анекдотов.net / - Андрюх, я не приеду сегодня  - что так?  - брату машину дала  - а с его машиной что?  - да блин.....
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

— Андрюх, я не приеду сегодня
— что так?
— брату машину дала
— а с его машиной что?
— да блин... мама нас озадачила — надо березу свалить у дома, мол, там корни, ничего не растет, блаблабла. мы вокруг нее походили-походили и решили — валить надо только вдоль дороги, иначе или провода порвет или на дом рухнет. подпилили ее наполовину со стороны куда падать надо, и тут этому гениусу пришла в голову идея — надо привязать к березе веревку повыше, а второй конец к фаркопу и натянуть слегка, чтобы придать нужное направление падения. сказано — сделано! брателло гордо садится за руль своего двухтонного крокодила, я с бензопилой продолжаю подпиливать березу. Кричу — натяни слегка! Ну он и натянул — и тут раздался громкий ХРУСЬ!
— все бы ничего, только веревка оказалась короче березы. эвакуаторщиков пополам складывало, когда они остатки машины грузили...
Истории без темы
* * *
* * *
Весна, вспомнилось, как в 1987 году я, холостая, пришла по распределению на авиационный завод инженером-конструктором по САПр.
Наступил май, меня отправили в командировку — ремонтировать к лету заводской пионерский лагерь, оттуда я привезла около 10 отгулов (командировочные 2, 60 + зарплата, за еду только по рублю вычитали).
Июнь — прополка сахарной свеклы в подшефном колзе за 100 км от дома, ну это тяжелая работа, мне не нравилось, хотя отправляли одних женщин, от дорог далеко, можно было позагорать топлесс, опять же отгулы.
Июль — сенокос, жара, там работали с местными, купальники не снимали, но купальники были микроскопические, и все лямки подоткнуты, чтоб следов не оставалось, опять отгулы за выходные.
Август — уборочная, работа тяжелая, пыльная, мужские рубашки с длинным рукавом, треники, платки, одни глаза торчали, да и погода начинала портиться, но на уборочной хорошо платили (помимо зарплаты на основном месте работы + все лето бесплатная еда) и отгулы.
Сентябрь, начало октября дожди, холодно — картошка, а вот фиг вам, я свою норму колхозную выполнила, я в свой законный отпуск, без всяких соляриев покрытая ровным загаром, еду по профсоюзной путевке за 30% на юга, и у меня еще примерно месяц отгулов, чтобы еще зимой куда-нибудь съездить. Да и зимой нас не забывали, регулярно на всякие подшефные стройки посылали, а там рабочий день короче, опять же лафа.
А самолеты как-то без нас обходились )))
* * *
РАЗОРВАННАЯ ЦЕПЬ
"Или не берись, или доводи до конца"
(Овидий)
Так же, как и в далеком детстве, мама написала мне печатными буквами подробный список — сколько, чего и по какой цене покупать.
Даже предупредить не забыла:
— Не потеряйся там, базар очень большой, свернешь не туда и заблудишься. За кошельком хорошенько смотри.
— Мама, мне сорок семь лет.
— Это в Москве тебе сорок семь, а в Стамбуле ты пятилетний.
— Ого, какой список. Мама, ты ж мне и сумку побольше дай и чтобы крепкая была.
— Не нужна тебе сумка, нечего надрываться. Там на базаре полно носильщиков. За пять лир что угодно до дома донесут, тем более и нести не далеко. Очень удобно.
— О, шикарный сервис.
— А ты как думал? Это же Европа, ну в смысле Азия, ну в смысле, ты понял…
Я понял и отправился на базар.
Накупил всего-всего: от клубники до гранат, исчерпал мамин список и стал присматриваться к носильщикам.
Их и вправду было немало, у каждого за спиной большая плетеная корзина, и каждый, напрягая жилы, громко пел свою отчаянную рекламную песню.
И тут, среди них я заметил тщедушного старичка. Такой он был старый кривоногий и худой, что казалось будто бы огромная корзина — его хозяйка, а не наоборот.
Вот я и решил дать деду подзаработать. Он обрадовался, засуетился, аккуратно нагрузил мои пакеты в корзину, причем — картошку и яблоки вниз, черешню наверх, все как положено, а как понял, что я ни бельмеса по-турецки, показал на пальцах пять лир, и как-то с трудом, совсем не лихо, погрузил корзину себе на горб. Я указал на ближайшую мечеть как ориентир моего дома, а тут, откуда не возьмись к деду подбежал маленький мальчик лет семи, с клюкой в руках. Похоже, что мальчик был деду даже не внуком, скорее правнуком.
Пошли. Я впереди, а дед чуть позади. Мой груз скрючил носильщика почти до самой земли. Так он и шел — одной рукой опираясь на плечо мальчика, а другой на свою клюку.
Мне почему-то стало очень стыдно, иду налегке как плантатор, а они… и зачем я пять кило картошки взял? Без нее было бы килограммов восемь, от силы десять и деда бы не так согнуло.
Метров через сто, дед что-то крякнул внуку и опустил корзину на землю.
Не успел я удивиться, как груз уже оказался на плечиках этого семилетнего олененка на тоненьких ножках.
У мальчика получалось еще хуже чем у дедушки. И как такое случилось, что между дедом и мальчиком не хватало целых два звена, два поколения здоровых и крепких мужиков? Куда они исчезли? Не было никаких сомнений, что у этого деда на всем белом свете есть только этот мальчик, а у мальчика — этот совсем дряхлый дед.
Вот только один уже давно не может, а другой еще не в состоянии таскать огромную корзину. Выглядели они и вправду как разорванная цепь.
Я решил прекратить это издевательство над людьми, протянул деньги и сказал:
— Окей, финиш, тыщикулер.
Дед помог мальчику сесть на землю и удивленно начал тыкать пальцем в сторону мечети, мол, какой "окей"? Мы ведь еще полдороги не дошли.
Я махнул рукой и опять сказал — "окей", протягивая деньги.
Дед грустно пожал плечами, аккуратно вынул из корзины пакеты, надменно отодвинул от себя мою руку с деньгами, надел корзину, обнял мальчишку и поплелся обратно в сторону базара.
И тут я понял, что ужасно оскорбил их своей жалостью, ведь они не нищие, а честные работяги с огромным чувством собственного достоинства. И не важно, что дед, может быть, еще Ататюрка помнит и уже давно не в состоянии таскать тяжелые корзины. Принципы дороже денег.
Я быстро догнал горе-носильщиков, опять сказал "окей" и показал на свои пакеты и на мечеть.
Так они уставшие и мокрые и тащились до самого моего дома, то и дело подменяя под корзиной и поддерживая друг друга. Еще и мне улыбаться успевали, не переживай, мол, все под контролем, мы уж как-нибудь дойдем.
Заплатил я им вдвое больше.
Дед хотел было отказаться, но потом все же согласился, ведь чаевые — это прихоть клиента.
Они еще долго потом сидели на ступенях нашего подъезда. Отдыхали. Я даже холодной воды им вынес...
* * *
В нормальной организации рабочий день начинается заметно раньше, чем любой из работников может потребоваться. Скажем если магазин открывается в 8, то в 7: 30 туда приходит персонал. Поэтому опоздания в рамках 15 минут вообще никак не влияют. Регулярных опоздунов штрафуют, чтобы не входило в систему, остальное никого не волнует.
В нормальной организации присутствует избыточность кадров, учитывающие отпуска, праздники и больничные (в среднем 10 недель из 52 человек не работает, т. е. щтат надо увеличить на 25%, вот сейчас у нас есть отдел из 4 посменных работников и их начальника, так вот начальник отдела выходит вместе с подчиненным на месяц-другой в году, все остальное время кого-то замещает на посту).
Избыточность кадров также определяет взаимозаменяемость. Если кто-то вышел поесть, покурить или в туалет — это не влияет на производство. Но если кто-то постоянно вышел — в коллективе его любить не будут.
Конечно везде есть странные личности, которые вообще не работают. Но вот они-то как раз и ходят на работу за 30 минут до начала, чтобы никто лишний раз заметил. И отпрашиваются лично у генерального, если им надо. И курить не ходят.
* * *
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100