анекдотов.net / Kоторый день уже не могу в сервис с утра уехать  Встал в 7 часов, умылся, сел на диван одеть носки,..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Kоторый день уже не могу в сервис с утра уехать
Встал в 7 часов, умылся, сел на диван одеть носки, проснулся в 10...
Истории без темы
* * *
* * *
Проблема техники.
Уезжаю на новый год и в суматохе оставляю у двери квартиры снаружи картонную коробку с содержимым лотка моего кота. Специально там ее поставил, чтобы выбросить не забыть, но забыл... сегодня прилетел и соседи рассказывают: 31 числа бдительная бабулька из соседней квартиры вызвала полицию, на всякий случай, посмотреть, что там, в коробке, а вдруг бомба!
Менты приехали, далее диалог:
— ну, и че там?
— да х. . знает крупа какая-то, а в нее градусник воткнут…
— давай МЧС вызовем, пусть они тоже на новый год попарятся...
Часа через три, реально, приезжают саперы с приборчиком. К коробке подходят аккуратно и начинают чего-то сканировать, а прибор зашкаливает, ну, значит точно взрывчатка.
Интересна реакция людей. Те, что с детьми сразу побежали на улицу, а сосед напротив, наоборот, открыл дверь, пододвинул к ней стол, поставил бутылку и стал смотреть реалити-шоу "обезвреживание".
Далее с его слов: «ну, через час приехала собака, понюхала, понюхала и села, вроде как ничего интересного. Кинолог с досады пнул коробку, взял собаку на поводок и удалился, сказав МЧСсовцам — г@вно. Этих тоже как ветром сдуло. Менты хотели протокол составить, но подписывать некому, я, например, сразу отказался…»
А все почему? Все эти приборчики выявляют соединения азота, которых в лотке предостаточно, можно просто понюхать, чистый аммиак.
Зато теперь все телефонами обменялись и, вроде как, познакомились, а то новостройка здравствуйте-досвидания.
А градусник (точнее спиртовой уличный термометр) там случайно оказался, его давно было пора выкинуть…
* * *
Только сейчас Абдул–Хусейн Сардари стали называть иранским Шиндлером.
Хитрость, смелость, личная душевная и финансовая щедрость и немного удачи позволили ему спасти в Париже несколько тысяч евреев. Начнем с того, что Гитлер считал иранцев арийцами, близкими германцам по крови.
Нейтральный Иран имел посольство в Париже, где в малозаметной должности и трудился наш герой. Иранские евреи притеснялись так же, как и все остальные, но ссориться с Ираном нацисты не хотели. Поэтому, когда
Сардари заявил, что иранские евреи и не евреи вовсе, а истинные персы–арийцы, лишь перенявшие сотни лет назад веру у приблудившихся к ним последователей Моисея, отмахнуться от его слов немцы не могли.
Начались научные исторические исследования, которые должны были либо подтвердить, либо опровергнуть утверждения иранского дипломата. А
Сардари начал выдавать евреям иранские паспорта, позволявшие покинуть
Европу и спастись. В сентябре 1941 в Иран вошли Россия и Британия.
Сардари был отозван домой. Отказался. Оставшись без дипломатического иммунитета и финансовой поддержки, продолжил свою миссию на собственные деньги. Немцы все вели свои исследования. До тех пор, пока Эйхман не назвал сказку "еврейскими трюками и камуфляжем", Сардари успел выдать еще тысячу паспортов. Некоторые, им спасенные, живы до сих пор.
* * *
* * *
Эпиграф: Удивительный случай случился со мной: я вдруг забыл, что идет раньше — 7 или 8.
[Даниил Хармс. Сонет].
Я живу в Англии, в Лондоне.
Один раз мы с женой делали дома ремонт и поехали в магазин за обоями.
(А я тогда от этого ремонта страшно устал и был сильно не выспавшийся, потому что до поздней ночи ругался с рабочими из Молдавии, которые нас нехило развели, обманув, что в нашем доме асбестовые стены – но это уже другая история).
Так вот, я положил в тележку несколько рулонов обоев и пошел в кассу, а жена пока пошла посмотреть, что еще там продают.
Подходит моя очередь, я показываю на рулоны в тележке — что вот, мол, все одинаковые, продавщица спрашивает — сколько? — а я точно не помню и считаю вслух: Onе, two, thrее, four, fivе, siх, еight, — еight rolls, — говорю (в смысле, восемь рулонов).
Она говорит: точно восемь?
Я уставший был — ну ладно, считаю снова: Onе, two, thrее, four, fivе,
siх, еight — да вот, говорю, восемь рулонов – и тут мне еще обидно становится, чего она не верит – что я ее обманывать что ли буду?
А она говорит: «аrе уou surе»? – А я тут уже разозлился, да пожалуйста, говорю, сами считайте, если хотите, что я вас обманывать что ли буду?
А ей далеко до рулонов тянуться, и они здоровые, на прилавке места нет, и я снова для нее считаю: Onе, two, thrее, four, fivе, siх, еight!
Тут народ в очереди уже с ног валится, а я никак не могу понять, в чем дело. Наконец мне человек, который за мной стоял, говорит:
«Извините, сэр, но у вас, кажется, ошибка выходит, после siх идет sеvеn, а не еight».
Тут мне стало стыдно, я быстро заплатил за эти злосчастные рулоны и убежал.
Представляю, что они подумали: «Вот ведь, приезжают эти восточноевропейцы в Англию обои клеить, а сами даже считать не умеют», — а у меня высшее образование, просто я программистом работаю, иногда в голове алгоритм заклинивает… как известно, в кратковременной памяти человека помещается только шесть объектов, и на седьмом иногда глючит, что и Хармс тоже подметил.
* * *
Посмотрел, в который раз, мультик студии Piхаr «Птицы» и вспомнилось…
Вот с такой же скоростью как воробьи вверх попугай воткнулся бы в сцену.
1971 год. Харьковский ТЮЗ. Я, еще пацан, перед армией, работал там монтировщиком декораций. Театр в то время сгорел, но не до конца. Мы мотались по чужим клубам и театрам. Спектакли в, основном, детские. И вот, собственно, про птиц. Назывался спектакль «Свободное небо».
Коротко сюжет: юным партизанам в борьбе с немцами помогают птицы.
Заводилой и главным у них попугай. В конце спектакля вся птичья стая, во главе с попугаем, помогает пионерам-подпольщикам поднять над городом красное знамя.
Играл попугая, в то время единственный в театре народный артист, Чайкин.
Мужик крупный, этак за центнер. Под костюмом попугая одет широкий пожарный пояс с кольцом за спиной. Высоко над сценой, на колосниках, крепился блок. Через него перекидывалась веревка. К ней привязан тонкий тросик, его из зала не видно, с карабином на конце. В конце спектакля
Чайкин незаметно пристегивался карабином и с криком: «Полетели» брал в руки красное знамя. А в это время, после «полетели», мы человек пять рабочих начинали плавненько (обязательное условие) поднимать его вверх.
Пока мы его поднимали, занавес закрывался. И так проходило много раз. Но попугай не чайка.
В тот раз выступали в ДК ХЭМЗ. На то время – самая высокая сцена в городе. Финал спектакля. Крик попугая-Чайкина: «Полетели». Мы начинаем его поднимать. Пока занавес закрылся, успели поднять метров на пять.
Все, занавес закрыт, веревку потихоньку начали попускать, а фигушки
Чайкин на посадку не идет. Мы опять, в натяг, держим, отпускать нельзя, грохнется. Пока разобрались, что куда, прошло минут тридцать. Чайкин уже и ругаться не мог. Лицо по цвету сравнялось со знаменем. Кое-как насобирали человек пять. Они галопом поскакали наверх. Схватились за тот конец веревки, который с карабином. Набросили на блочек. Нам свистнули, чтобы опускали. В общем, Чайкин приземлился. И почти живой. Но знамя не бросил. Его потом спрашивали: «А шо ж ты знамя не бросил? » Он отвечал:
«А я им пот вытирал». Разгон получили все.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100