анекдотов.net / СЛЕДСТВЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ  Известен факт: во время просмотра 38-й серии Покемонов у людей, предраспол..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

СЛЕДСТВЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ
Известен факт: во время просмотра 38-й серии "Покемонов" у людей, предрасположеных к эпилепсии, начались припадки. Сотни японских детей были госпитализированы. Оперативное расследование показало, что это вызвано частой сменой изображений в одном из эпизодов. О происшествии и его причинах сообщали в новостной программе, при этом "додумались" показать злополучный эпизод. Еще сотни японцев были отправлены в больницы с эпелиптическими припадками.
Это было вступление, а теперь рассказ знакомого следователя.
После серии взломов и краж из гаражей один владелец решил установить в своем гараже сигнализацию. Принцип действия простой: в течение некоторого времени после открытия двери нужно нажать "секретную" кнопку, спрятанную где-то между полками. Если этого не сделать, через несколько секунд звучит сирена, привлекая внимание окружающих и отпугивая незадачливых воришек. В качестве сирены наш умелец решил применить корабельный ревун, заботливо припасенный еще его дедом.
Кто плавал на больших судах, тот знает, а для тех кто не знает, поясню.
В условиях плохой видимости, в частности при тумане, штурман, обнаружив на радаре другое судно, дает команду включить ревун чтобы идущий встречным курсом капитан по звуку имел ориентир и заранее предпринял правильный маневр с целью избежать столкновения. Слышно эти дудки на несколько километров.
И вот, пара дворовых алкашей решили что-нибудь пропить. А чтобы что-нибудь пропить, надо что-нибудь украсть. Фигня делов, 3 часа ночи, район крепко спит, монтировкой срывается навесной замок, открываются ворота. Вот только про кнопочку бедолаги не знали. Пока они искали что украсть, реле времени включило ревун. Район уже не спит. Прибывший почти одновременно с хозяином гаража патруль застает на месте два тела без сознания, все содержимое желудка вывалилось у обоих в штаны. Один из них чуть позже скончался от инфаркта.
С владельцем гаража ничего особо не сделали, разъяснительная беседа, штраф за нарушение покоя граждан. Главный аргумент — "мой гараж, как хочу, так и охраняю. А этот синяк наверно от пъянки окочурился". Ревун, правда, впоследствии конфисковали.
А вот у следаков — с одной стороны труп, с другой — попытка кражи со взломом. И кому-то из "верхов" пришло в голову поставить следственный эксперимент. Два мента, с разрешения владельца гаража, должны были повторить "подвиг" незадачливых воришек, а оперативный работник снимать это на камеру.
Срывается замок, открыываются ворота, включается ревун. Один мент в бессознанке, другой с очумевшими глазами выскакивает из гаража и с кучей собственного дерьма в брюках убегает в неизвестном направлении. Судя по видеозаписи, он еще пытался кричать, скорее всего что-то нецензурное, но этого все-равно никто не слышал. Предусмотрительный опер, заранее зная что произойдет, оставил камеру на штативе и удалился на безопасное расстояние.
Как потом шутили в отделе — "эксперимент удался". В этот раз к счастью никто не пострадал, кроме казенных милицейских брюк. А конфискованный рквун теперь "охраняет" дачу у моего знакомого, только схему управления, которую он просил меня собрать, я спроектировал так, что громкость нарастает плавно.
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
Только что случай был. Выхожу из офиса покурить, а у нас сразу у крыльца односторонка идет. И на той стороне тротуар разрыли и огородили. Трактор стоит, работяги ходят, авария, видимо. И, гляжу, какой-то пентиум на «Аутлэндере» на встречку заехал и припарковался там перед ограждением, против шерсти. А дальше, смотрю по дороге, эвакуатор уже кого-то грузит и «десятка» дэпээсная рядом стоит на аварийке. То есть сейчас и сюда подъедут. У нас они постоянно пасутся, улочка тихая, паковать им удобно. А водила их не видит что ли из-за трактора, стоит себе, курит, дым идет из окошка. Ну, думаю, пойду, сгоню, пока он проблем не огреб себе по самые рыжики. Не то, чтобы я альтруист какой, но примут же остолопа, езда по встречке, лишение.
Подхожу, картина маслом – две девушки сидят, сигаретки вовсю сосут тонкие, музон орет. Вот же, дурехи, думаю, ладно, тем более помочь надо. Ну, и к ним обращаюсь:
— Милые дамы – говорю – вижу, вы заняты, но можно к вам обратиться? — девушки они все же, чего бы с шуткой не подойти-то?
И вот тут все как-то странно пошло. Пассажирка на меня только слегка и покосилась, причем даже голову не повернула (богиня, по ходу), а та, что за рулем окно еще чуть приоткрыла и так презрительно мне через губу:
— Ну, чего надо-то?
Я, честно говоря, даже опешил немного. И даже ответить-то не успел, как она мне снова задвинула:
— Что, освободился недавно? Что, справку потерял, воровать не умеешь? Помочь тебе, чем можем? Да затрахали вы уже клянчить! – и окошко обратно, бамс, и закрыла.
А я так, как дурак, стоять и остался. Потом к крыльцу отошел, закурил. Ничосе, думаю, сходил лось за солью, вот и делай людям добрые дела. Ну, на себя так со стороны глянул, да вроде нормально выгляжу. Не во фраке, понятно, в каких-то там джинсах, кроссовках, но как бы на бомжа не похож ни разу. Охренеть, короче…
Ну, а дальше все по законам жанра. Мусора их замечают, к ним, брык, подкатывают, инспектор такой-то, все дела. Я стою, курю, наблюдаю. Они тут обе выскакивают, поначалу улыбаются как стюардессы, мол, здрасьте, хи-хи, ойчтонельзятутстоять, хи-хи, амынезнали, хи-хи, ойизвините, хи-хи и так далее…
Минуты три он этим дурам растолковывал, что они, собственно говоря, нарушили. Смотрю, обе зубы сушить перестали, та, что за рулем документы сует ему, а сама вся бледненькая такая стала и глаза уже как озоновые дыры.
Тут он ей доводит, что за это ей будет, и она вообще в транс входит, реветь начинает, мол, простите. И пассажирка вокруг них бегает, щупальцами машет и тоже ноет, простите, отпустите. Тараканьи бега, короче.
А инспектору пофиг, видимо, насмотрелся уже. Вообще не ведется, водительницу оформлять уводит, а пассажирка возле машины остается. Постояла немножко, потом вдруг ко мне оборачивается и так возмущенно выдает:
— Что, нельзя было сказать нам по-человечески! ! ? (По-человечески! ! )
— Да, ты мой яблонь цвет – отвечаю – так я же к вам вроде по-хорошему и подходил. А уж почему вы по-человечески не понимаете, я не знаю.
* * *
1. Был у моего дяди пес служебный Цезарь. Овчарка немецкая. Умныыый...
Наши семьи жили на одной лестничной площадке, и он часто к нам в гости заходил. Мама всегда для него в холодильнике на нижней полочке держала блюдечко с какой-нибудь мясной вкусняшкой: Цезарь приходит, и к его удовольствию блюдечко с едой. Привык, в общем. Один раз че-то дядя с ним приходит, и мама с ним усиленно что-то обсуждает. Цезарь ждал-ждал, не дождался. Скромно подошел к холодильнику, отшкрябал лапой дверцу, аккуратненько взял зубами блюдечко, поставил на пол, покушал... Видимо, вспомнил законы вежливости — опять зацепил блюдце и закинул его в раковину. Озадаченные родичи наблюдали эту самодеятельность с момента открытия холодильника.
2. Варила как-то бабушка супчик с фрикадельками. Фрикадельки налепила, сложила их горкой на тарелке на столе и отвернулась к плите над бульончиком химичить. Цезарь все это время сидел в засаде за дверью кухни. Оценив обстановку, он медленно пошел к столу, старательно приподнимая когти над полом, чтобы не цокали. Маневр удался. Кося глазом на бабушкину спину, он успел слямзить с десяток мясных шариков, пока бабушка не обратила внимание на восхищенную тишину...
* * *
* * *
* * *
Наши следователи – люди особого склада. По молодости они беспечно считают, что любое дело можно расследовать бесконечно долго. Как в полиции Майами, отдел нравов, с 4-ой серии по 94-ую. Но после хорошего орального ceкса в прокуратуре (надзирающий за следствием прокурор орет, следователь слушает) эти жрецы Фемиды постигают страшную правду: сроки расследования ограничены. Очень жестко и конкретно. И за нарушение этих сроков оральный ceкс уже может перейти в aн@льный.
Это была присказка, для понимания обстановки. Сказка начинается, когда только что отceксованная у прокурора девочка-следователь стала срочно закруглять дело. Прокурор до конца недели потребовал или дело, или хорошую порцию вазелина, не будем уточнять зачем. Так вот, в четверг бедная девочка обнаружила, что в деле нету почерковедческой экспертизы. Чертова экспертиза должна была стать основным доказательством вины злодея, без нее в прокуратуру можно было идти только с вазелином. И девочка поплелась к экспертам.
А в ЭКУ сидит Павел Стаканыч (назовем его так) – подполковник, отпахавший 27 лет на экспертизах. Стаканыч за свою службу выпил спирта больше, чем многие люди воды, умел ВООБЩЕ все, выслужил себе повышенную пенсию и никого не боялся. Тем более пигалицу-следователя, которой больше всех надо. И на просьбу срочно учинить экспертизу предложил девочке зайти за результатом через месяц… Или через два… А если не перестанет нудеть, то и через три. От безысходности девочка сорвалась на запрещенный и особенно ненавистный Стаканычу прием:
— Но мне очень надо! Я же женщина!
Стаканыча этим не проймешь:
— Тут нет женщин, тут все сотрудники! Через месяц приходи!
Но и девочка твердо решила не отступать:
— Но я же КРАСИВАЯ женщина!
И вот тут Стаканыч сорвался:
— Ах, значит красивая?! А голую ж@пу покажешь? Чтоб мы тут все твою красоту заценили?
Вместо того, чтобы хамить или в слезах выскочить вон, девочка пошла ва-банк:
— Если для вас это так важно… Честное слово – вы мне завтра экспертизу, а я вам голую попу!
Весь отдел затаил дыхание. Девочка поставила себя в очень сложную ситуацию. Или она теперь прослывет на всю контору мошенницей почище своих клиентов – то есть теряет лицо, — либо завтра устроит публичный стриптиз – то есть опять-таки теряет лицо. Но Стаканычу было море по колено:
— Договорились! Приходи завтра.
Вечером Стаканыч засиделся в отделе за полночь и сделал злополучную экспертизу по всем правилам искусства. На следующий день на работу пришли все эксперты, включая тех, кто был в отгуле и отпуске. До нас слухи дошли неисповедимыми путями, и у нас куда-то пропала половина оперов. В оговоренное время девочка снова заявилась в ЭКУ. Стаканыч на глазах своих коллег, приблудных оперов и просто зевак с торжеством выложил на стол заключение экспертизы. И вот тут-то я и понял, чем юрист отличается от простых смертных. Девочка спокойно убрала заключение в большой пластиковый пакет и ласково сказала:
— А теперь показываю голую попу!
Из того же пакета был извлечен и развернут свежий номер свежий номер журнала «Хастлер». На развороте красовалось полноцветное и крупноформатное изображение. Гордо показав журнал ошеломленному Стаканычу, девочка повернулась и была такова. Ни до этого случая, ни после я не видел старика в таком состоянии. По всем понятиям, девочка свое слово сдержала, да еще при этом не уронила авторитет. Она же не обещала, что покажет именно СВОЮ часть тела, а не журнальную! Еще пару недель после этого Стаканыч вышвыривал в окно кабинета таинственным образом попадавшие на его стол журналы для взрослых…
* * *
В 1989-м году я был студентом технического ВУЗа и с целью подработки и
проведения досуга за преферансом устроился лаборантом в ИВЦ
(информационно-вычислительный центр) этого же ВУЗа.
Обязанностей было не много: запустить студентов в дисплейный класс,
загрузить ЭВМ размером с пять холодильников, потом выгнать после пары —
всего и делов-то. Покуда студенты писали лабы, мы с коллегами в соседней
каморке резались в преф.
Но кроме префа и нескольких рублишек получки была еще одна замануха —
первые только что появившиеся персональные компьютеры! Абсолютно
недоступные в продаже частному потребителю, стоившие каких-то совершенно
очумелых денег, в ВУЗе они все же имелись. Модели вроде Mаzoviа,
Электроника-85, IBM PC хT с характеристиками типа четырехцветного
дисплея и жесткого диска на ПЯТЬ (аж целых пять!!!) мегабайт казались
верхом технической мысли. Однако таких персоналок было мало, не хватало
даже преподам, и попасть за них в дневное время пусть и с благими
намерениями было сложно, а уж поиграть и подавно. Но, поскольку ключами
от аудиторий заведовали все-таки мы, то вся честнАя кампания взяла за
моду засиживаться вечерами очень сильно допоздна, до самой ночи.
Последних студентов выгоним, запремся, а там уж кто во что горазд —
кто-то в тетрис какой или арканоид играется, кто-то в эхе в BBSке торчит
(прообраз интернета), а кто-то даже прогу какую для собственного
удовольствия ваяет.
Среди наших было двое особенно активных парней — Вова и Саня, друзья "не
разлей вода". Они могли не отходить от компов сутками. Хотели было
оставаться в лаборатории ночами, но все помещения с ценным имуществом
ВУЗа в определенный час сдавались на сигнализацию. Стало быть, входную
дверь открывать нельзя, однако окна оказались не подключенными к
контуру. Под наиклятвеннейшие заверения не открывать дверь ни при каких
обстоятельствах, завлабом было позволено оставаться на ночь; последний
уходящий запирает парней внутри лаборатории, сдает ключ и сигнализацию,
а утром первый пришедший их открывает.
Ну парни и развернулись: понатащили еды-питья, чайники-кастрюльки,
электроплитку, раскладушки и стали зависать едва ли не каждую ночь. Но
остается вопрос: а как же поссать? А в окошко. Окна-то открывались без
проблем и время года было теплое. Стоишь себе на подоконнике в полный
рост (окна высоченные), ссышь с третьего этажа во внутренний хоздвор,
чем не прелесть? А то, что с утра внизу вонять будет, так это алкаши,
бомжи там всякие, кто ж еще?
Дело было то ли в конце мая, то ли в начале июня, в общем, лето жаркое
зовет проводить время на природе, но на дворе сессия и надо напрягаться.
Я, как всегда, затянул с курсовиком дальше некуда, сдавать край на
следующий день, а надо дописывать и еще печатать кучу листов на
матричном принтере, а это очень долго. Лазерников и струйников тогда в
природе не было. Времени надо было много, чтобы все закончить, решил
остаться на ночь с Вовой и Саней. Те даже рады были. Взял с собой
пожрать и засел за комп. Ближе к ночи нас закрыли и сдали сигнализацию.
Сидим, по кнопкам бьем, каждый сам себе режиссер. Вдруг слышу голос
Сани:
— Вова, я срать хочу!
— Да иди ты нах.. Утром посрешь.
— Вова, я РЕАЛЬНО срать хочу!!
— Терпи!!!
Саня начал терпеть. Старался долго с каменным выражением лица. Потом не
выдержал:
— Вова, я больше не могу, надо что-то делать!!
— Ты че, дурак?! Как выйти-то? Сигнализация!!!!!
И вправду, перспектива попасть под разборки с нарядом милиции не
улыбала. Результат был очевиден — обезьянник, потокол, разборки с
начальством, увольнение, прощай любимые компы... И клятва, данная
завлабу... Мне это тоже не понравилось. Курсовику каюк, пересдача хрен
знает когда, а сдуру и отчислить могут, здравствуй кирзовые сапоги! Мы
уже в два голоса стали просить Саню потщательнее терпеть дальше, но тот
уже никак не желал.
— Мужики, а у нас тут есть ведро?
Поискали, нету.
— А может мне на газетку посрать?
— Урод, мы потом всю ночь твое г@вно нюхать должны?
— А я в окно выкину!
— Блин, ты уж тогда сразу иди срать из окна!!
— А как? Как держаться-то?
Действительно, как? Жопу надо свесить наружу, центр тяжести сместится и
ж@па утянет Саню вниз, а это плохо...
Но тут Вову осенило:
— Иди, садись на подоконник, я тебя за руки подержу.
Иных вариантов не придумывалось, Саня взлетел на подоконник, скинул
штаны, протянул руки Вове и уселся. Их дуэт стал напоминать воздушных
гимнастов в цирке. Срал Саня долго и качественно. Я, глядя на эту
картину, ржал навзрыд, дрыгая ногами. Меня даже попросили не мешать
сосредотачиваться. Снизу что-то долго и звонко хлюпало. Такое было
ощущение, что Саня копил г@вно с неделю. Наконец, процесс завершился,
Вова затянул Саню назад, тот воспользовался газеткой и оделся. Мы вместе
похохотали и потом продолжили наши занятия.
Утром, как обычно, нас открыли, и мы прикинулись рано пришедшими
сотрудниками. Я пошел вниз в сортир на первый этаж, а там рядом, ровно
под нашей лабораторией, помещения столовой и их служебный вход как раз с
заднего двора, куда Саня срал. Вдруг слышу оглушительные маты-перематы.
Подошел поближе к столовой, прислушался. Орала завстоловой, крупнючая
баба лет сорока. Помимо этого происходила какая-то суета и беготня
персонала столовой во двор. До меня стало смутно доходить — не Санин ли
подвиг тому причиной?
Я вышел с другой двери, обогнул здание и зашел в хоздвор. Передо мной
предстала толпа баб во главе с заведующей и в компании с проректором по
АХЧ (главным завхозом ВУЗа). Бабы орали и показывали проректору на
ОГРОМНУЮ кучу говна, лежащую на покатом КОЗЫРЬКЕ над входом в их
столовую, то бишь почти на уровне второго этажа! Видно все было
великолепно, как на ладошке!
Я подошел поближе, встал незаметненько и прислушался. Версии выдвигались
разные: обнаглевшие бомжи или алкаши, науськанные зелеными чертиками,
залезли на козырек; кто-то из кровельщиков, работавших на крыше здания,
кинул подлянку; мерзавцы-студенты насрали всей группой и лопатой
закинули г@вно, чтобы, видимо, выразить таким образом свое отношение к
качеству работы столовой. К единству и, главное для нас, к единственно
правильной версии так и не пришли. Переключились на более актуальную
тему — как это убирать? Желающих лезть наверх и счищать не наблюдалось.
В итоге, протянули шланг с водой и смыли струей всю благодать.
Днем ВУЗ полным составом обсуждал инцидент. Слухи обрастали новыми
подробностями, выдвигались кандидатуры героев. Первым, кто все понял,
оказался завлаб. Мужик он был с чувством юмора, к тому же не переваривал
завстоловой, поэтому все обошлось. А Саню за спиной в своем кругу стали
именовать не "Саня", а "Сраня".

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100