анекдотов.net / С наступающим!  Вспомнилось в преддверии...  Вздумалось мне затариться спиртом (для протирки техники..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

С наступающим!
Вспомнилось в преддверии...
Вздумалось мне затариться спиртом (для протирки техники, — чесслово) в аптеке (тогда еще продавали). Прошу один бутылек 100 мл. А аптекарша мне так, заговорщицки: "Берите больше, — впереди праздники! "...
Подумал и взял еще один.
Истории c выпивкой
* * *
Насчет скалолазов. От кого только не слышал, что с милиционерами и пожарными пить нельзя. С первыми-де западло, а вторых все равно не перепить, как не пытайся. Я пробовал и с теми, и с другими. Иногда даже вместе. В общем-то врут. Но, как показывает опыт, хуже всего со спортсменами пить. Особенно со скалолазами. Со скалолазками куда лучше.
Сидела как-то компания спортсменов со спортсменками на спортивной базе ночью и выпивала. Спирт с водкой. Так получилось. Спирт он сам по себе был, поэтому двоих, которые об этом не знали, послали в магазин вина купить. Они и купили водки. Потому что это тоже своего рода вино.
Каратеки со скалолазами. Изрядно выпив друг перед другом хвастались. Причем одни понятно чем: по стене пробежался, пару кирпичей сломал — показал, что крутой и успокоился. Все в комнате можно сделать. А скалолазу чего на одноэтажной базе? Одни рассказы про то, как они на Джомолунгме Эльбрус покоряли. Ну мы над ними подтрунивали, конечно по-дружески так. Ржали, то есть откровенно. А чего они нам сделают? Из залезть куда у них выбор ограниченный: либо под стол, либо под кровать. Пока ржали не обратили внимание, что пропал один скалолазный.
И тут во дворе мигалки, фары, сирена милицейская. Капец приехал, арестовывать будут. За нарушение тишины смехуечками. Завтра у лыжников из соседнего барака гонка, нажаловались небось.
Ан нет. Заходит милиционер и нашего пропавшего несет. Наш-то розовенький, а милиционер бледный как медсестра в туберкулезной больнице. Внес груз, положил аккуратно на пол, головка только стукнулась, и спрашивает:
— Ваш?
— Наш, а вы с какой целью интересуетесь? Подбросить хотите?
— А чтоб в нужном месте к кровати привязать. Водки, кстати, налейте, чтоб в себя прийти. Не, не ему. Мне.
Налили. Спирту. От спирта в себя лучше приходить. Хотя он почему-то наоборот закашлялся.
Ехал оказывается советский милиционер по городской окраине ночью со службы домой на патрульной машине, блюл чистоту с порядком, фонари разбитых улиц и прочие ментовские войны. Ехал и случайно заметил на гладкой кирпичной стене что-то типа распятия. На уровне пятого этажа. Остановился, присмотрелся. Торцовая стена шестиэтажного общежития. Ни одного окна. И на уровне пятого этажа черный человек висит. Хер его знает на чем. И не просто висит, а лезет. Хер его знает куда, потому то если в окно квартиру грабить так они, окна, с другой стороны.
— Эй, мужчина, — тихо, чтоб не спугнуть, позвал милиционер, — если украсть чего хотите, так вы не туда карабкаетесь.
— Отвяньте, пожалуйста, — сдавленным голосом сверху, — я спортсмен и тренируюсь. Сейчас вот долезу и поговорим.
После чего долез и на крыше скрылся. И тишина. Подождав немного. И еще немного покараулив. Милиционер пошел на крышу, жулика этого ловить. Пешком на шестой с половиной этаж, потому что лифт не работал, его на ночь в общаге отключали. Дошел, вспотел, а на крыше нет никого. Потому что спортсмен вниз уже полез и до четвертого этажа спуститься успел.
Милиционер, понятно, вниз побежал, чтоб жулика под стеной встретить. Прибежал и тихо, чтоб народ не будоражить, говорит:
— Спускайся, добрый человек, я тебя задерживать буду.
Добрый человек услышал, пробормотал, чего-то не внятное, типа «ну тебя к аллаху», только матом, снова вверх полез и снова на крыше скрылся. Не очень быстро, стена-то все-таки почти гладкая, для несведущего в скалолазании человека, но скоренько так.
Милиционер опять ко входу, бабульку-сторожа снова будит, на крышу лестницей запыхавшись бежит, а на крыше снова нет никого. Ага.
Тут до него дошло. Со второго раза почти до всех доходит. Поэтому он спешить не стал, а за углом спрятался. Дождался пока этот подозреваемый спустится и к нему поспешил арестовывать. Но не арестовал. Пока бежал-торопился спортсмен заснул уже. Прям под стеной.
— Ну, я его поднял и к вам привез, — закончил милиционер рассказ и опять за спиртом потянулся.
— А как это вы поняли, что он от нас отбился? Это ж уму непостижимо догадаться. Прям шерлокломство какое-то.
— Вот это-то совсем просто. Кроме вас других москвичей здесь нету ведь. Наши просто так на стены не лазят, — он все-таки еще спирту выпил и за огурчиком потянулся, — а москвичи запросто. Элементарно, Ватсон.
Так что со скалолазами лучше не пить. Ну их к аллаху. Лучше со скалолазками.
* * *
* * *
О бедных монтажниках замолвите слово.
— Ну, люди сначала целуются.
? Угу.
? Потом проходит время — ну это может быть месяц, может быть год. Потом они женятся, проходит еще время, и у них появляется бэби. Так вот, в синематографе все это время выбрасывают. Делают монтаж! ? Поцелуй — /* чик */ — свадьба — /* чик */ — и бэби!
? О, Джонни, я хочу, как в синематографе! Прошу тебя — сделай монтаж!
Человек с бульвара Капуцинов.
Это не совсем мой рассказ, это моя интерпретация одной трагикомической ситуации, случившейся в 1992 и рассказанной мне моим бывшим шефом.
Достаточно далекий от нас 1992 год. Мой бывший, а на тот момент будущий шеф создает группу предприятий (да, его институт называется ВРЫГТ*, как то примерно так).
Далее все от первого лица. Итак: первые дни (недели, месяцы) работы предприятия – хватаемся буквально за любой заказ, и вдруг поперло, шесть договоров сразу, и один из них на «Химпром», на тот момент просто золотое дно, от таких предложений не отказываются, в смысле никогда. И что удивительно в договоре никаких подводных камней, а я же в это время мечусь, и вроде директор, и отдел договоров, и отдел снабжения (сам себе отдаю приказы и срочно выполняю их), а тут комфортный договор без подстав и форс-мажора. Приехать, оформить пропуска, приступить к работе: демонтировать и смонтировать участок трубопровода. Испытать и предъявить заказчику. Все. Предоплата 100%, времени на работы – вагон, и маленькая тележка (раза в два – три больше чем надо), но я подстраховываюсь и отправляю туда лучшую бригаду, честно уведенную мною с предыдущей работы, возглавляет ее бригадир по прозвищу «Есаул» (казачьи корни со всех сторон). Все, присели на дорожку, перекрестились, и поехали мои гвардейцы газовых горелок и сварочных аппаратов покорять далекий «Химпром». По прибытию короткий звонок: -мы прибыли, получили пропуска и вагончик-бытовку, приступаем к работе, Есаул. Коротко и ясно. Все хорошо, вот только бригада замолчала (как партизаны под пытками), не звонит, не пишет, не заходит, да и покинутые жены начинают доставать с глупыми вопросами, типа – где мой Коля (Володя, Петя, Саша), а потом и требованиями: — Верните нам наших мужей! Начинаю испытывать легкое беспокойство, нет я конечно все понимаю от Волжского**, где на тот момент располагалось предприятие до Химпрома километров семьдесят, но жить в вагончике бригадой шесть человек три дня, это почти подвиг, а подвижников (и героев) среди них я не замечал. Хотел метнуться на завод, но был остановлен компаньоном: — позвони энергетику завода, пусть глянет там, и вообще завтра суббота, сами приедут домой, а жены их и пропесочат, и нам не придется подрабатывать воспитателями (понаберут детей на флот, а молока не завезут). Через полтора часа звонок от энергетика: все ОК, не рви сердце – вагончик обитаем, правда никого не видно, демонтаж проведен, скорее всего закончили пораньше и свалили домой. Вечером звоню бригадиру (довольно поздно) трубку берет жена, рявкает что-то нецензурное, орет: — его нет, и прерывает этот неконструктивный разговор. В субботу звонок от жены Есаула , она уже не орет — она рыдает, бьется в истерике с двумя постоянно повторяющимися вопросами: Куда дел, и за что? Знак беды повис и в моей голове: — вот куда могли деться шесть не мелких, взрослых рыцарей трубопроводов и водогрейных котлов, летавших на монтаж по городам страны, тундре, тайге, а некоторые в Алжир и в Иран. Постарался не думать об этом до понедельника (вход в выходные по нашим пропускам – невозможен), но мысли постоянно крутятся вокруг этой тайны (самое главное – просто пять минут не думать о чем либо). К утру понедельника я заработал: нервный тик, седые волосы, гастрит и головную боль (от немеренного количества сигарет) Утром подорвался без всяких будильников, бесцеремонно вытащил из дома компаньона, и вместе понеслись на бездушное предприятие, заманившее наших супермонтажников в ловушку.
А теперь мы немного перемотаем кинопленку немного назад, дней на пять – шесть. Итак бригада приехала, выписала пропуска, завезла оборудование, обустроилась и пошла знакомиться с точкой приложения сил, знаний и умений – трубопроводом, который и надо было сначала демонтировать, а потом наоборот. «И что там было? » лениво спросил Есаул. «Спирт – прозвучал ответ энергетика». «А, одорашка***». «Нет, ректификат, ну Вы не волнуйтесь – мы все слили». Бригадир давно был убежден: не проверил – не врезайся, этому его учили и словом и опытом (горьким, но не его): стоило один раз увидеть как врезаются в якобы прочищено-продутый газопровод, который стоял под давлением, и что происходит с теми, кто поверил бумажке. Цепкий взгляд усмотрел некий прогиб трубы. Проводили энергетика, простучали – обнаружили наличие ценного продукта. Нет, они не стали кидаться к источнику, они же настоящие профи. Сначала они провели планерку, тщательную подготовку и только потом приступили, на следующий день. Перед началом операции «С» бригадир произнес грозную речь, обращенную ко всем сразу. Смысл речи гласил: сначало дело, праздник потом – то есть собираем нектар, пакуем его в вагончик, производим полный демонтаж конструкции, а вот потом можно и по чуть-чуть.
Работа закипела, она кипела без отдыха, до глубокой ночи и даже (вы не поверите) без перекуров, про чай и еду даже не упоминаю. Сначала собирали новыми канистрами, набрали три штуки, потом два ведра, потом кто-то предложил новые, ненадеванные кирзовые сапоги, было израсходовано три сапога. На сбор урожая ушел примерно час, потом за двенадцать часов демонтировали трубопровод (вдребезги и пополам). Домой было ехать далеко, поздно (и не на чем). Решили пересидеть в бытовке: есть заварка, еда, сигареты кипятильник, посуда с собой, воды наберем. Потом кто-то сказал: — Есаул, вот мы же одну треть сделали за столь короткий срок, может день отдыха, и попробуем, что на «Химпроме» в трубы наливают. Поддержали все, и вечеринка началась. Потом у некоторых были смутные воспоминания о бартерном обмене доли малой нектара на продовольствие (таким образом избавились например от сапог), быстро нашлись соседи, превратившихся в добрых друзей. Друзья приносили новости с большой земли и выполняли всякие просьбы, потом друзья резко исчезли в одночасье – это наступили выходные. Призрак голодной смерти вроде не маячил, но стало грустновато и была совершена попытка побега (через проходные со строгими воительницами). Попытка была пресечена, ибо женщина на проходной естественный враг нетрезвого, заросшего щетиною мужика, к тому же от него пахнет совсем не французским парфюмом. Да и пропуска подкачали, вход — выход да, запрещен, но если уж вошел изволь находиться, до понедельника. Шесть Робинзонов на необитаемом острове потянулись к хижине, продолжать вечеринку.
Вернемся в понедельник. Мы неслись не всегда соблюдая правила, и даже нарушая скоростной режим. В голове какой то злобной мухой кружилась назойливая мысль: — А вдруг они случайно зашли не туда, а по глупому недосмотру охрана не обратила на это не туда никакого внимания (заводы вообще опасные объекты, а уж химзаводы и подавно). Прохождение проходной и забег по заводской территории не помню совсем. Подбегаю к бытовке, ноги ватные, всего колотит, дергаю за дверную ручку (только были б живы) и вижу пасторальную картинку: двое явно переутомились, и поэтому спят. А четверо сидят вокруг праздничного стола (одновременно совмещенным с ломберным столиком) потягивают некий крепкий напиток и играют в высокоинтеллектуальную игру преферанс, а может быть и в бридж. Задымленность такая, что можно подвесить не только топор, но и самою «марьиванну»****, глаза слезятся еще и от ядреного спиртового аромата. Один отрывает взгляд от карт и произносит фразу, которую я помню до сих пор: — Ребята, гля, директор! К нам директор приехал, он наверно тоже хочет выпить, срочно налейте директору! Ярости и гнева не было, была эйфория – все живы и почти здоровы! Только после глотка, кода исчезла дрожь в руках и ногах я проскрипел: «Худые женщины с легкого поведения», это если перевести на русский письменный с русского устного. Потом я продолжил развивать свою мысль: «Вы все взрослые люди, поэтому кричать на Вас глупо. Эту часть я перепоручу Вашим женам. Когда они узнают где и чем Вы занимались все это время, а я сильно постараюсь чтобы узнала каждая, со всеми подробностями, и Ваши жены уверен устроят Содом, Гоморру и Курскую дугу для каждого индивидуально. Всех вместе я накажу хитрым способом: завтра я помещаю всех Вас в платную наркологическую клинику, где прокапают а потом введут лекарства длительного действия (зашьют), альтернатива – увольнение, деньги на лечение вычту из зарплаты. На лечение уйдет три-четыре дня, за оставшееся время Вы успеете закончить монтаж. Идите, и пусть Ад разверзнется перед Вами.
И ты знаешь все эти меры помогли, четверо не пьют до сих пор, про двух других не знаю, они от меня уволились лет через пять. Вот так.
Примечания
Книга «Ур, сын Шама»*, авторы Войскунский и Лукодьянов
Город-спутник Волгограда**
Одорированный (невыносимо вонючий) спирт ***
Она же «марьвасильевна» на жаргоне монтажников – кувалда****
* * *
Один из случаев (а их было много), когда служил в несокрушимой и легендарной. Но эпизод не из армейской жизни. Проходил службу в небольшом городе недалеко от Ташкента. В Ташкент же наведывались в гости к родителям жены. Часто не получалось, т. к. служба требовала внимания к себе и по выходным. Но уж когда выбирались, то отдыхали по полной. Так было и в тот раз. Стол ломится от еды и напитков. Теща показывает на одну из бутылок и предупреждает, что это разведенный спирт. По тем временам спирт, даже разведенный, воспринимался лучше водки, т. к. знаешь, что он из себя представляет и разводишь сам. Иногда и не разводишь, а пьешь в чистом виде. Армия научила. Так вот, наливаю я, значит, граненую стопку, выдыхаю (вдох только при возлиянии неразведенного) и выпиваю. Естественно, при вдохе происходят осложнения и, наконец, обретя дар речи я соизволил спросить: "Мама, а чем разбавляли? ". "Как чем, водкой конечно... ", ответила теща.
* * *
* * *
Купили квартиру, где ремонта не было лет 30. Без шуток, всю квартиру пришлось отделывать с нуля. Но для начала надо было, как водится, избавиться от всего хлама: дверных коробок, сантехники, прогнивших полов, и всякого прочего. И если с жилой зоной удалось разобраться относительно легко, то в санузле ждал целый ворох трудностей.
То, что называлось стеной между ванной и туалетом после снятия дверных коробок перестало внушать доверие. Поэтому после раздумий, родилось решение совместить ванную и туалет. И уже после демонтажа хлипких перегородок и ушатанной сантехники, моим вниманием полностью и абсолютно завладела гер@иня этого поста – советская ванна. Даже просто снять эту чугунную дурищу с обжитого места вылилось в целое приключение. Но, с помощью инструмента и такой-то матери, ванна, наконец, переместилась в центр помещения.
И вот встал главный вопрос всего действа: как дотащить эту махину с третьего этажа аж до помойки? Если кто-то (как я когда-то) думает, что один человек средней комплекции способен спокойно протащить чугунную ванну через все проемы – он глубочайше заблуждается. Уже после пяти минут возни я отчетливо понял, что чугунная гадина без боя сдаваться не спешит, и мне одному хоть бы просто вытащить ее в коридор.
Про спуск с лестницы я даже не думал. Попыхтев так еще пару минут, и осознав, что я – слабак, а сизифов камень – мячик, по сравнению с чугунным чудищем, я все-таки поперся за помощью.
Удивительно, но никто не горел особым желанием помочь в моей неравной борьбе с ванной. Может, они уже когда-то имели печальный опыт сражения с чугунным монстром, или всем вдруг оказалось просто впадлу помочь несчастному, но факт есть факт. Бороться с ванной мне предстояло в одиночку. Упрашивая знакомых помочь, я вдоволь наслушился ценнейших советов как без шума и пыли одному дотащить ванну до помойки. Сразу несколько людей посоветовали не сношать себе мозг, а просто расколоть кувалдой злобную отрыжку чугунной промышленности. Дескать, колется чугунная ванна ну просто легчайше! И после пары ударов мне уже надо будет тупо перетаскивать осколки на мусорку. Ну ок, подумал я. Колоть так колоть.
Взял в гараже кувалду побольше, пришел домой. Ванна лежала на полу дном вверх. Ну, думаю, сейчас как садану кувалдой, только чугун собирай. Размахнулся, и ударил. И именно в этот момент я натурально ох@ел, простите мой французский. Звук был такой, будто я еб@нул кувалдой не по ванне, а в главный храмовый колокол. Я даже на пару секунд оглох, только противный писк стоял в ушах. Я хрен знает из чего была сделана та ванна, может это был какой-то особый чугун марки Сверхчугуний-3000, но на месте удара кувалды не осталось даже скола.
И вот стою я в помещении, весь в раздумьях, что же делать дальше. Верите или нет, но желание колоть ванну куда-то улетучилось, и не думало возвращаться. И тут я слышу такой робкий стук в дверь. Может, робким он мне показался, потому что слух мой все еще был нехило так пришиблен. Короче, открываю дверь, а на пороге сосед снизу. Хороший мужик, но уже в годах, поэтому к нему за помощью я даже не ходил. И вот стоит передо мной сосед, и я понимаю, что он бледный. И в глазах у него читается конкретный такой вопрос: что за фигня сейчас была? Но спросил он гораздо более цензурно, все ли у меня в порядке тут. Я, не будь дураком, присел на свободные уши, и поведал всю свою печаль про чугунное исчадье ада.
Ну а сосед в свою очередь рассказал мне другую историю. Сидит он, понимаете, на толчке, ни о чем не догадывается. И тут сверху "бах, п%%%%ц, армагеддон". Примерно так он и выразился. Я не уточнял всю гамму чувств, что пережил сосед, но когда представил себя на его месте... В общем, я бы нахрен высрал сердце.
Перед соседом я, конечно, извинился. Даже денег дал, потому что за свой идиотизм надо платить. А сосед посоветовал сходить за помощью в другой подъезд в такую-то квартиру. Там, мол, мужик живет, и он с друзьями-собутыльниками мигом эту ванну утащит прямиком к пункту утилизации подобного хлама. Что я и сделал.
Знаете, до этого я не представлял, что трое алконафтов под мухой могут так синхронно материть какую-то ванну прямо в процессе ее перетаскивания. А уж когда они ее спускали по лестнице, я даже чутка пересрал, что кто-нибудь из них убьется, и спросят потом за все с меня, как с автора затеи. Но чудеса случаются, и товарищи алкоголики не только вытащили ванну из подъезда, но и довольно бодренько понесли дальше по дороге. На самом деле, я не вполне представляю, как они доперли ванну до пункта приема чермета, потому что это аж на другом конце города. Но уже вечером я видел всех троих в дупель пьяных возле соседнего подъезда. Назавтра эти трое персонажей интересовались у меня, не будет ли еще чего ненужного, но к их несчастью все, что было в квартире металлическое, я уже благополучно скормил ближайшей помойке.
В общем, к чему я это все: если вам кто-то будет советовать расколоть чугунную ванну, десять раз подумайте, и не повторяйте моих ошибок. Ну, или колите ванны правильно, а не как я.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100