— Вспоминается история про то, как биологи на основе статистики выявили, что периметр муравейника примерно в 3 раза больше его радиуса : -D
— Ну это действительно неожиданно. Должно-то быть примерно в шесть.
20 ноября 21г

* * *
* * *
Оцените рассказ десятиклассника.
УЖ В КОРОБКЕ
Однажды, отдыхая на даче вместе со своими родителями, я решил поймать ужа. В то время я уже знал, что гадюка — ядовитая змея, а уж – нет, и я его не боялся, ведь мне было уже целых десять лет. Родители были заняты своими делами: мама была занята своими грядками, папа потихоньку ремонтировал дом, который задумал отремонтировать еще несколько лет назад, а я был предоставлен саму себе.
Народ у нас на даче был спокойным, поэтому родители разрешали мне уходить с участка. Любимым моим местом для прогулок являлась дорожка, где ходили люди, и иногда проезжали машины. Дорожка эта была без асфальта, а просто засыпана щебёнкой. По этой дорожке я ежедневно гулял, бегал за красивыми бабочками, учился ездить на велосипеде… Можно сказать, развлекался как мог.
КАК ПРИШЛА ИДЕЯ ПОЙМАТЬ УЖА
Как-то раз, прогуливаясь в гордом одиночестве по этой дорожке, я увидел змею. Испуг мой нельзя передать никакими словами. Вроде бы мне уже десять лет, но змею я видел только на картинках в книжках, поэтому завизжал как четырехлетний малыш. Смешно даже стало. От испуга я отскочил от змеи, потом, немного осмелев, подошёл поближе, чтобы её рассмотреть. Змея была чуть больше метра, серая и, приподняв голову, шипела на меня, немного подпрыгивая и угрожая мне всем своим видом.
Я бросился к родителям, чтобы рассказать о змее. Подошел к папе, описал ему змею, и он сказал, что это, вероятно, гадюка. Гадюку я тоже видел в книжках, и даже помнил, что она ядовитая. Родители строго-настрого запретили мне подходить к змеям, но, как известно, запретный плод сладок. Интерес взял верх над страхом, и я решил поймать змею, но не гадюку, а ужа. "Потом можно будет взять его с собой в город, — рассуждал я. — Куплю аквариум и пусть этот уж живет у меня в квартире. Буду за ним ухаживать и показывать друзьям. Ну, а если родители будут совсем против, то можно будет отнести ужа в школу в живой уголок".
ПОДГОТОВКА К ОХОТЕ
На ужине я спросил у папы про змей, какие они бывают, какие ядовитые, а какие нет. Папу я всегда считал ходячей энциклопедией. Даже сейчас я так считаю. Он мне рассказал про ужа. Про то, что уж черный с двумя желтыми пятнами на голове и про то, что он не ядовитый. Но это я и так знал. А еще папа рассказал, что уж устраивает свое логово под травой или сеном. А вот это было уже интересно. Увидев блеск в моих глазах, родители меня снова предупредили, чтобы я даже не думал ни о каких змеях. После ужина я отправился на дорожку еще раз, чтобы проверить, уползла ли змея или нет? Она уползла. После этого я вернулся в дом и почти сразу лег спать.
В семье я просыпался раньше всех. Я очень любил проснуться, а потом специально красться в другую комнату, чтобы посмотреть на часы. В тот раз я установил рекорд — проснулся в 6:47. Смекнув, что это мой шанс, я быстро оделся, и тихо вышел из дома. Мне повезло – родители не проснулись. Я зашел в сарай, который папа почему-то забыл закрыть на замок, взял там коробку с крышкой, папины резиновые перчатки, которые надевают электрики, чтобы их не ударило током и немного сена, положив его на дно коробки. Как вы думаете, для чего я взял сено? Для того, чтобы уж чувствовал себя комфортно в коробке и ему мягко было спать. Взяв все это, я вышел за территорию участка и направился в сторону поля. Я знал, что там были заготовлены стога сена.
УЖ В КОРОБКЕ
До поля я шел минут пятнадцать и, увидев первый стог сена, совсем забыл зачем я сюда пришёл. Бросил коробку, залез на этот стог и стал кататься, как с горки на детской площадке. Видимо почувствовав вибрацию, рядом с моей коробкой из-под стога медленно выполз маленький уж. Я кубарем скатился со стога сена, надел резиновые перчатки, добежал до змеи и схватил её. Потом аккуратно положил бедного ужа в коробку и закрыл её крышкой.
Домой я шел радостный, с добычей, а из коробки постоянно доносилось шипение, и я чувствовал, как там шевелится мой уж. Когда я пришел домой, то по глупости поставил коробку в сарай, откуда я её и взял. Родители меня уже искали, но я им сказал, что просто гулял, и всё обошлось.
Я благополучно забыл про ужа и вспомнил про него только тогда, когда из сарая до меня донёсся визг моей мамы. Она зашла зачем-то в сарай и случайно задела коробку. Она ожидала чего угодно, но никак не ожидала увидеть ужа, который, приподняв крышку коробки головой, уставился на маму и начал на нее шипеть. После этого он уполз куда-то под сарай. От родителей я получил серьезный выговор и меня строго наказали: Запретили выходить за пределы участка целых две недели!
* * *
Начало 90-х, днём работаем в американских строй компаниях а ночами грузим контейнера с гуманитаркой.
Руководил всем процессом "божий одуванчик"
Так он рассказывал что подростком точно так грузил гуманитарку для России в 40-х, днями на стройке смену отработал а ночами добровольцем для помощи русскому народу.
Встретил его уже в конце 90-х, при разговоре он как бы вскользь упомянул:
Ни сейчас, ни в 40-х никакого благодарного письма от Российского или республики не получали.
Отправили контейнера с гуманитаркой — как в болото выбросили.
Хоть бы республиканский или городской совет дал пару строчек: получили!
Даже с местных жителей не нашлись отзывчивые люди, чтобы черкнуть пару строк.
Эти письма ему надо были как доказательства, что он действительно выбивал с местных фермеров, церквей и компаний для помощи бывшим жителям СССР и не "стыбрил" себе.
Плюс у них принято на примере благодарственных отзывов, воспитывать подрастающее поколение отзывчивыми.
Мне почему-то было сильно стыдно.
* * *
Петр Иванович по старой привычке встал рано. Он обычно гулял с Греем в это время. Теперь гулять было не с кем. Петр Иванович оделся и пошел по обычному маршруту. Он шел и думал о тех 14 годах, прожитых вместе с Греем. Под ногами шуршали желтые подсохшие листья. Когда то они договорились с женой, что это будет их последняя собака. Тогда им было по 60, а Грею 5 месяцев. Щенок был таким трогательным и толстолапым, неугомонным, любознательным и талантливым. А теперь все это закончилось. Петр Иванович развернулся, и побрел к дому. Навстречу ему шла девушка, почти девочка, рядом с ней прихрамывал немолодой пес с седой мордой.
— Ваш? – спросил Петр Иванович.
— Нет, — ответила девушка, — в соседней квартире мужчина умер, а овчарка осталась. Родственники дали две недели, что бы его пристроить, иначе усыпят или выкинут. А Джек уже старый, ему 10 лет, и старик никому не нужен. Вот, захожу в 11 квартиру, кормлю его, и выгуливаю. Пробую пристроить.
— Удачи Вам, — сказал Петр Иванович, и пошел дальше.
Весь день он думал о старом Джеке, но так и не решился поговорить с женой. Проворочался ночь, и заснул под утро. Он проспал дольше обычного, а когда встал, жены не было дома. На кухне лежала записка: "ушла в магазин". Петр Иванович решился, быстро оделся, схватил поводок Грея, и почти побежал к тому дому, где встретил девушку. Сентябрьский дождь барабанил по зонтику. Он позвонил в квартиру. Ему открыла стройная женщина.
— Я насчет собаки. Говорят, Вы собаку отдаете? — спросил Петр Иванович.
— А я его выкинула, — ответила женщина, — вот еще, только псины мне здесь не хватало.
— Но Вы же говорили, что даете 2 недели.
— Да мало ли, что я говорила. Надоел, жрал много, и спать на диван лез. Если уж он так Вам нужен, поищите возле дома, я его на улицу выставила.
Петр Иванович обошел вокруг дома, пробежал по кварталу, собаки нигде не было.
— Старый, долго на улице он не протянет, — подумал Петр Иванович, — надо надеть куртку и пойти поискать.
Петр Иванович уже почти дошел до своего дома, когда позвонила жена.
— Петенька, ты только не ругайся пожалуйста, не ругайся.
Опять какого ни будь бомжа накормила, или кота с дерева сняла, — подумал Петр Иванович.
— Да говори уж, — сказал он.
— Ты знаешь, я шла из магазина, а он сидел во дворе, через 2 дома, прямо под дождем. И записка лежала: "забирайте, не нужен", и папка с его документами. Я знаю, Петенька, мы договорились. Но он же седой, как и мы. Ты только не сердись, Петенька.
Петр Иванович посмотрел вперед. Под струями дождя, метрах в 20, стояла его жена. В одной руке она держала сумку с продуктами, а в другой – телефон. Джек сидел у ее ног. Петр Иванович побежал к жене. Ее седые волосы были мокрыми, очки совсем запотели. Он поцеловал ее холодные щеки, и взял покупки.
Втроем, под проливным дождем они пошли домой.

Рамблер ТОП100