анекдотов.net / Произошла эта история, когда учился я в волгоградском государственном университете на третьем курсе...
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Произошла эта история, когда учился я в волгоградском государственном университете на третьем курсе. Шла зимняя сессия. Мне предстоял экзамен по истории россии 1796-1761 гг (учился я на истфаке). Экзамен состоял из двух частей: тестовой и, собственно, билета с двумя вопросами. Так как повышенная стипендия у меня сорвалась, то и напрягаться при подготовке к экзамену я не стал. Пришел, ответил тесты. Тут преподаватель, а звали ее в студентческой среде "счастливая лошадь", говорит мне:"А не желаете получить пять баллов, вы же хорошо в течение семестра работали?" Рядом отвечавшие стали поддерживать меня: давай, мол, пятерка сама в руки идет. Ну, я и согласился.
Вытянул билет, а там как раз один из двух билетов по внешней политеке(а мне это всегда было интересно). Я улыбаюсь и отвечаю без подготовки. "Лошадь" прибалдела и говорит:"Чтобы закрепить вашу пятерку, тяните еще один билет!" Делать нечего, тяну! Опа, опять ответ я знаю! Лошадь в ответ: "Давайте еще!" Так продолжалось до девятого закрепляющего билета, на который я дал не полный ответ. Преподаватель захлопала в ладоши и закричала: "Наконец-то я вас поймала! Покажите мне еще ваши лекции и семинарские записи!" У меня с собой были только лекции, о чем я и сказал. Ответ "лошади" меня поразил: "Ну в этом случае я могу поставить вам только четыре балла, и то, с натяжкой!" Вышел я с экзамена и подумал:"А если бы я срезался раньше, меня что, на переэкзаменовку отправили бы? И стоило мне из-за призрачной пятерки отвечать на девять дополнительных билетов?"
Истории о студентах
* * *
Три истории в продолжении серии про шибанутых на физику.

Меня и пару моих глубоко замкадышных одноклассников на физику шибануло в классе 9-м. До этого времени мы были откровенными гуманитариями — ну там песню спеть на утреннике, стих с выражением прочитать, сплясать чего попросят. А тут выписали журнал Квант, начали писать формулы, носить на почту тетрадки с ответами. И это в городе, где пацаны начинают курить траву (реальную траву, а не то что сейчас ею называется) еще в детсаде, а родители железнодорожники и путейцы только креозот не пьют. В общем мы были искренне уверены, что физика это высокая наука для особенно положительных людей совсем не похожих на наших земляков. И однажды с котомками и маминой курицей мы оказались на утреннем Ярославском вокзале Москвы. Разделились — один в МГУ, другой в МИФИ, а я попилил в МФТИ.
Транспорт еще не ходил и на Савеловский вокзал я пошел пешком по утренней столице. 35 лет прошло, а я до сих пор помню тот чистейший прозрачный воздух на привокзальных улочках, вымытые пустынные московские проспекты, улыбающихся мне навстречу прохожих, пение птиц, красавицу Москву-реку. И невозможное счастье причастности к этому празднику. Добрался я кое-как до Долгопрудного.
Как же мы все ошибались.

Рассказ №1 — мой МФТИ. Долго стоял в каких-то очередях, получал какие-то квитки и заселили меня в тамошнее общежитие. Сейчас-то я понимаю, что мне не повезло, потому что именно в этот день физтехи уезжали в стройотряд. Но я-то этого не знал. Получив матрас из чего-то в комочках, непонятного цвета простыни я прошел с этим в комнату общежития для абитуриентов. Прошел — потому что дверь была без ручек и замков и стояла прислонутой к шкафу придавленная спинками от кровати.
В центре комнаты на полу на голой сетке спал человек одетый в какую-то строительную зеленую робу с нашивками, сапоги и с лопатой в руках. К соседям у окна была проломлена аккуратная дырка необычной формы. Стульев тумбочек не было, зато были два стола их заменяющих. Ночью когда тихий провинциальный мальчик попытался заснуть в комнате без двери вдруг в коридоре раздался буквально рев пионерского горна и человек с лопатой, спавший посреди комнаты вдруг вскочил, что-то проорал в форточку типа "пятый пятый к полету готов" и куда-то умчался. Больше я его не видел и до сих пор не знаю, куда он делся с лопатой и без вещей. Так я и стал поступать в МФТИ на что-то на квантовое. Столкновение с действительностью было удручающее. Дверь была снята не просто так, она держала содержимое шкафа, которое успешно высыпалось при попытке установления ее на место. Пролом в стене у окна выполнял роль коммуникативного узла внутриобщажной сети по передаче бутылок с пивом и не только. То, что я принял в начале за мусор на столах, оказалась установкой хай-енд аппаратуры, которую разрабатывали студенты соседи. Ну без корпуса, ну из деталей чего-то с долгопрудненской помойки, но ведь работало же и громко. А что у меня в комнате, так у них в комнате были складированы байдарки, поэтому отладку режимов усилителя они могли производить только у соседей — чего здесь непонятного. Я до сих пор помню наизусть композиции диска фирмы Мелодия оркестра Джеймса Ласта, которые служили им для настроек. Так вот я под музыку Джеймса Ласта и поступал в физики. Высокая наука, высокие отношения. Не поверите, но я все же поступил в тот год — на лечебный факультет 3-го медицинского (тогда стоматологического), о чем ни капли сейчас не жалею.

Рассказ №2 приятеля — физики из МИФИ. То что МИФИ секретный вуз было понятно из любого справочника для поступающих — особой строкой там стояли ветераны погранвойск, МВД и КГБ. Почему туда понесло моего приятеля — это вопрос наверное к его секретным родителям. Но тем не менее он оказался в чистенькой и ухоженной общаге института, правда в комнате прямо над козырьком входа. Это и погубило его физическую будущность.
Когда уставший от переживаний абитуриент сладко заснул в своей комнате раздался требовательный стук в дверь. Открыв ее мальчик оказался отодвинут в сторону мощной рукой пожилого человека и через окно его комнаты общежитие покинула группа молчаливых сосредоточенных товарищей.
Как потом оказалось — это были выпускники послеармейского подготовительного факультета, а то что пожилые — так в 17 лет любой 25-летний считается ветераном. Секретные физики — подумал абитуриент и лег опять спать. Через час раздался требовательный стук в окно и обратным путем проследовала группа хихикающих пожилых женщин (25 лет — это ж старухи), сопровождаемая маленьким пухленьким армянином. Секретные физики — уже не так уверенно подумал мальчик. Потом через его комнату еще не раз продвигались молчаливо туда и обратно отряды физических коммандос. Кончилось тем, что абитуриент проспал свой экзамен, но тем не менее поступил в иняз и занимается наверное тем, чем и хотели чтобы он занимался его секретные родители.

Рассказ №3 — физфак МГУ. Третий приятель отличником не был, но физику знал лучше нас всех. Он даже выступал на всероссийских олимпиадах, правда за чужую школу, потому что наша школа числилась неправильной и аморальной. Про то какие у нас неправильные школьники писала даже Комсомольская правда, когда восьмиклассницы поколотили чью-то обкомовскую дочку и была обличительная статья о падении нравов среди молодежи. В общем идти пешком поступать приятелю было ближе всех — на Воробьевы горы. На этом история и заканчивается, ибо он до них так и не дошел. А встретилась ему по дороге девушка с котомкой, которая приехала поступать в Москву в консерваторию. Так они с тех пор и идут по жизни вместе, он режиссер, окончивший ГИТИС, она певица.
А ведь тоже могли бы стать физиками.
* * *
Дело было в лохматые советские времена. Тетя училась в Ташкентском ВУЗе.
Тогда в республиках, подобных Узбекистану, была железная квота на поступление в институт. Т. е. студентов коренной национальности должно быть не меньше определенного процента. Однако, в те годы узбеки не рвались в ВУЗы. Многие и по-русски плохо говорили. Поэтому выдержать квоту было проблематично. Несчастных аборигенов уговаривали как могли и рады были всем, кто давал согласие на учебу. Приемные экзамены были чистой формальностью...
Теперь, собственно, история... Как-то в первые дни занятий у центрального входа института рядом с автоматами газ-воды стоит группка первокурсников-нацменов, только что съехавшихся из ближних и дальних кишлаков. И тут из дверей выходит негр. Узбеки это чудо и по телевизору не видели, т. к. и самих телевизоров не видели тоже. Реакция предсказуемая. Всеобщее веселье, тыканье пальцами и комментарии в которых ключевые слова: "ЧЕРНЫЙ, Черный, черный... . " Этот негр не мог не заметить подобного поведения. Он молча, с чувством собственного достоинства подходит к автомату, достает из кармана белоснежный носовой платок, увлажняет его газировкой без сиропа и вытирает им свою шею.
Платок остался белым, каким и был до этого. Тут же этим же платком он протирает шею одному из веселых узбеков. Платок из белоснежного превратился в черный.
— Ну и кто из нас черный? — сказал негр, вручил платок опешившему узбеку и важно удалился...
* * *
* * *
* * *
* * *
В далеком 1975 я был первокурсником физфака. Кроме физики, математики и т. п. в те времена были объязательны общеобразовательные науки-философия, диамат, истмат и т. д.
Историю КПСС нам читал Владимир Федорович Ф. , доцент, полковник в отставке, политрук дивизии, воевавший вместе с самим Л. И. Брежневым.
Как и у всех бывших отставников, у него были свои причуды. Староста курса, как старшина в армии, должен был обеспечивать своевременную доставку пельменей из близжайшей пельменной во время обеда. Для этого выдавались аллюминиевые судки, тара под сметану, денежное довольствие.
Обедал Владимир Федорович всегда в аудитории, громко смакуя пельмени и читая притом свои лекции.
Пришла пора экзаменов. Я по своим предметам шел неплохо, светила и стипендия, остался последний — история КПСС.
Не знаю, что меня тогда подвело-моя самоуверенность, что доцент только посмотрит мои оценки в зачетке и в солидарность поставит "отлично" или то, что я имел все конспекты его лекций(одолженные у однокурсниц), или то, что я знал даты проведения последних съездов КПСС.
На экзамен я пришел одним из последних сдающих, как раз во время сиесты Владимира Федоровича. Он как раз отобедал пельменями, готовился закурить свои любимую папиросу "Три богатыря", и тут я вызвался отвечать по билету. Потом уже я понял, что он меня совершенно не слушал, не задал ни одного дополнительного вопроса, молча взял зачетку, поставил три балла и только потом сказал:
— Не знаете вы историю нашей партии, молодой человек!
Учите получше, иначе не знаю, как вы сдадите в следующем семестре!
Уже потом знающие старшекурсники мне пояснили, что уважаемого доцента не надо было беспокоить во время обеда, и что теперь, даже если я принесу на следующий экзамен конспекты всех прозведений Ленина, Маркса и Энгельса, меня ничто не спасет от следующей расправы. Это означало-прощай стипендия еще на полгода!
Надо было что-то предпринимать. Выход был найден. В дело пошел отцовский фотоаппарат "Киев" + некоторая сумма, потраченная на пленку, фотобумагу и химикаты. На каждой лекции я снимал Владимира Федоровича во всех его любимых позах, что, с его стороны никогда не запрещалось. Наоборот, он, как и его любимый Генеральный Секретарь, сильно любил позировать.
На экзамене я вызвался отвечать первым, даже не готовясь по билету.
Положил на стол пачку фотографий(штук двести!), мол, посмотрите Владимир Федорович, что я тут нащелкал.
После этого принятие экзамена превратилось в демонстрацию фотографий.
— Вот, смотри, какой я еще орел здесь получился!!! А здесь?! А вот тут!!!
Каждый, кто приходил отвечать по билету, соглашался с полковником, получал без всяких вопросов и ответов "отлично" в зачетку и экзамен продолжался.
Наконец были просмотрены все фотографии из моего альбома, в аудитории остались только староста, Владимир Федорович и я.
— Ну, что, давай свою зачетку, сынок. Уважил ты старика, уважил. Жаль, что больше чем "отлично" не могу тебе поставить!
Взял мою зачетку, полистал, вдруг дикий крик:
— Староста!!! Почему у него за прошлый семестр стоит трояк??? Ты где был, когда я ему трояк ставил? Дуй мигом в деканат, возьми ведомость на пересдачу за прошлый семестр!
И Владимир Федорович лично перечеркнул свою оценку за прошлый экзамен, написав дважды "отлично".
Мой опыт переняли следующие поколения первокурсников, на лекции к доценту Владимиру Федоровичу(светлая ему память) все приходили с фотоаппаратами, демонстрировали свое мастерство на сессии. И все (абсолютно ВСЕ!!!) получали свои пять баллов!
P. S.
Владимир Федорович читал лекции не только на физфаке, но и на своем родном истфаке, при этом своих студентов-историков он беспощадно карал, приговаривая при этом:
— Нет, не знаете вы историю нашей партии, ребята, вот физики — те знают на отлично!!!

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100