анекдотов.net / Были с подругой в Питере. Вышли из бара и решили пройтись по летнему городу. Подошел Бомж (Петр Алек..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Были с подругой в Питере. Вышли из бара и решили пройтись по летнему городу. Подошел Бомж (Петр Алексеевич), попросил 100 рублей за то, что он нам проведет экскурсию. Мы были навеселе, и наш новый друг выглядел опрятненько даже со своей тележкой пожитков. Всю ночь водил нас по Питеру, читал стихи Пушкина, рассказывал в подробностях про Блокаду Ленинграда, про Царскую эпоху, неоднократно жалел, что не знал тезку лично. Утром, уставшие, расплатились с Петром Алексеевичем 1000 рублей; долго нас благодарил, а мы его. Лучшая экскурсия по городу)))
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
«Эту историю нам рассказал Шурик» (С).
Шурик или не он, но это было. Было это, когда водка стоила 5.30, проезд в трамвае 3 коп. и проклятие всех либерастов колбаса — 2.20.
Друганы после 4 курса ИМИ поехали в лагеря, дабы славно завершить курс военной кафедры. Дяди военные (с ентой самой кафедры) решили немного забашлять и продали 200 студенческих душ на массовку на Свердловскую киностудию по цене 3 руб. за каждую за день съемки.
Переодели часть народа в советскую форму, а другую в немецкую и выгнали за ворота, чтобы посадить на автобусы и везти к месту кинобаталии.
Лениво палило солнце и самые сообразительные стали разбегаться по окрестностям в поисках освежающей жидкости. И этот оазис был найден.
Желтая бочка с квасом! …Прохладная влага пенилась в граненых кружках и жизнь становилась лучше с каждым глотком. Но счастье не бывает долгим.
Откуда–то из подворотни вышел патруль.
— Товарищи солдаты! Подойдите.
Угу, разбежались. Наши парни были ребята тертые и до института успели отслужить срочную и хорошо знали, что даже при наличии всех оправдательных документов, безупречного внешнего вида и самого благопристойного поведения можно было легко угодить в задержку, и поэтому ударились в бега. Патруль рванул за ними и не от излишнего фанатизма, а от того что не выполнившие «план» сами рисковали загреметь на гауптвахту на неопределенное время. Беглецы понимали, что в случае поимки их не отпустят и бежали так, как не бегали со времени службы в армии. И чудо свершилось, им удалось влететь в толпу массовщиков и затеряться.
Патруль свернувший за угол был ошарашен тем, чего не могло быть Никогда.
Перед ними стояли эсэсовцы. Густая рыжая шерсть оттопыривала расстегнутые воротники мундиров и нахально кучерявилась на руках, густо испещренных веснушками. Красные морды довольно щурились под касками со сдвоенными молниями. Стволы МП пялились черными зрачками. И это было еще не все. Офицер эссесман. Аристократическое лошадиное лицо. Весь выглаженный и вычищенный, в сапогах с высокими голенищами. Презрительно утомленный взгляд — так смотрят на недочеловеков.
Бедный лейтенант и бойцы, они бы сами сделали ноги, но как писали в старинных романах, «ужас сковал их члены» и они только дергались на месте. Унтерштурмфюрер СС добил их: «Хальт! Цурюк!», поднял руку и пальцами, затянутыми в лайковую перчатку, поманил к себе «Ком цу мир, швайн!»… У патрульных началась истерика…
* * *
Тот же бобер в миниатюре, вот какая она — водяная крыса, и повадки те же, и окрас, хвост, правда, крысиный, но кто же из нас без недостатков?
Прописался как-то на одной прудке, вечерами там сидел, каждый выходной с утра пораньше, один ловил — без шума и пыли; стал замечать крыску которая сновала туда-сюда по хозяйственным делам. Аналогично приметила меня и водяная полевка, глядит — человек смирный, села поблизости и стала пристально изучать. Слово за слово — познакомились. Кинул кусочек хлеба и тут-то и выяснилось, что это — крыс: первым делом заботливо понес угощение домой — жене и детям и только потом сам стал угощаться, держа ломоть в передних лапках, жевал задумчиво, на меня поглядывая.
Назвал — Шуриком, больно забавно и деловито он шуршал по всему водоему; стало повеселей на рыбалке — вдвоем.
Отличный был семьянин — всегда первый кус относил в гнездо под кустом; однажды привел супругу — меня показать, знакомство она, видимо, одобрила, но больше в мужской компании не показывалась, оно и понятно, хозяйство — забот полон рот.
Иногда приводил друзей похвастать компаньоном, покличешь: "Шурик! Есть ходи!", и несется коричневой торпедой крыс с любого уголка пруда.
Нет в природе диких животных, а есть только обделенные вниманием.
* * *
Гнали вертолет через Средиземное море. Пока летели, то да се, обледенение, встречный ветер, (ну, все, все, не буду тут про сложности плакаться) вообщем, спалили керосин. Когда пришли в пункт назначения, то лампочки сигнализации аварийного остатка топлива уже горели. А тут — гроза, ламца-дрица.
Над аэродромом висит "этажерка", — несколько самолетов кружат, кто повыше, кто пониже. Ждут улучшения погоды. А нам ждать нечего. У нас один вариант — садиться. И если повезет, то лучше всего на аэродром.
Ну, как садились рассказывать не буду (зачем я тут буду раскрывать секреты мастерства? Ха-ха. )
Сели. Как сели — сам не понимаю. Заливало так, что после посадки рулить не смогли, — ни черта не видно. Тропический ливень — это вам не трали-вали, как справедливо заметила заслуженная Верка Украины Андрей Михайлович Данилко. Но сели.
И тут слышу в эфире какой-то борт диспетчера вызывает:
— Разрешите заход, уточните условия посадки.
Диспетчер в ответ сообщает, что на аэродроме гроза, видимость даже не нулевая, а с отрицательными значениями, ветер, болтанка и прочие прелести.
— О"кей, — отвечает самолет. — Разрешите заход.
А надо сказать, что у них диспетчера не как у нас, они не запрещают посадку. Все на усмотрение экипажа. Но тут диспетчер уточнил:
— Вы уверены, что хотите зайти в таких условиях?
— Но ведь только что кто-то сел!
Секундная тишина. Видимо диспетчер подыскивал нужные слова, чтобы убедить экипаж в ошибочности принятого решения. Нашел и выдал в эфир самый убедительный аргумент:
— It wаs Russiаn.
* * *
Давным давно, когда Транссиб еще только строили, в одном сибирском городе нужно было построить вокзал. Дело обычное, да. Но вот проектов этого вокзала было два.
Губернатор мог бы решить вопрос сам. Но не стал. Вместо этого на площади перед будущим вокзалом были поставлены два больших щита с эскизами обоих проектов. И два ящика. Любой желающий мог бросить в ящик денежку и, таким образом, проголосовать за этот проект. Ну а вырученные деньги предназначались для благоустройства города.
Голосование шло неделю. Сибирские купчины торжественно совали по сторублевке в оба ящика. Народ попроще кидал рублевки и полтинники. А перед самым подсчетом, когда уже и народ собрался, прибежал мальчик-сирота и сунул в один ящик две копейки...
Как оказалось, сиротка и решил дело: в этом ящике оказалось НА КОПЕЙКУ БОЛЬШЕ!
Вокзал был простроен по выигравшему проекту.
Губернатор, который и сам болел за этот проект, за свой счет отправил мальчика-сироту учиться в гимназию.
Город получил на благоустройство весьма значительную сумму.
А народ запомнил эту историю. Хорошо запомнил.
Уже после Великой Отечественной этот, много раз ремонтированный и реставрированный вокзал снесли. Построили новый, большой и современный. Но фасад этого нового вокзала был хотя и увеличенной, но точной копией того, старого, за который когда-то люди голосовали своими деньгами...
* * *
* * *
В конце 60-х — начале 70-х родители друга, будучи студентами, снимали комнату у одной хорошей бабушки. Бойкая такая бабуля, многому научила его маму по хозяйству, много отцу его подсказала, чтобы умел ладить с женой. Была хорошая бабуля по имени Зина.
Мама друга была очень красивая, и повадился один преподаватель домогаться ее. Дошло до того, что прямым текстом сказал: "Не дашь, тебя отчислят, а мужа заберут в армию (тогда служили 3 года и 4 года на флоте)". Мама в слезах, не знает, что делать, до истерики дошло, решили бросать учебу. Баба Зина послушала, матюками приободрила родителей и посреди ночи набрала телефон.
Родители слышали такой разговор: "Слышь, ты, полковник! Да мне похрен, что ночь, ж@пу поднял и отправляй посыльного! Скажи, что Зина звонит". Через 10 минут звонок. Баба Зина разговаривает с кем-то, как со старым другом: "Да ты и тогда был хорош, чего замуж не позвал? Да иди ты, жених хренов. Ну, спасибо за помощь". А далее, как в сказке, говорит: "Ложитесь спать. Утро вечера мудренее".
Утром мама с папой хуеют от извинений декана и от новости, что препод уволен, и им автоматом ставят пятерки. Приходят домой, баба Зина улыбается, пыхтит Казбеком и говорит: "Ну вот, не зря я этого борова через линию фронта на себе тащила, пригодилась боевая дружба". Баба Зина, оказывается, воевала, да в таких местах, что не приведи Господь. Сама четыре раза была ранена, вытащила больше сотни раненых с поля боя, но почему-то героя так и не дали ей. Один из спасенных оказался тогда майор-разведчик, а на тот момент член Генерального Штаба ВС СССР — это высший командный совет всей армии Советского Союза. Он-то и помог родителям.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100