Как-то незаметно ушел домашний телефон. Дочка постоянно выключала его из сети, и ставила на зарядку свою мобилу. И конечно больше не включала. Никто уже этого не замечает. На днях совершил фальстарт. Не дождавшись зимы загрипповал и остался дома. Обнаружил выключенный стационар и включил его. Почти сразу звонок. Какой-то парень, словно читая по бумажке, не очень уверенно, назвал номер моей квартиры, представился инженерной службой района. Кончилась лицензия вашего электросчетчика, надо менять. Иначе свет отключат. Их электрик может подъехать на дежурной машине. Установка и сам счетчик платные. Уточните адрес. Смешное, то, что сам занимаюсь лицензированием. Это сложная отрасль, разумеется я узкий специалист, но кое-что слышал. По-московски озабоченно поинтересовался фамилией. Представился Сидоровым. Дальше, с привлечением своего долицензионного опыта, стал рассказывать, что я думаю о маме Сидоровой и жертве ее неудачного аборта. Не буду перегружать текст, но парень выслушал почти все. Попытался сказать что-то, но тут я выдал конечное предложение. Последнее слово было с оттенком надежды: Свободен. Странно, но через какое-то время, почувствовал себя неловко. Парень честно пытался меня ободрать. Мог же просто сказать: Да пошел ты... Наверно, издержки советского воспитания.
Курьёзы
23 ноября 2018
Арнольд

* * *
* * *
В послевоенное время, когда моя бабушка была ещё совсем маленькой, её вместе со старшей сестрой определили в детский дом. Это был старенький деревянный корпус на печном отоплении, рядом с которым располагалось больничное крыло. Дни в детдоме проходили весело, девочки крепко сдружились с другими детьми и не знали скуки. Прошла осень, наступила зима. Дети выходили во двор лепить снеговика, катались на деревянных санях и играли с Гулькой — старой лохматой дворнягой.
Однажды после прогулки на морозе у бабушкиной сестры поднялась температура, и её отправили на несколько дней в карантин. Бабушка моя была общительным и весёлым ребёнком, всегда находила, чем себя занять, поэтому разлука с сестрой давалась ей легко. Но одним вечером она принялась сильно плакать, буквально впала в истерику, требуя отправить её к сестре. Воспитатели, конечно, не позволили: здорового ребёнка — в изолятор? Но плач не смолкал, девочка не села ужинать, не играла с детьми, отказывалась ложиться спать. И тогда старенькая нянечка сжалилась над ребёнком. На свой страх и риск она закутала малышку в шаль, чтобы не застудить, и отнесла в соседний корпус.
Утром её почему-то не выпустили из изолятора, чему сёстры несказанно обрадовались. Они позавтракали, сели играть и случайно увидели за окном непонятную картину. Во дворе стояла большая машина с брезентовым кузовом, а из главного корпуса военные выносили спящих детей. Тем же вечером за девочками приехали и отвезли в другое учреждение. При передаче документов заплаканная медсестра, которая была с сёстрами в карантине, тихо сказала какой-то женщине: "Все угорели. Все до одного".
Много позже бабушка поняла, что ночью в детском доме произошло отравление угарным газом — кочегар уснул и забыл открыть заслонку. Эту историю она вспоминать не любит, а когда наконец решается повторить, говорит: "Как чувствовала... и все угорели. Все до одного".
* * *
* * *

Курьёзы ещё..

Рамблер ТОП100