История эта произошла с моим лучшим другом Пашкой. Возвращался он как-то в 3 часа ночи сочередной тусовки. До дома пешком идти лень, ждать первого поезда в метро ему тоже не хотелось. Ивот решил он поймать машину. Отдельно нужно сказать, что находился он слегка в нетрезвомсостоянии. Подходит он к краю дороги, поднимает руку. После 5 минут безрезультатных пыток однамашина все же остановилась. И вот между Пашкой(П) и водителем(В) происходит следующий диалог:
(В): — Куда?
(П): — Домой!
(В) (кладя голову на руль): — Не поеду!!!
Занавес
Пьяные истории

* * *
Было дело — "шишки били". Шишки были кедровые, сбивали их с.. хм.. кедров.
Инструментом служила колотушка типа киянки, но бОльших размеров.
Работали на сопках невысоких, но с длинным пологим спуском.
Группе изрядно подзарядившихся "ударников коммунистического труда"в это утро не понравилось их основное орудие труда. Порешили ониприменить усовершенствование для запредельного повышенияпроизводительности их нелегкого труда. Собравшись шестером, ониотскали неимоверных размеров бревно, подняли и, приспособив его междусобой в стиле "таран", решили с помощью разбега, немерянной мужскойсилушки и веса своего "ударного" инструмента, лишить здоровенныйкедрище почти на вершине сопки самой распоследней шишечки за раз иодним махом. Но толи бревно было не очень прямое, толи разбег был взяточень большим, толи рельеф местности не позволял взять строгий курс накедр, толи градусов в употребленном напитке было сверх обычнопринимаемых в это утреннее время. Одним словом, произошло так, чтобревно и шестеро мужичком, которых влекло бревнышко не попали в стволкедра, а ушли "в молоко". Вот промазали они, а бревно тяжелое, а делобыло на сопке, а до ровной местности неблизко, а бросать егострашновато (ненароком бревнышко-то придавит). Вот так и неслисьребятушки под уклон с нарастающей скоростью во всеобщем молчании иихнем сопении, пыхтении и сосредоточенности на посторонних объектахпод ногами.
История закончилась к частью вполне благополучно, если не считать, что выматериться ребята смогли только через 15-20 минут и к тому жесовершенно трезвыми.
* * *
* * *
Было это в Екатеринбурге — некоторые представители мостного населенияназывают себя горцами, и, как все горцы имеют свои обычаи — уж оченьлюбят на Урале пельмени с водочкой. Редкая семья не готовит пельменина Новый год, да и на другие праздники и просто выходные.
Так вот. Приехал в наши края один немец. По делам. Ну и понятно, что дела — делами, а гостеприимство проявить — святое. А в то времяочень популярен был ресторан "Уральские пельмени" — нахо диться вцентре, на ул. Ленина. О том, что там фирменное блюдо — пельмени, думаюговорить не стоит. Ну и немца, естесственно, после формальной части, всмысле разных деловых сборищ и переговоров — туда. Накормили, напоили. Все в норме — он ничего не помнит и т. д. и т. п. На следующий день -цикл повторился. Утром — дела, переговоры, то, се. Вечером — пельмени.
В общем те пять дней, которые Ганс провел на Урале, горцы усиленнопроявляли широту души, очень хотели, чтобы Ганс был доволен. Человекпервый раз в России — ответственность за всю страну.
Ну и сами оттянулись.
В день перед отьездом так сказать "на посошок" привели Ганса в ужеему как родной ресторан, после бани, разогретые пивом, усадили. Заказали "как обычно".
И тут некоторые товарищи, не потерявшие за столько дней "работы"человеческой чуткости видят, что наш Ганс, опустив голову тихо плачети слезы, скупые мужские слезы катятся по его немецким щекам.
На вопрос удивленных хозяев "Ганс, ты че?" он поднял голову иобессиленым голосом произнес
"НЕ МОГУ Я БОЛЬШЕ ЕСТЬ ЭТИ МОКРЫЕ ПИРОЖКИ..."
* * *

Пьяные истории ещё..

Рамблер ТОП100