анекдотов.net / Валяюсь значится в больнице с застарелым диагнозом военкомат осточертел окончательно.  Подходит медс..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Валяюсь значится в больнице с застарелым диагнозом "военкомат осточертел окончательно".
Подходит медсестра мерять пульс:
— Ой! У него тахикардия 180 на 120!
Врач:
— Да у тебя от кого угодно будет тахикордия, как он вообще бедный не обкончался. Дай я померяю, ну вот и все нормально 130 на 80.
Медицинские истории
* * *
Было это в далеком начале 80-х, учился я в Одесском Политехе и однажды на каких-то рядовых соревнованиях по фехтованию попал мне в ногу обломок шпажного клинка.
Ничего серьезного, но медицина есть медицина — закатали меня в клинику скорой помощи. Вкололи под лопатку от столбняка и велели полежать 3 дня. А ночью привезли к нам в палату героя моей истории Васю... Вася работал в милиции, то ли в ППС, то ли в охране, не знаю, но работа у него была суточная. Ростом он был отнюдь не обижен (полных 2 метра), и вес соответствующий, кил на 140 точно. Причем не накаченный, а от Бога такой. Как рождается ребенок килограмм на 5, так и прет по жизни, в общем здоровья не меряно. А в тот день что-то живот прихватил. Болит и все. Вася был выходной, ближе к обеду подъехал его напарник. Вася пожаловался и тот вспомнил народное средство: "Нужно выпить 100 грамм с солью. Я сгоняю". Машина-то с мигалкой у подъезда стоит. И погнал. И шустро привез. Две литры и пачку соли. Стали лечить Васю, почти все лекарство уже извели и тут напарник (даром, что пьяный уже в дымину, но у ментов, наверное, особый, профессиональный навык в таких ситуациях) видит, что плохо Васе. Совсем плохо и не так, как от водки бывает. Ясно становится, что соль не помогла, да и на могла она помочь особенно.
Аппендицит у Васи. Причем лопнувший. Хватает напарник Васю, в машину и в эту самую клинику скорой помощи, где я и загораю. "На стол немедленно", "мы его теряем", "разбудите хирурга", "наркоз! "... Но мощный Васин организм с содружестве с литром лекарства категорически сопротивляется наркозу. Однако медлить нельзя и доктор решает резать бедного Васю "аs is", по-старинке, как до Пирогова. Короче измучали его изрядно
(это ж ему все кишки промыть нужно было) и привезли к нам в палату уже за полночь. За сутки Вася удивительно быстро оклемался, к вечеру начал кое-как ходить, стянув живот двумя вафельными полотенцами, а утром совсем обнаглел — потащил пришедшую к нему подружку (кажется, ее звали Марина) на верхний (технический) этаж, сами понимаете для чего. Дело-то молодое. Пронзительный Маринин вопль "САНИТАРА!!! " был слышен даже в нашей палате. Швы у Васи, ессно, разошлись. Снова операционный стол, чистка, зашивка... Утром Вася был мрачен, измучен и зол на всех. Оно и понятно. Мы старались его не задевать, и он мирно выполнял постельный режим, пока с улицы не раздался знакомый всем голосок: "Ва-ся! ". "И мгновенно в зале стало тихо"... Мы с интересом посмотрели на Васю. Он же, почувствовав себя в центре молчаливого напряженного внимания, снова кряхтя стянув себя полотенцами и шипя сквозь зубы "щас я те подрасскажу, ссс@ка... ", полез на низкий подоконник, ибо окна в палате, как водится, были заколочены еще при Николае II и для связи с внешнем миром открывалась лишь форточка на самом верху старинного высокого окна. Есть такое понятие — "цыганское счастье". А есть, наверное, "Васино счастье". Именно им нужно обладать, чтоб в это самое время главврач клиники проводил месячный(! ) обход. Картину представляете, да? Открывается дверь и степенно входят серьезные светила, с ними человек 30 свиты, а на подок оннике стоит 140-килограммовый, только что прооперированный муд@к, обернувшийся на чей-то сдавленный шепот "Вася, шухер! " и дико выпучив глаза. В системе субординации Васи главврач клиники и начмед облздрава были минимум генерал-полковниками. И бедный, смертельно перепуганный сержант просто оцепенел от ужаса ситуации. Ноги его подогнулись и Васю медленно начало сносить задом в сторону окна. Этаж был четвертый. Причем Вася об этом знал — он только что туда смотрел. Инстинктивно схватившись за раму руками, Вася просто присел, выдавив задом стекло. Стекло, конечно, было нецелым. Из двух половинок. И васин зад выдавил лишь верхнюю. А на вторую сел. Именно этим отверствием... Кровь, всеобщий шок... Немая сцена.
Привезли Васю обратно к нам уже поздно вечером. На боку и привязанным! На боку, ибо и спереди и сзади порезанный, а привязанный — чтоб больше не резать... На следующее утро меня выписали, закончилось ли на этом Васино знакомство с медициной, я не знаю. Надеюсь, да.
* * *
* * *
Звонит бывшая сослуживица, хирургическая медсестра. — Приезжай, у меня с сыном плохо, похоже, сепсис. — А Скорая была? -Да. -И что? -Ничего.
Давно ее знаю, вместе работали в горячих точках, просто бы она не позвонила. Кроме того, она фактически спасла мне жизнь, когда меня ранило осколком. Хватаю инструменты, лекарства, отменяю прием, благо частная клиника. Картина следующая. У пациента пробита стопа, чем-то вроде железнодорожного костыля. Рана обработана хреновато, небольшое количество ржавчины под кожей, началось нагноение. Но далеко не смертельно. "Какого антибиотики не колешь? "- "Он не хочет, болючие говорит".
Очистил, подрезал. Спрашиваю: "Что это было? " — "Да в армию не хочет идти"-
"Ну, что ж этому горю нетрудно помочь, напрмер, сейчас ногу отпилю". А сам так ненавязчиво инструменты раскладываю. -Протяжный стон -"Хотя есть другой способ". Хватаю тщедушное тельце, бросаю поперек тахты, сдираю с него штанишки, при этом расстегивая ремень. — "А ты, что стоишь? ", — говорю матери, — "неси фотоаппарат". Тут в тельце вселились, прямо-таки, демонические силы.
"Неет, дед, — коли антибиотики! "
Сегодня звоню подруге, узнать как дела у болезного, не заехать ли.
"Нет", — смеется, "все нормально, но лучше не заезжай, а то сынок от твоего вида уписается. Я сама чуть мокрого не подпустила! "
* * *
* * *
Только что по ТВ-3 закончилась передача «Сверхлюди среди нас». Один из героев сборника не боится высоты. Весь оснащенный датчиками, он делал стойки на руках на самом краю пропасти и спинке стула, установленном на краю крыши высотного здания. Вообще-то смельчаков, умеющих подавить страх высоты, немало, но у героя фильма, к удивлению медиков, при исполнении трюков на высоте совершенно не меняется ни частота пульса, ни кровяное давление, не меняется ни температура, ни потоотделение…
С началом сюжета, сразу вспомнил историю тридцатилетней давности.
Строительство девятиэтажки близилось к концу. Как водилось в те времена,
Заказчик каждый выходной, отряжал команду работников в помощь строителям.
Работа поручалась нехитрая – женщины мыли – подметали, мужчины носили.
На крышу таскали утеплитель кровли — тюки с минватой, которую раскладывали по всей поверхности. На обратном пути выносили из здания строительный мусор и вообще все лишнее.
Конструкция крыши гарантировала безопасность всех, там находящихся, т. к. по всему периметру здания был выложен кирпичный парапет, высотой больше метра. Казалось бы, что тут даже инструктаж по технике безопасности ни к чему. Да, вот хренушки!
Не первый день работал на стройке прикомандированный Саша П. Высокий симпатичный парень был предметом обожания многих девчат. Холостой и неженатый Саша к этому привык и без постоянного женского внимания не мог жить ни одной минуты. Он навьючивал на себя по два тюка стекловаты и, под восхищенными взглядами соискательниц, бегал бегом, без передышки на крышу здания.
И пришло ему в голову обратить на себя внимание окружающих не только силушкой, но и смелостью необычайной. Или глупостью.
Начинался обеденный перерыв. Саша забрался на парапет, ограждающий крышу, и отправился по нему, по периметру дома. Увидел внизу выходящих из подъездов рабочих и, окликнув, заставил всех ужаснуться. Только и того, что успел обратить на себя внимание. Нелепо взмахнув руками, под леденящие визги зрителей, Саша полетел вниз. И пропал. Пропал из виду.
Это надо было такому случиться, что «Икар», как его прозвали, влетел в кузов грузовика со стекловатой, который стоял внизу в ожидании разгрузки. Полет был настолько точным, что Саша даже не зацепил ни один борт машины.
В больницу его, все-таки, увезли. К всеобщей радости, Саша оказался цел и невредим.
Но в больнице полежать ему пришлось. Нырнув с тридцати метровой высоты,
Икар буквально вонзился в тюки. Это сейчас минвата выпускается мягкая и пушистая, а тогда минвата называлась стекловатой потому, что представляла хаотическую массу мелких и острых стеклянных иголок.
К Саше персонально приставили молоденькую практикантку медучилища, которая три дня пинцетом доставала из него эти стеклянные колючки.
Через пару месяцев многие свидетели его полета гуляли на их свадьбе.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100