анекдотов.net / Бригада “Скорой помощи” выехала на случай клинической смерти - остановку сердца на берегу озера в Ек..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Бригада “Скорой помощи” выехала на случай клинической смерти — остановку сердца на берегу озера в Екатеринбурге летом в жаркий день. Доставили дефибрилятор. положили резиновый коврик. Песок влажный. Кольцо зевак плотное — человек 30-40. Доктор им говорит — мол, уходите. Они — ни шагу назад. Доктор опять — результат нулевой. Ну что делать — не воевать же с мирным населением. Доктор со словами — “Я предупредил”, — дает разряд дефибрилятора в пациента, стоя, повторяю, на резиновом коврике. Вы можете представить, как 30 человек одновременно несколько раз подпрыгивают на месте, а затем разбегаются в разные стороны? Я раньше тоже не могла. А мужика, кстати, откачали.
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
Прочитала историю о том, как медики на похоронах откачали коллегу.
Вспомнилось, как меня позвали на рыбалку два друга — врачи скорой.
Невдалеке от нас рыбачил парнишка, который в итоге зацепил ногу крючком, и спросил, нет ли у нас йода.
Ха-ха три раза!
В багажнике машины одного из скоропомощников лежал старый огромный бабушкин чемодан, который занимал чуть ли не весь багажник, и в котором было ВСЕ — я сама мельком увидела там раздвижную подставку для капельницы, стерильный родпакет, набор скальпелей и подключичный катетер. Все это мирно покоилось на остальных инструментах и лекарствах, ассортименту которых позавидовала бы любая аптека.
В общем мальчик был продизенфицирован, перевязан и, хромая, сбежал от нас под вопрос доктора вдогонку: "Мальчик, а у тебя часом гепатита нету? "
— А че, — объяснил он мне, — я же в крови его измазался, надо же знать, с чем дело имеешь!
Когда же я начала вслух офигевать от чемодана и его содержимого, доктор подмигнул мне и сказал:
— А прикинь как гаишники охреневают, когда я выволакиваю ЭТО на просьбу предъявить аптечку... . .
* * *
Кинорежиссер и однокурсник Шукшина Александр Митта вспоминает такую историю. Когда Шукшин пришел поступать во ВГИК, он полагал, что люди собираются, договариваются и артелью делают кино. Но оказалось, что есть главный человек, которого все слушаются, — ре­жиссер. Тогда Шукшин решил поступать на ре­жиссерский факультет. На экзамене М. И. Ромм попросил его:
— Расскажите мне о Пьере Безухове.
— Я «Войну и мир» не читал, — простодуш­но сказал Шукшин. — Толстая книжка, време­ни не было.
— Вы, что же, толстых книг никогда не чи­тали? — удивился Ромм.
— Одну прочел, — сказал Шукшин. — «Мартин Иден». Хорошая книжка. Ромм возмутился:
— Как же вы работали директором школы? Вы же некультурный человек! А еще режиссе­ром хотите стать!
И тут Шукшин взорвался:
— А что такое директор школы? Дрова до­стань, напили, наколи, сложи, чтобы детишки не замерзли зимой. Учебники достань, керосин добудь, учителей найди. А машина одна в дерев­не — на четырех копытах и с хвостом... А то и на собственном горбу... Куда уж тут книжки толстые читать...
Ромм поставил ему «пять» и принял.
* * *
Настоящий Ученый всегда следит за точностью формулировок и корректностью терминологии. Даже если он не на Ученом Совете среди коллег, а, скажем, на даче в кругу семьи. Итак, семья собралась на веранде дачи. Все уткнулись в свои книги. Тишина прерывается лишь шелестом страниц. Но залетает на веранду шмель. Жужжит. Всем мешает читать. Мой отец (геолог) берет тряпку и пытается оного шмеля изловить и с веранды удалить. Мама (химик) пердупреждает -"Смотри, чтобы не ужалил!" Дед — Настоящий Ученый, биолог — такого издевательства над терминологией стерпеть не может (ужалить можно только специальным органом — жалом, кое у шмеля отсутствует, а потому тот пользуется челюстями и расположенными рядом с ними железами, вырабатывающими яд). Оторвавшись от чтения, дед, с высоты авторитета академика, президента научных обществ, лауреата и прочая, хорошо поставленным голосом опытного лектора, умело держа паузу (чтобы и самые тупые успели понять), изрекает:
— Шмель НЕ ЖАЛИТ...
Отец бросает тряпку, хватает шмеля голой рукой — и под его (отца) отчаянный вопль дед заканчивает фразу:
— Шмель КУСАЕТ!
* * *
В холодный ноябрьский денек особенно приятно вспомнить летнюю жару.
Итак, июль, жара, Московский Метрополитен. Запах пота настолько густой, что оседает солью на стеклах. Пассажиры спрессованы так, что "ни родить ни залететь". Я в сарафанчике длиной "покуда мама разрешает". Стою спиной к сиденьям. Вдруг чувствую, что кто-то гладит меня по бедрам, точнее, по тому месту, которым они к корпусу привинчены. Причем прикосновение не рукой, а чем-то типа кисточки или пуховки для пудры. За спиной строгий старческий возглас: "Вася!"... "Ребенок, что ли, балуется?" — думаю. Снова прикосновение. "Вася!!!" А повернуться ну никакой возможности нет! Наконец, на "Библиотеке" выходят сразу пол-вагона. Оборачиваюсь. Сидит дедуля, лет 80 минимум, на коленях у него портфель а-ля товарищ Дынин, а в портфеле здоровенный мохнатый котище. Зверь от духоты и шума, ес-сно, нервничает и машет хвостом, периодически попадая мне под юбку. Теперь уже спереди. "Васенька!" — укоризненно восклицает дедуля. "Я с тобой полностью согласен! Но я же держу себя в руках!"
* * *
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100