожалению кавказец всего этого не видел, так как самозабвенно протирал правое зеркало заднего вида у ненаглядной шестерки.
И тут солдатик заметил белую шестерку и понял обо что он может затормозить. В последний момент, шестым чувством кавказец почуял неладное и поджал зад, избегнув тем самым контакта с зиловским бампером. Очевидно он так ничего и не понял, потому что потом еще пятнадцать минут изучал пустое место на котором только что стояла его машина. ЗИЛ протащил ее метров тридцать, прежде чем остановиться. От удара сиденья из салона вылетели, а сама шестерка была изогнута подковой. Вот так. А сто рублей ему все таки насобирали.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100