Перед визитом важной персоны в спонсируемую им больницу, естественно, туева хуча проверок. Одна из них была с ребятами в форме и с овчаркой. Некоторые врачи боялись её, некоторые хотели покормить, некоторые — погладить. Мой муж — борец за санэпидрежим. Он попросил у кинолога только одно: чтобы на пса надели бахилы.
Медицинские истории
24 2018
* * *
Как я отравился в диетической столовой.
Я решил рассказать эту историю, зная заранее, что она, скорее всего, не заработает много плюсов. Мягко говоря. Просто иногда у людей проскальзывает ностальгия по советским временам и советской бесплатной медицине... . разрешите мне рассказать о моем личном опыте с бесплатной медициной. В рассказе этом все правда, все произошло со мной, и нет никаких преувеличений.
Жил я тогда в Махачкале. Заранее скажу, что моя мама — врач, и, в силу ее профессионального уровня как врача, в знакомых и друзьях семьи у нас были и профессоры, и преподаватели мединститута, и просто врачи — хорошие врачи и приличные люди. А заодно и провизоры и т. д. Ну... . такое цеховое братство. Мама работала в республиканском онкологическом центре. Терапевтом-кардиологом.
Я тогда только что окончил университет, и работал на заводе.
Неподалеку от завода была диетическая столовая, где я, время ото времени, столовался.
Вот и в тот день я пошел в этот храм диетического питания, поскольку родители мои уехали в отпуск, и приготовить обед, чтобы мне взять с собою что-то поесть, было просто некому.
Заказавши блинчики с творогом, я приступил к трапезе и наслаждался блинчиками, пока на тарелке не осталась половинка последнего из них, поддев вилкой которую, я увидел под ней таракана, не подающего признаков жизни. То есть ножками вверх.
Надо сказать, я человек совсем небрезгливый. Поэтому никакой перистальтики в желудке я не почувствовал, но желание уведомить ресторан о моем неудовольствии было сильным.
Подозвавши официантку, я указал ей на хладный труп безвременно придавленного блинчиком членистоногого, и спросил, является ли это неотъемлемой частью блюда или, может, я должен доплатить? Официантка оказалась с чувством юмора и ответила "Не беспокойтесь, у нас это бесплатно".
Обычно все бы этим и окончилось, но в тот день, проработав еще час после обеда, я почувствовал довольно неприятные ощущения в области печени. Отнеся это на счет мнительности и попытавшись ингнорировать всё нараставшую боль, еще через час я понял, что без медицинской помощи я не обойдусь. Так и началась эпопея хождения в поисках этой самой помощи, которую я живо и в деталях помню до сего дня. Хоть мне и 60, а тогда было 22.
Первым делом я, конечно же, пошел в заводской медпункт. Завод Гаджиева был одним из самых больших в городе, и медпункт наш напоминал средней величины поликлинику. Согнувшись пополам, я зашел туда в поисках врача. Врачихи нашей на месте не оказалось, и приход ее не ожидался, о чем мне и поведала регистраторша с жалостью в глазах.
Я решил идти в местную поликлинику. Последняя находилась в 5 минутах ходьбы от проходной завода, и я справедливо полагал, что там мне смогут помочь. Это непростительное заблуждение было рассеяно сразу же в регистратуре, где мне было указано на то, что в поликлиниках помогают только тем, кто живет в районах, которые к ним приписаны. Поскольку жил я совсем в другом районе, мне посоветовали пойти в соответствующую поликлинику.
Боль усиливалась; я шел, согнувшись под 90 градусов и держа руку на правом боку. Чтоб дырочкой не посвистывать, говорил я себе, пытаясь юмором заглушить боль. Мне нужно было пройти через весь завод до остановки автобуса, который шел в направлении моего дома. То есть, где-то полтора километра — завод у нас был довольно большой. Доковыляв до остановки, я стал ждать автобус. Автобус не шел. В середине дня они почему-то редко ходили. Потом пришел один, но люди свисали из дверей, и я, в моем состоянии, просто не мог состязаться с гурьбой сплошных Нурмагомедовых и Али Алиевых. Оставив позади себя запах дизеля, пота и бараньего сала, автобус уехал. Я постарался не дышать несколько секунд, отому что, в совокупности с болью, глубокий вдох этой газовой смеси меня бы просто свалил с ног. Еще минут через десять я понял, что мне нужно идти пешком, иначе вполне возможно, меня похоронят там же на остановке.
Согнувшись буквой "Зю", я потек в путь. Путь предстоял неблизкий, порядка 4км. Несмотря ни на что, я дошел до своей поликлиники минут за 45.
"Спасён! " — была мысль.
"Вам к кому? " — был вопрос в регистратуре?
"К кому угодно" — простонал я. "Отравился, наверное" — добавил я виновато.
"Хирург сегодня не принимает" — категорично отрезала суровая дагестанская красавица в окошке.
"А терапевт? " — с угасающей с каждой секундой надеждой спросил я, с мольбою в голосе и мукою во взгляде.
"Ваша сегодня на участке".
"Погиб" — было первой мыслью.
Второй же мыслью было прозрение, что нахожусь я в паре километров от онкоцентра, где работала моя мама. Мама, как я уже сказал, была в отпуске, но меня в нем знали все, включая уличных собак.
Я доковылял до здания, и только успел зайти в приемный покой... . . кто-то меня узнал, и ко мне буквально бросились. "Господи, Миша, что с тобой? "
Через 2 минуты я лежал на кушетке, меня осматривал семейный друг хирург-уролог, который оказался рядом, мой пульс проверяла мамина подруга-химиотерапевт, и еще через 3 минуты медсестра Умочка колола мне Но-Шпу.
Еще через несколько минут боль стала отступать, и через полчаса хирург-уролог на своей машине отвез меня домой.
К чему я это?
1. Не у всех были мамы-врачи и куча друзей врачей.
2. Как-то уже здесь, в США, год назад, прямо перед пандемией, случилось у меня... . то же что-то в брюхе. Кажется я съел борщ, водку, а затем мороженое. Сложное сие меню устроило мне, как потом оказалось, заворот кишок. Потерпевши довольно долго (я даже на работу вышел), в конце концов я понял, что надо сдаваться. Поехал в госпиталь, припарковался, зашел в приемный покой, и... все: меня спокойно взяли, обработали, за право меня взрезать или лечить консервативно посоревновались хирурги (с очень красивой резиденткой из Грузии) и терапевты, и, в конечном счете, когда я решил, что резать меня не за что, я отдался терапевтам, и, проведя день в окружении исключительно приятных медсестер, выздоровел сам собой. Ну или, может, 3 литра контраста, который я выпил перед томографией, помогли. Просто мне не потребовалось знакомых врачей. Хотя, надо сказать, жена моя работает в этом же госпитале.
Но это просто совпадение.
* * *
ПРИСТУП АППЕНДИЦИТА
Когда моей бабушке исполнилось 29 лет, в самый её день рожденья у неё случился приступ аппендицита.
Пошла она в сельскую больницу, врач её осмотрел и говорит: да, у тебя аппендицит, нужно оперировать. Но, к сожалению, сегодня суббота, хирург выходной, так что иди пока домой, потерпи, в понедельник утром придёшь и он тебя прооперирует.
Делать нечего, пошла она домой и стала ждать понедельника.
А на следующий день, в воскресенье утром, радио передаёт важное правительственное сообщение:
"Внимание, говорит Москва. Сегодня в четыре часа утра без всякого объявления войны германские вооруженные силы атаковали границы Советского Союза. Началась Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков".
Ну, естественно, началась всеобщая суматоха, мобилизация, все на фронт...
А живот тем не менее продолжает болеть. И жить ещё хочется. Так что пошла она всё-таки в понедельник утром в больничку.
А ей там говорят: ты видишь, что у нас творится, война, всех мобилизуем, срочные медкомиссии, врачи едут на фронт, так что сейчас не до тебя. Раз сама можешь ходить, значит ешё терпит, авось не помрёшь. Так что иди домой. На всякий случай не ешь фасоль.
Пошла она домой, и стала жить дальше.
Всё действительно как-то рассосалось, и в итоге она прожила 94 года.
И даже иногда ела фасоль.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100