анекдотов.net / Давно хотел поделиться своим личным хит-парадом самых прикольных испытаний супероружия всех времен,..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Давно хотел поделиться своим личным хит-парадом самых прикольных испытаний супероружия всех времен, но ведь как чувствовал – 90% читателей освистают меня за неправдоподобие, а остальные 10% — за общеизвестность. Ну и пусть. Эрудированных зануд типа меня прошу признаться хотя бы самим себе, что всех трех нижеследующих историй _одновременно_ вы все равно не слышали. Рассказываю по памяти. Чего не помню, ясно будет из текста, но за точность самих приколов ручаюсь.
Около хI века – китайский император велел построить Очень Большую Ракету для запуска с человеком на борту. Задел у китайских инженеров имелся – к этому времени они уже имели обыкновение обстреливать с Великой стены тысячами ракет орды наседающих кочевников. Летопись лаконично сообщает, что запуск суперракеты был проведен успешно.
Она не уточняет, насколько высоко улетела ракета, и видел ли ее вообще хоть кто-нибудь после этого. Я не утверждаю, конечно, что китайцы первыми вывели человека в космос, но они безусловно были первыми, кто его туда запустил.
Около 1941 года – космос впервые царапнули немцы, на этот раз уже реально. Правда, только в беспилотном режиме. В конце 1930-х фюрер понял, что довольно скоро придется долго и нудно бомбить Лондон.
У немецкой авиации с этим были свои проблемы, обошедшиеся им впоследствии в тысячи сбитых самолетов. А о ракетах Фау еще мало кто тогда задумывался. Поэтому остановились на дальнобойных пушках.
Задел опять-таки имелся – в 1918 крупповская пушка «Колоссаль» (а не «Большая Берта», как думают некоторые) обстреливала Париж со 130-километровой дистанции. За прошедшие с тех пор два десятилетия произошла революция в износостойкости сталей и сплавов.
Фюрер имел все основания надеяться на успех нового проекта – стрельбу полутонными снарядами 310-го калибра за 250 км.
Википедия лаконично сообщает, что этот проект не вышел из стадии опытов. Самое забавное осталось за рамками этой абсолютно точной информации.
Почти весь путь снаряд летел в практически безвоздушном пространстве, на высотах до 100 км. При испытаниях германские инженеры столкнулись с теми же проблемами, что и при спуске космических аппаратов с орбиты.
При входе в плотные слои атмосферы снаряд разогревался докрасна и взрывался. Разница была только в том, что металлическая чушка со взрывчаткой падала гораздо быстрее, чем воздушная капсула с космонавтом, и разогревалась гораздо сильнее. До появления нормальных теплоизолянтов оставалась еще одна, уже химическая, революция, времени на которую у немецких инженеров уже не было.
Им оставалось просто наращивать толщину снаряда. Но металл отлично проводит тепло. К тому же, чем толще становилась оболочка, тем быстрее падал снаряд и тем сильнее разогревался.
Но германский интеллект в сочетании с железной волей фюрера, позволил-таки решить и эту проблему в пропорции 400 кг стали на 100 кг взрывчатки. Снаряд наконец стал достигать земной поверхности и оставлять на ней внушительную воронку, разбрасывая далеко вокруг раскаленные куски металла.
Все бы ничего, но проект оказался настолько затратным, что на заключительные испытания решил посмотреть сам фюрер, причем не выезжая далеко из своей ставки в районе Винницы.
Разработчики этому только обрадовались – можно было запустить снаряд из района Варшавы по вращению Земли, а не против, как при обстреле Лондона, и этим впарить своему вождю лишние сорок километров отчетной дальности полета. Для приземления снаряда было выбрано бескрайнее необитаемое болото в окрестностях ставки.
В один прекрасный вечер фюрер впился очами в цейсовские мощные окуляры, отмахиваясь попутно от наседающих комаров. Его терпение было вознаграждено – высоко в темном небе вдруг зажглась яркая рукотворная звезда превосходства германской техники.
Раскаленный огромный снаряд проездом из космоса на пяти скоростях звука вонзился в земную твердь. Но этого он не понял – вместо тверди была сплошная болотная жижа. Снаряд легко пропахал метров 70 и наконец догадался взорваться. Все осколки остались глубоко под поверхностью болота. Что же касается взрывчатки, 100 кг раскаленных газов немедленно принялись искать выхода наружу через только что проделанное снарядом длинное узкое мокрое отверстие. Результатом был самый протяжный, громкий и тоскливый пук из всех, что слышала эта планета. Звук его разнесся за многие километры вокруг, включая наблюдательный пункт фюрера. Над местом падения супероружия тут же сомкнулась проклятая трясина.
Фюрер часто бывал экстравагантным, но он не любил быть смешным.
Новое оружие должно было произвести мощнейший психологический эффект на жителей Лондона, а болот в окрестностях британской столицы было достаточно. Звуки тяжкого пердежа из болотных трясин только подняли бы настроение противника. Это было бы покруче, чем вой собаки Баскервилей. Испытания нового оружия на этом закончились.
История третья, которой не поверят даже многие эрудиты.
И напрасно – листайте подшивки советского журнала «Зарубежное военное обозрение» за 1981 кажись год – там, впрочем, об этом случае повествуется без тени юмора. А вот ехидная американская пресса над ним в свое время вволю поиздевалась.
В том году в присутствии министра обороны США проводились заключительные испытания высотной зенитной ракеты нового поколения – ей были пофиг десятки ложных целей, выбрасываемых советскими боевыми самолетами в случае опасности. Ракета самонаводилась только на вращающиеся лопасти турбореактивного двигателя. На испытаниях при запуске ракета умудрилась потерять на какой-то миг свою воздушную цель, но это ее совсем не смутило. Умница ракета окинула зорким взглядом увеличивающих телекамер далекие окрестности, и уверенно самонавелась на новую цель – за многие километры от места запуска она подметила вращающиеся лопасти вентилятора генеральского полевого сортира…
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
* * *
В 1938 году, на сцене Мариининского театра, давали "Пиковая дама". Арию Германа пел известный лирический тенор Печковский. Особенность его исполнения была в том, что он, прекрасно чувствуя настроение зала, несколько затягивал паузу в реплике: "Что наша жизнь? пауза — "Игра! "
Но вот однажды, напоминаю, это происходило в жестоком 1938 году, ария Германа началась словами: "Что наша жизнь? " и Печковский утрируя все держал и держал паузу. Зал замер, очарованный музыкой, игрой актеров и певцов. Напряжение в зале нарастало. И вдруг с галерки, хорошо поставленным баритоном и вы той же тональности, прозвучало: "Говно! "
Зал разразился аплодисментами! Зрители неиствовали!
Из правительственной ложи удалились несколько человек. Когда спектакль окончился и зрители потекли из зала, стали выходить из театра, обнаружилось, что весь театр окружен бойцами НКВД.
Пропускались только женщины и дети. Мужчин отводили в сторонку и какие-то люди в черных плащах заставляли нараспев произносить их слово "Г@ВНО! ".
* * *
На заседаниях поэтического клуба один пожилой маститый поэт постоянно журил остальных за недостаточное знание основ стихосложения (кстати, иногда вполне справедливо). Причем, когда он начинал об этом вещать, то самовозгорался и никак не мог остановиться; его несло. Все вежливо терпели. И вот на очередном заседании он в который раз принялся пафосно кричать: «Да как же можно писать стихи, не умея отличить ямб от хорея!
Что же это за безобразие: каждый пишет как хочет! А каноны?! А классика?! Нет уж, коллеги, прежде чем сочинять, извольте теорию изучить! ». Все опустили глаза в пол, ибо никто с ним ссориться не хотел, и каждый чувствовал, что дедушка в чем-то прав, хотя в чем-то не очень. Чтобы разрядить напряженную ситуацию, я произнес ровным голосом такую фразу (глядя в потолок и вроде ни к кому конкретно не обращаясь):
«А вот у меня есть один знакомый. Он знает о ceксе все. Но – импотент».
Примерно с полминуты стояла гробовая тишина. А потом все, не удержавшись, дружно грохнули от смеха. Хохотали так, что маститому поэту ничего не оставалось делать, как обезоруживающе улыбнуться и примирительно сказать: «Ну, я рад, что вы меня, наконец-то, поняли».
* * *
Историю рассказал колега.
7марта,офис. Заранее решили отметить 8-е марта. С утра все(мужчины) поехали покупать цветочи для любимых колег женского пола.
Праздновать начали в 11.00 утра. Мой коллега и еще 2 человека хорошо приняли и потянуло их 3 на чердак. А на чердаке пререкрытий как токавых нет, просто балки и к этим балкам крепиться навесной поталок, предвигаться там естественно можно только по балкам.
Значиться залезли они туды,пошлялись немного,выбрали место и сели....с бутылкой,с закуской..... И значит-с один из них захотел пипи.. Не долго думая,он встает и начинает поливать....
Ему говорят: "Ты чего придурок делаешь?! Это ж все счас вниз хлынет!"
Напоминаю кроме повенсных потолков больше приград нет.
А он и отвечает:"Я разбрызгивать буду!!"
И начинает своим прибором болтать в разные стороны. Болтал-болтал и доболтался... подскальзнулся.... А под ним естественно офис,операторский отдел...
С криком и грохотом он проломил потолок и уцепился за балку. Там сидела женщина(немолодая), на нее, на бумаги, на комп валиться куски потолка и еще поливает как из ведра.....
Картина просто зачидительна:торчит пол мужика из потолка,ширинка расстегнута, оттуда торчит хер и из него извергаеться поток на комп,на бумаги и на бедную женщину....
Поздравил, блин. Долго он потом извенялся.
* * *
Как я в отпуск ездил...
Cия история произошла в 1997 году, в то время, когда я отдавал Родине долг, который не занимал. Служба моя проходила в славной столице республики Северная Осетия — Алания — городе Владикавказе. Отслужив чуть больше года писарюгой при штабе батальона мне дали отпуск 30 суток. Не то, чтобы я был отличником боевой подготовки, просто комбат сам уходил в отпуск и опасался, вернувшись из отпуска, меня не обнаружить.
Компьютерщики тогда в армии были в цене. Комбат в свое время приобрел меня за два ящика водки у другого комбата, и предполагал, что в его отсутствие меня уведут. Долго ли, коротко ли, получив документы, надев новый камуфляж, скрипящие берцы, сделав кепку "тарелкой", переведя на подшиву новую наволочку, я отбыл на железнодорожный вокзал. За воротами
КПП части я сразу же наткнулся на патруль, который проверил у меня документы и на мое зубоскальство (патруль был из нашей части) пообещал мне люлей. На вокзале меня сразу же остановил гарнизонный патруль, которому я опять предъявил военный билет, отпускной лист, сумку к осмотру. Отжав у меня пачку сигарет, пожелав мне приобрести сигарет на отпускные, патруль милостиво разрешил мне пройти в кассу за билетом. В воинской кассе изучили мои документы и выдали мне билет от Минеральных вод до Москвы. До Минвод я добирался на электричке, в которой меня пытался развести на деньги наряд линейного ОВД. Тогда многие участники боевых действий получали деньги в части и ехали домой с деньгами. А я своим внешним видом походил на дембеля. Эти придурки (менты) изучили мои документы, поняв, что "чеченских" денег у меня нет, выписали мне люлину и отпустили восвояси. В Минводах на выходе из электрички передо мной внезапно материализовался молодой человек в гражданском, махнул корочками ФСБ, проверил документы и, ничего не сказав, также внезапно исчез. Частые проверки документов не удивляли: Северный Кавказ, напряженное время сразу после первой чеченской. Тут же на вокзале в
Минводах я был остановлен каким-то непонятным лейтенантом с мотострелковыми эмблемками и препровожден на гауптвахту за неотдание воинского приветствия (Чтоб тебе, шакал, на том свете вечность расставаться с честью в прямом и фигуральном смыслах). На губе изучили мои документы, подождали, пока слиняет козлина-лейтенант и предложили мне за свободу расстаться с берцами. Как мне не жалко было новых
"крокодил", но домой хотелось сильнее. И вот я в старых ботах в поезде до Москвы, где ничего примечательного не произошло за исключением того, что у меня на подъезде к столице проверил документы наряд линейного ОВД.
На ж/д вокзале в Москве я по своим документам в кассе купил билет до
Челябинска, показал свои бумажки патрулю и залез в поезд. На вокзале в
Челябинске я был встречен родителями и полит мамиными слезами. Патрулю в
Челябинске я не успел показать документы, так как перед самым патрулиным носом мама нагло запихнула меня в машину и мы тронулись в мой родной город Снежинск (кто не знает, охраняемый закрытый ядерный городок). На
КПП Снежинска я опять предъявил свой военник и отпускной лист, был пропущен в город, и уже через полчаса предъявил свои документы в военкомате, где их изучили и поставили на отпускной лист штамп о прибытии. Сам отпуск помню смутно и местами. Почему-то самым ярким воспоминанием остался графин с холодным маминым морсом, каждое утро стоящий у изголовья моей кровати на табуретке. И вот, в последний день перед отъездом, я стал приводить в порядок форму, мысли и документы. Из военного билета выпал на пол сложенный пополам отпускной лист, уже порядком замызганный от частого доставания и предъявления. Подняв и развернув его, я наконец-то, собрался его посмотреть. До этого все как-то руки не доходили, да и было кому его изучать. И вот тут-то меня чуть не хватил кондратий. Я испытал шок, внезапно стало плохо и я чуть не упал. А все потому, что я увидел, что у меня в отпускном билете нет полковой печати и подписи начальника штаба полка! То есть в бланке документа указано, кому предоставлен отпуск и с какого по какое число, а самых важных реквизитов, без которых это и не документ вовсе, нет! Имея дело с бумагами я понимал, что по факту я дезертир, что единственный документ, который легализует мое нахождение вне расположения части — ничтожен, так как лишен самых необходимых реквизитов. Я уже представлял себе дисциплинарный батальон за самовольное оставление части, зашитые с сахарным песком карманы, подшиву на обшлагах рукавов и сержантов-дуболомов с дубинками. Ситуация — ж@па полная! Но ничего не сделать — надо ехать. Я проделал весь обратный путь от военкомата города
Снежинска до своей войсковой части во Владикавказе. На мандраже был два раза обыскан ментами, но, кроме того, что у меня отобрали шмат сала и банку меда, ничего страшного не произошло. Более-менее уверенно держаться мне позволяли чувство ярости, которое я испытывал по отношению к писарюгам строевой части штаба полка, и мечты о том, как я с удовольствием буду их п@здить за косяки и испытываемый мной страх.
Видимо в этот раз Заратустра за мной присматривал, и я благополучно добрался до своей части. Вот так я без документа съездил через полстраны домой и обратно, прошел через патрули, ментов, ФСБ, военные кассы, гауптвахту, военкомат, охрану режимного объекта.
А многим еще интересно: как террористы до Москвы добираются? Да так и добираются, с фальшивыми документами или без них совсем.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100