Пьянство, конечно, не очень хорошая вещь, но и те, ктосовсем не пьет, иногда тоже чувствуют себя не в своей тарелке.
Со мной на работе (я работаю в трамвайном депо) работает мойнапарник Янчик. Мужик отличный, один только недостаток -жена. Не разрешала она ему пить ни грамма, даже за бутылкупива он отрывался по первое число. Но природу не обманешь, идва или три раза в год Янчик все-таки срывался с катушек, иуже ничто не могло его остановить. И по закону подлости этовсегда получалось перед работой. А с похмелья он снепривычки просто погибал, причем практически независимо отколичества выпитого накануне. На работе похмелиться нельзя -транспортное предприятие, вмиг с работы вылетишь, а смена 12часов, и по тому же закону подлости, чем тебе хуже, тембольше работы, причем самой грязной и тяжелой.
И вот как-то летом прихожу я на работу. Смотрю — Янчикходит, в глазах ни одной мысли, кроме одной -"Господи, когдаж я сд@хну?", в общем гибнет человек. Ходит и повторяет -"Чтобы я еще раз, да еще перед работой" и т. д. и т. п. А всеначальство в отпуске, и в связи с этим ему в голову приходиткрамольная мысль похмелиться, авось никто не заметит, темболее что жара 28 градусов. Как я его не отговаривал, что нестоит, он все-таки послал молодого за пивом. Но не успел егооткушать, потому что пока гонец ходил в командировку, привезли на ремонт сгоревший трамвай. И хочешь не хочешь, анадо лезть под него и ремонтировать. Залез он под трамвай ичерез 5 минут ни цветом лица, ни выражением не отличался отсамого заурядного [мав]ра. Тут наконец прибегает гонецспаситель и приносит две вещи — пиво и новость, чтонеожиданно приехал начальник. И первый раз задал вопрос "Эй, мужик, что у тебя с лицом? Ты же на [мав]ра похож!" "Отвали, не твоего ума дело, молодой еще!" — получил он ответ иотвалил. Я думаю, надо пойти помочь человеку, и тоже лезупод вагон. Янчика я там не нахожу, а нахожу я там какого-тобушмена, пьющего пиво, которому уже постепенно становитсяпофиг все, включая работу и начальника. Я ему говорю: "Тыхоть сходи умойся, а то смотреть на тебя страшно. И заоднопритащи такие-то инструменты". На что он мне отвечает: "Страшно — не смотри, я лучше пока так похожу, так хоть невидно, что я с бодуна. А инструменты сейчас принесу". Вылезает из-под вагона и идет за инструментами. И, естественно, нос к носу сталкивается с начальником, зашедшимв ремонтную зону узнать, как дела. Я снизу слышу: "Здорово, начальник!!". "Здрав... Ты кто?! Янис, что ли? Янчик?!! Дачто с тобой случилось?". "Ничего, начальник, все подконтролем, вагон вот ремонтируем, сломался он, сгорел вот"."А чего ты в таком виде, такой черный, я тебя еле узнал?"."Я же говорю, начальник, вагон ремонтируем. Не понимаешь, да? А я щас за инструментом иду, потому что ремонт у нас, вагон ремонтуем". Спокойно поворачивается и быстроскрывается за углом. Начальник офигевающе смотрит емувслед, потом машет рукой и уходит. Все, кто встречаются
Янчику на пути, шарахаются в сторону и говорят одно и то же: "Иди умойся, пугаешь ведь всех". На что слышат стандартное"отвали!".
Через какое-то время ремонт, наконец, закончен, мы идем вбытовку покурить, кофейку попить. Я беру чайник, иду заводой, но не успел дойти до крана, как слышу из бытовкистрашный вопль и вижу вылетающего оттуда напарника. Онподбегает ко мне, хватает за руку и говорит: "Чтоб я ещераз, да никогда в жизни!!! Я читал об этом, но чтобы со мнойтакое!!!". Я говорю: "Что случилось? Только давай спокойно, без нервов". "Какое спокойно, сам ты спокойно! Короче, присел я перекурить, закуриваю, дай, думаю, все-таки взеркало гляну, чего мне там все говорят "умойся, умойся". Яговорю: "Ну и?". "Ну и подошел я к зеркалу, глянул, а взеркале-то не я! А знаешь кто?! ЧЕРТ!!! САМЫЙ НАСТОЯЩИЙЧЕРТ!!! Вся морда черная, волосы дыбом, только зубы и глазаблестят. Это что? Неужели у меня белая горячка?!!!". Тут яначинаю заваливаться в истерике, он смотрит на меня собидой, говорит: "Что, очень смешно, да? Ничего, я посмотрю, как ты будешь смеяться, когда у тебя такое будет". Я ему струдом отвечаю: "Да с тобой все в порядке. Хочешь, я тебескажу, кого ты видел в зеркале? СЕБЯ, ЛЮБИМОГО!!!". "Не можетбыть! Такая рожа!!!". "Ну тебе же все говорили: "пойдиумойся!". Ни слова не говоря, Янчик идет в бытовку, смотритеще раз в зеркало, потом берет мыло, УМЫВАЕТСЯ, опятьсмотрит в зеркало, убеждается, что это все-таки он, успокаивается. Садится, закуривает и произносит пресловутуюфразу: "Чтобы я еще раз...". Сколько раз мы это слышали отдругих и говорили сами...
И вот через какое-то время наступает этот самый "еще раз". Ситуация та же: прихожу я в понедельник на работу, Янчик ужетам (он всегда приезжал раньше меня, потому что жил вдальнем пригороде Риги и автобус оттуда ходил по расписанию). Смотрю, мается человек, какой-то не такой. "Что, говорю, братан, плохо?". "Да если бы было просто плохо, я был бысчастлив". "А что случилось? По мозгам получил? В полициюпопал?". "Да нет, все не то, и это были бы мелочи"."Мелочи?!! А что ж тогда не мелочи?". Долго он отнекивался, не хотел говорить, но в конце концов рассказал.
"Понимаешь, послала меня жена вчера на рынок, дала 5 латов, сказала, что купить, и чтобы сдачу привез. Ну, приехал я вРигу, сел в трамвай, еду на рынок. И тут в трамвае встречаюстарого знакомого, бывшего соседа, лет 10 не виделись. Привет, привет, как дела, куда едешь? На рынок запродуктами. Да успеешь ты еще на свой рынок, поехали ко мне, посидим. Не, не могу, времени мало, дел много, если что — женаубьет. Ничего не убьет, сейчас только 10 утра, рынок до 17, все успеешь, посидим немного, я ставлю. Ну ладно, думаю, черт с тобой, поехали, и в правду 10 лет не виделись. Вылезаеммы через несколько остановок, идем в супермаркет, он берет0.7 водки, идем к нему домой. Сидим, болтаем за жизнь. Приговорили мы эту бутылку — мало, он идет за второй. Опятьсидим болтаем. Бутылка опять кончается. Он говорит: "все, уменя денег больше нет, но надо что-то придумать". Я смотрюна часы — время 17-30, значит, уже ни на какой рынок я нееду. Вспоминаю, что у меня в кармане 5 лат, значит, мояочередь ставить. Ну, идем, берем еще литр. Потом еще. Когдавсе добили, собираюсь домой. Попрощались, выхожу на улицу, гляжу на часы — е-мое, 22-50. Последний автобус ушел полчасаназад. Добраться можно только на такси, а денег ни сантима, сигарет тоже нет. Больше ничего не помню. Просыпаюсь — домана кровати, раздетый. Смотрю на часы — 5-30 утра. Плохо досмерти. Думаю, как же я попал домой, если попасть никак немог даже теоретически. Начинаю вспоминать, что же было. И сужасом всплывает в голове, что я сижу на ступенькахкакого-то кафе, в руках у меня бокал с шампанским ибутерброд с икрой, в ногах тарелка с бананами, бутылкашампанского и пачка Marlboro. Но ведь этого не может быть, денег не было, район незнакомый. Думаю, надо сходить втуалет, заодно проверить, есть ли у меня сигареты. Иду вкоридор, лезу в карман куртки и достаю 2 пачки Marlboro изодного кармана и пачку Kamel из другого. Тут мне плохеет, потому что я понимаю, что значит все это БЫЛО, а непоказалось мне. Иду в туалет в раздумьи, как же я все-такипопал домой. Выхожу — стоит моя жена, руки в боки, как-тостранно на меня смотрит и говорит то, от чего мне становитсяпо-настоящему плохо: "Ну и что ты, [ч]удак, собираешься сНИМИ дальше делать?!". "С кем с НИМИ?!". "А с теми, кого тыпривез ночью." "Я?! НОЧЬЮ?! ПРИВЕЗ?! КОГО?!! С кем мне надочто-то дальше делать?!" "Что?! С кем?! С ЦЫПЛЯТАМИ!!! СМЕСЯЧНЫМИ!!! 40 ШТУК!!!". "Какими еще ЦЫПЛЯТАМИ!!!". "Апойди на лоджию посмотри." Я иду на лоджию и вижу толпуМАЛЕНЬКИХ ЖЕЛТЕНЬКИХ ЦЫПЛЯТ!!! Иду обратно к жене испрашиваю, когда я приехал, и в чем я привез этих цыплят. Онамне говорит, что я приехал в 4-30 и у меня в руках былКОЖАНЫЙ ПОРТФЕЛЬ, в котором что-то шевелилось и пищало, ичто я с гордостью поставил его перед ней, заявил, чтопродовольственную проблему решил раз и навсегда, и упал. И показывает мне мне дорогой кожаный импортный портфель ссеребряной дарственной пластиной. А тут уже время подошлособираться на работу, я поехал, и вот теперь ломаю себеголову: КАК ЭТО ВСЕ МОГЛО БЫТЬ? ГДЕ Я БЫЛ? КАК Я ПОПАЛДОМОЙ? И ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ЭТИ ПРОКЛЯТЫЕ ЦЫПЛЯТА?!!!"
Это было пару лет назад, и загадка эта так до сих пор и остаетсязагадкой.
Пьяные истории

* * *
Было это в Екатеринбурге — некоторые представители мостного населенияназывают себя горцами, и, как все горцы имеют свои обычаи — уж оченьлюбят на Урале пельмени с водочкой. Редкая семья не готовит пельменина Новый год, да и на другие праздники и просто выходные.
Так вот. Приехал в наши края один немец. По делам. Ну и понятно, что дела — делами, а гостеприимство проявить — святое. А в то времяочень популярен был ресторан "Уральские пельмени" — нахо диться вцентре, на ул. Ленина. О том, что там фирменное блюдо — пельмени, думаюговорить не стоит. Ну и немца, естесственно, после формальной части, всмысле разных деловых сборищ и переговоров — туда. Накормили, напоили. Все в норме — он ничего не помнит и т. д. и т. п. На следующий день -цикл повторился. Утром — дела, переговоры, то, се. Вечером — пельмени.
В общем те пять дней, которые Ганс провел на Урале, горцы усиленнопроявляли широту души, очень хотели, чтобы Ганс был доволен. Человекпервый раз в России — ответственность за всю страну.
Ну и сами оттянулись.
В день перед отьездом так сказать "на посошок" привели Ганса в ужеему как родной ресторан, после бани, разогретые пивом, усадили. Заказали "как обычно".
И тут некоторые товарищи, не потерявшие за столько дней "работы"человеческой чуткости видят, что наш Ганс, опустив голову тихо плачети слезы, скупые мужские слезы катятся по его немецким щекам.
На вопрос удивленных хозяев "Ганс, ты че?" он поднял голову иобессиленым голосом произнес
"НЕ МОГУ Я БОЛЬШЕ ЕСТЬ ЭТИ МОКРЫЕ ПИРОЖКИ..."
* * *
* * *
* * *
Ну начнём с того, что живу я в г. Иркутске, а значит рядом Байкал, тайга, по сему поводу ирасскажу я историю которая приключилась со мной и сотоварищами в позапрошлом году в тайге.
Я и несколько моих друзей решили смотаться в тайгу, кедровых шишек набить. Загрузилисьзначитмы в автобусик и двинули на выходные в путь. До места добрались быстро, благо знатоковшишечногодела в команде из 8 человек хватало.
Первым делом, конечно, решили по "соточке" накатить, так сказать за успех мероприятия. Накатили. Потом палаткой занялись, костерком. Между делом ещё пару "соточек" пропустили. Кто-то предложилначать "бить" шишку. Спохватились, а колотушки и позабыли с собой прихватить. Чем по деревьямстучать, никто не знает. Думали-думали, порядочных идей в голову не приходит. Пропустили ещё поодной. Тут-то идея и родилась. Один говорит:
— Давайте бревно найдём. Ввосьмером один раз ударим, больше не понадобится. Все шишки враз сдерева упадут.
По поводу столь замечательной интеллектуальной находки приняли ещё по одной. Нашли дерево, немного подтесали его. Взяли, разбежались и... мимо кедра пробежали. Те, кто бревно направлял, не самыми трезвыми на ту компанию пришлись. Мимо кедра пробежали, а дальше спуск. Под горкуввосьмером бежим, а остановится вот ну-ни как не можем. Дальше спуск становится круче, бежимбыстрей. Кто-то истошно орёт:
— Не бросайте, мужики, бревно, не бросайте! Ноги поотдавит всем!
Бегут. Внизу дорога. По дороге движется УАЗ. Мужик в УАЗе смотрит и глазам своим неверит: бегутна его УАЗик восемь здоровенных лбов с бревном, останавливаться не собираются. Он по тормозам, из машины и в лес.
— Если бы шофёр УАЗика не остановился-вспоминал потом один из участников "забега"-мы бы, может, мимо пробежали, а так, прямо в боковину машины врезались, огромную вмятину пробили. А что былопотом, я и впоминать не хочу )))

Пьяные истории ещё..

Рамблер ТОП100