анекдотов.net / Было на полевой практике по ботанике после первого курса биофака.  Все сидят по утру, уткнувшись в б..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Было на полевой практике по ботанике после первого курса биофака.
Все сидят по утру, уткнувшись в бинокуляры (такие микроскопы с двумя окулярами). Только что не храпят.
Подходит препод к студенту и спрашивает: Ну, что Вы там видите?
Студент, вздрагивая: ГДЕ?
Истории о студентах
* * *
В догонку про тупых студентов...
1988 год, второй курс военного училища. Изучаем высшую математику.
Препод рисует на доске острый угол. Вызывает к доске ЕГО и говорит, сколько градусов имеет этот угол?
ОН реально тупит, вертит в руках транспортир (который дал ему препод) и не знает как и куда его приложить.
Препод показывает. Понял? Типа да...
Препод рисует круг и говорит ЕМУ, сколько градусов в круге?
ОН — это же круг, он не имеет углов, значит в нем нет никаких градусов.
Препод в ах@е... Рисует в круге два перпендикулярных диаметра. Показывает ЕМУ как надо мерить и говорит — вот прямой угол, значит 90 градусов, вот еще 90, еще 90 и еще 90, всего 360. Понял? Да.
Рядом рисует круг поменьше и говорит, а в этом кругу сколько градусов?
ОН берет линейку, измеряет диаметр первого круга, потом второго. Получается, что второй круг меньше первого в 2 раза. И выдает предоду — В этом круге 180 градусов, потому что он меньше первого в 2 раза...
Препода (профессор, доктор и т. д. ) чуть кондратий не хватил...
* * *
Как-то так получилось, что у меня половина знакомых — врачи и примкнувшие к ним биологи, биохимики, биостатистики, и т. п. , вторая половина — инженеры разного пошиба (от радиоинженеров до ... ну вот только разве атомщиков и космонавтов не было). Самому мне вполне комфортно и с теми, и с другими, смею надеяться, им со мной тоже.
Но я зарекся смешивать эти две группы, т. к. это примерно как приглашать на выпускной вечер института благородных девиц, ну, скажем, дембелей-бурятов из стройбата. Я имею в виду именно большие трудности в нахождении общего языка, а не превосходство какой-либо из этих групп в чем бы то ни было.
Когда один раз собрались у меня моем на дне рождения медики и инженеры чисто мужской компанией, я подумал, что разговор рано или поздно должен перейти на баб, и так и случилось, к определенному моему облегчению — вполне "политкорректная" взаимоинтересная тема, где я не ожидал никаких подвохов.
Так поначалу и вышло — но я не учел, что дело было еще лет за 5 до перестройки с ее "СПИД-инфо" и прочими "развивающими изданиями", и один из инженеров (тогда еще будущих, т. е. студент политеха на то время) что-то такое ляпнул про клитор, который, по его версии, находился у дам где-то в районе ануса.
Понятно, что медики столь глубокими познаниями в области анатомии были крайне впечатлены и не преминули вставить десятка полтора ехидных комментариев в его адрес, с демонстрацией ему взятого у меня же атласа Синельникова. Тот товарисч явно после этого запомнил локализацию клитора на всю оставшуюся жизнь, но он еще и запомнил кучу "жутких" картинок с "содранной кожей" из того же атласа. Потом рассказывал мне, что при следующей попытке полового контакта со своей девушкой ему все мерещилась картинка из атласа где мышцы бедра были показаны без кожи. Тот половой контакт приятелю, я так понял, не особо удался...
В итоге он решил мне своеобразно "отомстить", пригласив меня к себе на ДР, где я оказался единственным медиком. Он надеялся, что я буду сидеть скромно в уголочке, а мужики (там и дамы были, получавшие инженерное образование) будут в моем присутствии обсуждать тиристоры, добротность контуров, антенны с изменяющейся диаграммой направленности — т. е. то, в чем я ничего (по его мнению) не понимаю.
Ха! Эти радиоинженеры выстроились ко мне в очередь для обсуждения своих проблем со здоровьем, т. к. тиристоры они друг с другом обсуждали неоднократно по много раз на дню, а "с медиком удается поговорить не каждый день", как сказала мне на том ДР какая-то симпатичная студентка радиофака...
* * *
* * *
В середине восьмидесятых мой друг Вячеслав был одним из числа вечных студентов, с завидной регулярностью он то вылетал, то восстанавливался в Донецком мед. институте. В перерывах между учебой он трудился санитаром при психиатрической бригаде скорой помощи. Вынес он оттуда множество правдоподобных и не очень историй. Далее со слов Славика.
— Самыми частыми нашими клиентами были люди с белой горячкой, тяжелым алкогольным психозом. Опасная в общем работа, редко можно было с "болезным" договориться по-хорошему, хотя и такое бывало, все же много чаще приходилось реально в бой вступать. Люди крайне неадекватны в этом состоянии, они реально чертей видят и за жизнь свою борются не на шутку. Для самых буйных были у нас "спецсредства" самодельные, резиновый шланг вставленный в велосипедную пластиковую ручку, незаконно конечно, но иногда попадались такие агрессивные амбалы, что голыми руками справиться было невозможно, а ждать пока милиция на помощь приедет — так много чего тот псих натворить успеет.
В тот вечер поступил вызов из удаленного района новостроек, мужик средних лет бегает по квартире с молотком, чертей гоняет, жену предупредил, что как только с чертями расправится, так сразу с ней сеанс экзорцизма проведет — беса из нее выгонит. Ну она не долго думая, пока он чертями занят, потихоньку из квартиры выбралась и от соседей психбригаду вызвала, три дня как он из запоя вышел, сомнений в диагнозе не было.
Район новостроек и больница находились в разных частях города, так что добирались не меньше часа, втроем поднялись на лифте на нужный этаж, позвонили в звонок и на пороге квартиры нарисовался типичный "клиент", синяя майка-алкоголичка, черные труселя до колен, недобрый взгляд и самое главное — молоток в руках. Молоток не настраивал на мирные переговоры, да и разговаривать с ним было не о чем, все симптомы налицо, так что молча стали теснить будущего пациента психушки вглубь квартиры. Мужик не на шутку завелся: "Вы мля кто, вы че, да ну нах... " — орал он, отбиваясь молотком от трех неизвестных в белых халатах, но куда там... как всегда победил профессионализм, отточенный в многочисленных схватках. Упаковали его в смирительную рубашку, кляп в рот и с чувством выполненого долга повезли в больницу. На полпути раздается звонок (машины были радиофицированы), где их носит? Псих, к которому они ехали, свою квартиру уже разнес и уже к соседям ломится, там чертей погонять желает. Задумались... и решили поговорить с несчастным избитым мужиком в смирительной рубашке, поговорили и выяснили небольшой нюанс, оказыватся на этой улице было два дома под одинаковыми номерами, один скажем 100А, а второй 100Б... Мужик же этот за пару недель до этого получил в этом доме от завода новую квартиру, ну и делал кое-какой ремонт по дому, когда раздался звонок — он что-то там прибивал, вот и вышел с молотком дверь открыть. Ситуация для бригады скорой помощи казалась ужасной, особенно для врача, избили ни в чем не повинного человека, вломившись без всяких оснований к нему домой... Но тут крупно повезло, мужик, когда понял, что его отпустить на все четыре стороны могут, был готов на любые сделки, он ведь чуть с жизнью не попрощался, вломились неизвестно кто, избили ни за что и везут неизвестно куда. В общем, получил он свободу и две бутылки водки в обмен на молчание.
* * *
* * *
Ну раз пошла тема про психиатрию и студентов... Все мы в институте подрабатывали, и Петро устроился санитаром в психбольницу, которая у нас называлась на жаргоне "клуб". Потому что как войдешь на территорию, встречает надпись: "Клуб. Вход у елки". Она до сих пор висит. И елка на месте. Ну и прижился Петро в больнице, доверили ему как молодому, высокому, сильному и умному невыполнимую миссию: перевезти группу больных в другую больницу, на окраину области. Туда отправляли больных асоциальных, без родственников, в общем никому не нужных. И больные очень не хотели туда ехать. Потому что кому охота хоть и на природе жить, но в остатках гулаговского лагеря, полностью от мира изолированного. И Петро не хотелось: зная настроения пациентов, как бы чего не придумали по дороге. Ну, тронулись. Зима, мороз, снег, сибирская дорога, две полосы. Пазик, десять больных, водитель, санитар. Но все шло как-то гладко. Больные обрадовались свободе из окна. Но тут один говорит: писать хочу! И остальные хором: тоже хочу! А ехать еще часа два. Что делать? Выбрали место с большим сугробом вдоль обочины, ремни забрали, стал Петро из выпускать по одному и ставить лицом к обочине спиной к дороге с расстоянием метра два между больными, чтоб за руки взяться не могли. Смартфонов не было еще, но из одиночных проезжающих машин высовывались головы посмотреть на эту картину: десять странных мужчин синхронно справляют в ряд малую нужду. Водитель сидит в автобусе, его дело довезти. А Петро ходит туда-сюда от первого до последнего и думает, что делать, если кто из пациентов в сугроб прыгнет: то ли за беглецом, то ли остальных в пазик загонять. Сохраняет видимость спокойствия. Но обошлось. Покорно все поехали дальше. А Петро не долго еще проработал. В дежурство перед экзаменом к нему пациент подошел и сказал, что его кровать занял Хрущев. Петро подошел к пустой кровати и авторитетно заявил: Никита Сергеевич, пошел вон. И понял, что пора уходить. Пока не поздно. Из медицины...

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100