анекдотов.net / Было это в году 1998. Привезли девченку из глухой деревни, лет 17 в роддом, рожать пора, а она не бр..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Было это в году 1998. Привезли девченку из глухой деревни, лет 17 в роддом, рожать пора, а она не бритая. Деревня, одним словом. И вот, после осмотра посылают ее бриться и санитарку в помощь дали, а она сама, говорит, все сделаю, умею. Закрывается, значит, эта особь, в ванной комнате, и нет ее мин.15, 20, 30. Санитарка стучится, помощь предлагает, а та отвечает что скоро уже, закончиваю. Собрался весь медперсонал, стоят ждут, главврач подошел, интересно же! И вот, после полуторочасового бритья, выходит наша деревенская красавица побритая налысо, без бровей, и самое главное, в нужном месте все по прежнему! Главврача мин.30 откачивали.
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
Два дебила-это сила.
"Жили-были два медведя. Один Коля, другой Федя"
В каждой части есть свои люди-легенды. Те выдающиеся воины, о деяниях коих былинники речистые ведут рассказ из призыва в призыв. В нашем подразделении два кренделя достигли такой степени легендарности, что были близки к обожествлению.
Воистину, пантеон чуть не пополнился богом армейского идиотизма-двуликим разорванным Анусом.
Поначалу два призвыника Коля и Федя ничем не выделялись из общей массы. Белобрысые, ушастые тормозные духи. Поскольку оба были из путяг -их отправили в автобат. Там-то они и прославились впервые. На 66м Газоне протек бак. Прапорщик, тоже невеликого ума деятель, позвал первых попавшихся воинов (колюфедю) -и велел бак заварить. Два дятла-самоубийцы уже подтащили сварочный аппарат, когда, на свое счастье попались на глаза ангелу-хранителю.
— АААА! ! Дебилыбляяя! -орал на недопреставившихся дед-ефрейтор. Вам жить надоело?! Уррроды! А бензин слить?!
Дебилы послушно слили топливо, сняли бак, открутили все пробки и по совету ефрейтора надели бак на выхлопную трубу другого грузовика. Дабы горячие выхлопные газы выветрили все пары бензина. Подождали полчаса.
Потом пошли за советом.
Ангел хранитель к этому времени свалил по своим делам. Невезучие сварщики пошли искать другое вместилище знаний. И нарвались на инфернального демона-черпака, что грелся на солнышке.
— Можно вопрос задать?
— Можно Машку за ляжку и козу на возу-а в армии- "разрешите".
— Разрешите спросить?
— Ну?
— Как узнать-есть ли в баке пары бензина?
— Спичку туда бросить.
Сказано-сделано. Зажгли спичку, бросили, узнали. Пары были. На счастье этих кретинов-немного. Но хватило на то, что бы превратить бак в шар. От взрыва его расперло во все стороны.
Что никак не смутило Колюфедю. Те аккуратно заварили все щели и кое-как приделали бак на место.
Наутро у начальника автобата случился родимчик, когда он увидел 66й газон с распухшим яйцом между колес. Орал он так, что казалось-еще немного и коронки расплавятся. Пиздюлей получили все-и смышленый прапорщик, и демон черпак, и ангел-ефрейтор.
Коляфедя отделались легко. Их, как юродивых, оставили без критики (не поймут)- и велели оквадратить круглое.
Благая весть разлетелась по всей части и толпы паломников полезли на забор зырить на газон с отбитыми яйцами.
Полковые негодяи зубоскалили неделю. Коляфедя прославились.
И тут же закрепили успех-трое суток колошматя по баку молотками. Три дня автобат угорал над старательными молотобойцами, пока ангел-ефрейтор, не выдержав, вырвал у них предмет производства. К этому времени бак потерял всякую форму и являл уже собой законченное художественное произведение. Музей Гугенхейма легко бы взял его в экспозицию.
Ефрейтор не оценил труды скульпторов, повелев выкинуть творение ("эту фигню" в его определении) и приволочь бак со свалки. Благо , там валялось несколько остовов от 66х.
Потом двух героев послали работать на завод-разгружать вагоны. Ловелас Федя умудрился соблазнить заводскую стропальщицу-здоровенную бабищу под центнер весом и с руками молотобойца. Обделенная мужским вниманием звероподобная стропальщица, от свалившегося на нее женского счастья вошла в раж . Схватила милого за булки и рванула слегка в стороны. Федя треснул по шву.
Вж@пураненого Федю, давясь от хохота, отвезли в госпиталь зашивать. Кое-как оформили все как производственную травму. Ну а иначе всем бы развальцевали отверстия.
Но, понятное дело , благая весть облетела всю часть. Начальник автобата каждый раз ставил его в пример личному составу.
— Бездельники! Раздолбаи! Вам бы только хуи пинать! Один Федя за вас ж@пу рвет на работе!
Прошел год и Коляфедя "состарились". Оказалось, что Федя-потомственный алкоголик, а Коля- убежденный плановой. Причем, если Федя по пьяни был тих и благостен, то из обкуренного Коли энергия хлестала через край. Как то раз, наобщавшись с духами предков обдолбанный Коля приперся в казарму. Там ему прихватило живот. Пакостный двоюродный дядя насоветовал не париться с беготней до тубзика, а облегчится прямо в проход между койками.
Но! Заметая следы хитрый Николай подтерся простыней соседа-Федора.
Поутру друзья начали делить ответственность.
— Это ты насрал!
— Нет ты!
— Во твоя ж простыня вся в говне!
На шум прибежал многострадальный комбат и первое время не знал что сказать. Просто разевал и захлопывал рот. Потом провели расследование. Оно было недолгим.
— Коля, а где твоя форма?
— ?!
Оказывается, Николай под действием веществ ночью бегал по футбольному полю перед казармой, срывая покровы. Готовился ко сну, так сказать. Хб, кирзачи, ремень и пилотка валялись по всему стадиону, указуя на масштаб его личности. Незаурядный.
— КАК? КАК ТЫ МОГ НАСРАТЬ В КАЗАРМЕ?! -пытал комбат героя.
— У меня вегетососудистая дистония- ответил засранец и тем обессмертил свое имя. Отныне для всей части он стал Вегетососудистым.
Однажды под дембель эти два кренделя нажрались. Ночью шлялись по расположению. Тут на глаза им попался гипсовый часовой, что бдительно охранял стенд с присягой. Возле плаца стоял он годами, подавая личному составу пример стойкости перед лицом лишений.
Два дебила долго бродили вокруг монумента, дергая его за ремень и требуя "грудину к осмотру".
— Почему сапоги не чищены?
— А давай почистим!
— А давай!
Почистили ваксой. Полюбовались. Красиво. Ну и уже в угаре начистили ему рыло гуталином, а заодно и кисти рук. Потом сгоняли за соломенной шляпой, что неведомо как попала в автобат. И натянули ее часовому на башку. Негр получился: любо-дорого смотреть. Последним штрихом послужил окурок, прилепленный Федей к чувственным губам истукана.
... Шедшего поутру полковника посетила богиня Ата, когда он увидел у Присяги негра в белом кителе и с автоматом. В соломенной шляпе нагло курящего на посту.
Комполка стоял, бешено вращая очами минут 5, любуясь композицией. Потом порысил в штаб, где пистон получили все.
Вздрюченное реакционное офицерье учинило дознание и вычислило авторов.
Собственно, кто б сомневался.
На художников наорали в 30 глоток и повелели оттереть все взад. Те два дня скребли истукана щетками, мыли чем придется-ничего не выходит. Черного кобеля добела не отмоешь.
Потом решили побелить.
Получилось.
Статуя засверкала первозданной белизной.
До первого дождя.
Наутро приезжает проверка и ну полкана пытать- чего это у тебя мулат на плацу делает?
Полковник завыл матерно и вздрючил всех снова. Статую побелили заново.
Дождь- и стенд караулил метис.
Решили покрасить маслом. Заляпали весь постамент. Раз такая беда-художественный совет, в который превратился штаб разрешил размалевать фигуру реальными цветами. На форму то зеленая краска нашлась. На сапоги черная тоже. А вот с лицом проблема. Коляфедя заебенили лик защитника желтым. Подкрасили глазки, подвели бровки. Подмазали губки. Полюбовались. Ну как живой!
Наутро опять проверка. И первым делом, понятное дело, бегом смотреть памятник.
— Полковник, а полковник! А нахрена у тебя китайская пр@ститутка заместо негра стоит? Или у бойца желтуха? А зачем он губы накрасил?
Полковник завизжал, орошая оробевшую комиссию слюнями и приказал снести статуй к ебаной матери. Заодно под шумок уволили творцов. Пока они еще чего не украсили.
* * *
Горжусь одной записью в своей трудовой книжке: За отвагу, проявленную при тушении пожара…
Это начало записи. А дело происходило так.
На территории кожзавода ни души. Обеденный перерыв. Шагаю в сторону проходной. Запах дыма. Оглядываюсь – на втором этаже, в окнах цеха отделки огонь. Смежное с цехом помещение — склад готовой продукции.
Бегу к пожарной лестнице мимо здания конторы и ору в каждое окно, будоража всех сногсшибательной новостью. Переодеваться и даже скинуть с себя новую куртку – ветряк некогда. Хватаю пожарный рукав и тащу его по железной вертикальной лестнице, которая, на счастье, прямо между горящих окон. Расплавленный битум капает с загоревшейся крыши. С каждой ступенькой пожарный рукав делается все тяжелее и тяжелее. Наконец кто-то внизу открыл гидрант. Рукав стал вырываться из моих объятий. Поливаю кровлю над собой, разбиваю раскаленное стекло и направляю струю в окно.
Умудряюсь просунуть извивающийся рукав в помещение и перелезть на подоконник. Спрыгиваю на пол. Дальше легче.
Короче, прибывшим пожарникам оставалось дотушить рубероидную крышу.
Немного подгоревшая дверь в цех заперта снаружи – обеденный перерыв.
Пожарники с такими вещами не церемонятся — поломали ее моментально, хотя в этом, уже, не было никакой необходимости. Под аплодисменты коллектива выхожу из цеха.
В тот же день приказ с записью в трудовой книжке: За отвагу, проявленную при тушении пожара, награжден премией в размере… десяти рублей! ?
Всю одежду, обгоревшую и в битуме, пришлось выбросить. С прической тоже пришлось расстаться – битум невозможно было удалить. Ожоги зализывал неделю. И вот отблагодарили. Благодарность руководства, прямо скажем, неадекватна подвигу. А ведь спас продукции на громадные тысячи рублей, да и само здание почти не успело пострадать. Непонятно.
Понятно стало через двадцать с лишним лет. Встречаю как-то знакомого, который в те времена на «Волге» директора завода возил. Рады встрече оба. Вспоминаем молодые годы. Напоминаю о пожаре. Он ржет как конь, согнулся пополам от смеха. Наконец к нему возвращается способность говорить.
Оказывается после того моего подвига, несколько человек на заводе, во главе с директором, в качестве награды, готовы были меня убить.
Продукции там не было вообще, только несколько отбракованных кож для видимости ущерба. И вот я, своими действиями, поломал всю тщательно продуманную операцию по списанию на пожар такого громадного количества продукции, что собиралось к дате пожара не одну неделю. Пришлось им все украденное обратно на завод завозить.
Вот как бывает – форс-мажор не сам пожар, а его ликвидация.
* * *
Москва. Жаркий июль 2001 года. Городская больница, кардиореанимация.
Большая светлая палата, в ней 5-6 коек, на них лежат больные. У окна
сидит дежурный врач, пьет чай и смотрит в окно. И вдруг слышит с одного из прикроватных мониторов (прибор такой, автоматически снимает ЭКГ и некоторые другие параметры жизнедеятельности и умеет сигналить о
значимых отклонениях) писк аlаrm`а — "предупреждателя". Подходит и
видит: на мониторе — фибрилляция желудочков (кто не знает — это
клиническая смерть). Hу, тут врач берет и со всего размаха уе#ывает
больному кулаком по грудной клетке (советую, кстати, всем запомнить -
это самая первая помощь в таких случаях, всякие дефибрилляции
электродами, как в "Скорой помощи" — потом). Hа мониторе — синусовый
(нормальный) ритм. Врач, весьма довольный, уходит опять к окну и пьет
чай дальше. Через 15 минут — снова с того же монитора писк аlаrm`а.
Врач подходит — картина та же. Hу, он занес руку для удара — и тихо
о#уевает, так как слышит, как больной ему говорит: "Доктор, не
убивайте...".
Выяснилось, что и-за жары и обильного потения с груди отклеился электрод монитора и дал соответствующую картину на ЭКГ, а при первом ударе приклеился назад — но не настолько прочно. Чувства врача, думаю, понятны — когда с тобой говорит кто-нибудь, находящийся в состоянии клинической смерти, ощущения необычные. А теперь представьте чувства больного в постинфарктном состоянии, лежащего тихо-спокойно себе на койке, к которому ни с того ни с сего подходит врач и уе#ывает кулаком по груди, да еще и собирается сделать это снова через несколько минут...
* * *
Самый расцвет застойного советского периода. Мой приятель, замзав соседней кафедры, имел обыкновение с каждой получки ”заначивать” чуток на свои маленькие мужские слабости. Профессор, руководитель нескольких хозрасчетных тем, плюс полковничья пенсия — выходило всегда больше 1200 рублей в месяц. Приличные деньги по тому времени! Дележ был прост – штуку в семью, остальное себе.
Как-то он приболел…Коллега с этой — же кафедры (из категории ”вечный доцент)” проявил инициативу — получил его зарплату и, без всякого согласования с замзавом, отдал ее всю жене профессора… Вечером, естественно, разборка- с супругой и дочерьми. Обошлось!
Профессор – и в семье лидер. Но не забылось!!!
Терпеливо ждал возможности поквитаться. И вот — доцент заболел!
Зам зав, получив за него зарплату, доложил из своего кармана такую –же сумму — и отдал жене доцента. Пояснив, что передает обычную сумму получки больного.
Долго долечивался доцент в больнице, куда сбежал добровольно. В сложившейся в его доме атмосфере можно было спокойно только помереть…
* * *
* * *
Друг моего знакомого еще в советские времена ходил на научно-исследовательском судне "Дмитрий Менделеев". Однажды у них произошла следующая история.
Боцман, который служил на этом судне уже очень давно, имел собственную коронную подколку над молодыми матросами. При переходе экватора он подходил к тому кто находился в плавании первый раз и серьезной физиономией говорил следующее:
- Наш корабль скоро будет переходить экватор. Так как при переходе экватора меняется состав воды, то нам необходим облегченный якорь. Поэтому одну лапу надо удалить.
С этими словами он давал в руки молодому пилку по металлу и подводил его к якорю. Молодой начинал мастурбировать с лапой (попробуйте представить себе якорь океанского судна и сколько времени надо, чтобы его перепилить), а остальная команда укатывалась со смеху. Молодой матрос быстро понимал, что его "обули" и покатывался вместе со всеми.
Но однажды боцман нарвался... После того как на эту удочку попался очередной молодой матрос, команда свободная от вахты сидела в кают-компании и прикалывалась над чуваком. Спустя примерно двадцать минут приходит матрос и докладывает, что "ваше приказание выполнено — лапы нет". В кают-компании наступила мертвая тишина.
- Что??? Ножовкой...?
— Ну, с пилкой я до утра бы провозился. Я сходил в трюм за автогеном. И автогеном ее...
Боцман пулей выскочил на палубу — и точно, якорь сиротливо лежал с одной лапой. Боцман получил хороший пистон от капитана и больше так не шутил.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100