анекдотов.net / Хочу порассуждать о домашних городских собаках. Сражу скажу, что ничего не имею против цивилизованны..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Хочу порассуждать о домашних городских собаках. Сражу скажу, что ничего не имею против цивилизованных воспитанных умных и спокойных собачек. уф
Кто ни разу не пугался неожиданного громкого остервенелого лая особенно сзади или из подворотни? Особенно неприятно, если рядом с тобой жена и маленькие дети. О себе уже не думаешь, но адреналин зашкаливает причем у всего семейства.
Хозяин_ка радостно улыбаясь сообщает, что бояться не следует и что собачка не кусается. Последнее время крупных собак стало меньше, кормить их тяжко для любвеобильных хозяев и это уже хорошо.
Меня пару раз кусали до крови крупные собаки за жисть и один раз хорошо порвал кавказец килограмм около 80 весом сорвавшийся с цепи. Если бы я в то время не занимался серьезно борьбой или вместо меня оказались женщина или ребенок, могло закончиться летально. Порвал конкретно и руки и ноги и даже два ребра сломалось пока катались в грязи. А сколько пришлось вытерпеть занимаясь бегом и особенно велосипедом это целая повесть.
Таким образом, на шавок у меня в мозжечке запрограмировано _ поймаю гавкалку задушу собственными руками. Бегают бысто гады, без ружья не помаешь.
Теперь юмор. Иду сейчас из магаза, выходной, ветра нет, вчера свежий снежок выпал, неожиданно сзади ну ясно что ррр гав гав гав и зубы клацают в пяти см от пятки. Ессно легкое серцебиение типа тахикардии.
Впереди по тропинке добрая хозяйка лет шестидесяти со стандартной фразой вы не бойтесь она не кусается просто дурачится. Ну ладно думаю хорошо бесплатный экстрим, иду дальше, равняюсь с хозяйкой и ору изо всех сил ей в ухо ГАВГАВГАВ. Она от неожиданности села в сугроб глаза круглые лицо бледное. Говорю_да не волнуйтесь вы я не кусаюсь. только дурачусь.
Пока до дома дошел так хорошо на душе было.
Владельцев гавкалок прошу не голосовать.
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
Десять лет назад я ехал в Казань, со мной в купе попал ветеран войны. В Москве провожали его внуки с маленькими правнуками. Дед был мощный, лет восьмидесяти, на лице шрам ото лба до подбородка(странно как глаз уцелел), да и по наградам было видно, что вояка серьезный: орден отечественной войны, орден красного знамени и две солдатские славы. Ехал он в какую-то деревню под Казанью.
Что, спрашиваю, в гости?
— Да, на пару дней. Друзья из совета ветеранов позвали, не мог отказать, да и родина это моя, опять же раз в год должен приехать к матери, это святое...
Я хотел переменить грустную кладбищенскую тему и попросил рассказать о войне...
— Повестка на фронт мне пришла в первую неделю войны. Помню меня провожала мама и тетя, они сестры близняшки. Отца я не помню, а тетя так и не вышла замуж, так что мы жили вместе и у них был я один. Играл духовой оркестр, у всех настроение боевое, а мы с мамой и тетей втроем ревем... Потом, когда сели по вагонам, мама сбегала домой за зимней шапкой, бежит за поездом... Все смеются, зачем тебе шапка, немцев скоро разобьем. Мама бросила мне шапку, недокинула... и сама упала. Тетя ее поднимает, я смотрю на них и понимаю, что никогда уже их не увижу...
Дед отвернулся к окну, чтоб я не видел как он вытирает слезы.
Всю дорогу он рассказывал о войне и жуткое и смешное и про свой танк и про боевых друзей, про сволочей командиров...
Но вот мы подъезжаем к его станции, я выношу его чемодан, мы тепло прощаемся и вдруг... к нам бегут две маленькие старушки.
— Это моя мамочка и тетя. им по сто два года, но все еще ходят в баню и пьют самогонку.
Старушки закричали на бегу: Павлик! Павлушка!
— Здравствуй мамочка! здравствуй тетя Лида!
— Павлик ты в поезде кушал?
— Павлуша, ты похудел!
На моих глазах, старый ветеран за секунду превратился в маленького толстого мальчика. Хоть я и взрослый дядька, а не смог сдержать слез.
... Как только я залез в поезд, сразу позвонил маме и сказал, что я ее люблю.
* * *
Шоколад Привык уже к этому (хочется написать нашему) сайту, решил поделиться. Прочитал тут грустную историю про 6-ти летнего мальчугана, который искал денежки под скамейками в парке, чтобы вылечить отца от пьянства. Ну, и коммент там был одной злобной особы. Про то, что не бывает такого. Вспомнил свою. Перед 8 Марта это было. Зашли с женой в торговый центр. Хотела она близким подругам подарок сделать. Чай + шоколад + оригинальная упаковка. Стоит, выбирает. Я просто чай рассматриваю. Вижу, входит пацан лет 7-8. Внешний вид очень такой… Ну, как беспризорник. И взгляд. Оценивающе-изучающий. Встал поближе к дверям. Не потому, что хотел поймать в случае чего, нет. Наоборот – не дать утащить, чтобы избежать разборок и проблем. Он стоит и разглядывает. Очень спокойно. А я разглядываю его. Вижу брюки, которые выпущены три раза на вырост, пальто с короткими рукавами, из протертых складок вата торчит. Шапка полинялая, в которой три брата выросли. Все перестиранное на N-цать раз, выглаженное. Сам чистенький. Взгляд спокойный, уверенный и взрослый. И я вижу, что он ничего красть не собирается. Он просто … ест. Ест глазами. Он не сможет купить этот гребаный шоколад, якобы ручной работы. Ни белый, ни черный, ни молочный. Он его просто вдыхал. Так хреново стало. Он из магазина выходит, говорю, погоди. Он остановился, смотрит спокойно, по-мужски. Что, спрашивает. Говорю, разреши мне тебе подарить его. Он сразу понял, про что я. Не знаю, отвечает. Купил этого шоколада, отдал ему. Он смущенно убрал в карман, протягивает руку: — Спасибо. Я смотрел ему в след и видел, он идет домой и несет маме, сестренке подарок на 8 Марта. Он шел и улыбался, как счастливый мужчина, который нашел то, что искал. Маленький и светлый. Будьте счастливы.
* * *
1942 год, Сталинград. Немцы готовят танковый удар, стремясь отрезать обороняющихся от Волги. Единственный шанс остановить их – разбомбить склады с танковым горючим, найденные разведкой. Следует приказ незамедлительно их уничтожить.
Полковник, командир полка Пе-2, прекрасно понимает, почему этот приказ отдан ему. Он единственный у кого с утра в строю было еще 3 пикировщика.
Но Пешки не вернулись с задания. А приказ нужно выполнять.
Из способных летать аппаратов имелся только связной По-2 – этажерка обтянутая перкалью, грузоподъемностью килограммов в двести. Но чтобы пробить серьезно укрепленную крышу склада, нужна более солидная бомба.
— Вешайте пятисотку, — командует Полковник, — на замки для топливного бака.
— Не взлетит. . Замки не удержат. . — слышатся голоса.
— Это приказ, — жестко обрывает Полковник.
— А кто полетит, — угрюмо интересуется начальник штаба, понимая, что этот летчик уже навряд ли вернется.
— Шлемофон мне и парашют, — обращаясь к адъютанту, говорит Полковник.
— Вам же нельзя, — пытается остановить его адъютант.
— Нет, на х*й парашют – лишний вес, тащи 200 грамм водки.
Самолет, тарахтя из последних сил движком, каким-то чудом взлетает и, даже не пытаясь набрать высоту, берет курс на южную часть Сталинграда.
По-2 из-за перегруза и изменившейся развесовки почти неуправляем, его мотает по тангажу и крену, а из-за нехватки скорости постоянно тянет свалиться в штопор. Но Полковник настоящий асс, и ему удается удерживать машину.
Минут через сорок, он почти у цели, дважды в пути попадались Мессеры, но они были выше и не заметили его, или приняли за телегу, ползущую по земле. Двигатель, работая на пределе, начинает дымить, самолет начинает болтать еще сильнее. Внизу зенитчики, они стоят у орудий, но почему-то не стреляют, правда Полковнику не до них, вот овраг, а вот склады, еще немного, он дергает ручку сброса, самолет подкидывает вверх, бомба ушла.
Пошка сразу стала набирать скорость, болтанка исчезла, зенитчики открывают огонь, но поздно. Склады горят.
Начальник штаба Паулюса лично приезжал разбираться, почему зенитчики не открыли огонь вовремя. Но со всех батарей доложили одно и тоже: «Мы думали он уже сбитый, он дымил и буквально кувыркался в воздухе, решили, что он падает... самолеты так не летают».
А наш полковник, вернувшись, получил выговор, потому что был строгий приказ Ставки, запрещающий командирам полков участвовать в боевых вылетах.
Выговор, перед всем строем, Полковнику делал сам командующий
Сталинградским фронтом Маршал Тимошенко. Крепко пожав руку, обняв и трижды по-мужски поцеловав.
* * *
История эта произошла на моих глазах.
Шел как-то по привокзальной площади. Вдруг впереди в нескольких метрах
раздался громовой крик.
Одетый в очень приличный костюм пожилой мужчина со всклокоченными седыми
волосами схватил за плечо молодую цыганку и, протянув правую руку с
судорожно скрюченными пальцами к ее горлу, срывающимся криком с
истеричными всхлипываниями орал ей прямо в лицо:
— Задушу! Крови, крови хочу!
Та дергалась, пытаясь безуспешно освободиться.
Он страшно выкатил глаза, на губах появилась пена.
Прохожие реально шокированные остановились, не понимая происходящего:
что это за маньяк посреди белого дня?
— Не зли меня! Я способен на страшное! Я могу разорвать в клочья! –
неистово орал мужчина.
Цыганка, бледная, дрожала всем телом и готова была упасть в обморок. Ей
на помощь подскочила вторая – намного старше, но сделать ничего не
успела, поскольку мужчина схватил и ее за рукав.
Он издал какой-то нечленораздельный звук, прикусил нижнюю губу, лицо
потемнело и вытянулось, глаза закатились. Конвульсии пробежали по его
телу.
Страшно было смотреть на это. Что происходило с цыганками трудно описать
– они как тряпичные куклы свисали в его цепких руках, неспособные
произнести ни слова, потеряв всякую способность к сопротивлению.
Вдруг мужчина близко притянул старшую и прямо в лицо зашипел ей:
— Деньги! Кош-ш-шелек быстро! – и опять срываясь на крик: — Быстро или
будет море крови!
Та уже почти ничего не соображая от ужаса, вытянула откуда-то из складок
своей одежды и протянула ему кошелек. Мужчина отпустил молодую и
выхватил кошелек.
— Кольцо! – орал он: — Я хочу кольцо!
Золотое кольцо перешло в том же направлении.
Картина была сюрреалистическая. Маньяк-грабитель?
Как только кольцо оказалось в руках мужчины, он отпустил цыганку. Те
вдвоем, оглушенные и шокированные поспешили скрыться в ближайшем дворе.
Мужчина вдруг переменился: он пригладил волосы, поправил одежду, вытер
платком лицо и улыбнулся. Повернувшись в сторону никем не замеченной
из-за происходящего плачущей девушке лет 16-17, стоявшей неподалеку
возле стены дома, он протянул ей кошелек и кольцо и немного извиняющимся
тоном сказал:
— Возьмите, пожалуйста, это Ваше. Ну, не плачьте. Все хорошо. Просто у
меня две недели назад цыганки обобрали жену, и я не мог не вмешаться, —
и, поворачиваясь к нам (замершим прохожим, которых собралось к концу
действия уже человек 20), добавил: – Я – актер драмтеатра.
Он повернулся и пошел прочь. Ему вслед раздались редкие аплодисменты еще
пребывающих под впечатлением людей.
Тимур
* * *
Давно это было. 1996 или 1997 год.
Кто жил тогда в Крыму, помнит это голодное и бандитское время.
Ранним весенним утром на морском берегу под Евпаторией компания изрядно выпивших полубомжей нашла лебедку, запутавшуюся в сетях. Рослый мужик высвободил ее, крепко держа в руках, как Паниковский гуся в фильме "12 стульев". Пленница даже не сопротивлялась, видно, за ночь совсем выбилась из сил.
Тут же начали оживленно обсуждать разные коммерческие проекты — продать ее живой какому-то богачу, зарезать и потом продать, самим зажарить...
А в 30 метрах от берега плавал второй лебедь.
Плавал молча но как-то нервно, — пять метров в одну сторону, пять метров в другую.
Один раз только горестно кликнул, и все повернулись к нему.
И тут кто-то из ханыг, вспомнив, видимо, песню Евгения Мартынова "Лебединая верность", вдруг сказал:
— Ребята, а ведь если мы ее заберем, он убьет себя!
И все сразу протрезвели.
"Паниковский" выпустил птицу, и она, приподняв крылья и покачиваясь на лапках, заковыляла к кромке воды, чтобы воссоединиться с суженым.
Соприкоснувшись шеями, лебеди поплыли к горизонту.
Редкий случай, когда человечность взяла верх над жадностью.
* * *
Сходила я давеча на родительское собрание. Трали-вали-гусельки, Вася то, Дуся это. . а вот Егор — единственный, к кому у меня нет претензий по русскому и чтению. Весь класс дружно на меня оборачивается. Я краснею, кокетливо прикрываюсь пузом и сползаю под парту. Какое-то первобытное желание оправдываться — мол, да, ну вот такой он у меня уродился, читать любит, все люди, как люди, а мой вот.
После собрания родители оперативно берут меня в клещи, зажимают в угол и вопрошают дословно следующее:
— А КАК ВЫ ЕГО ЗАСТАВИЛИ ЛЮБИТЬ ЧИТАТЬ?
И вот тут я понимаю, что это кирдык. Потому что вот стоит кучка тетенек под и за 40 и чуть не с блокнотами в руках ждут от меня, малолетки, подробный мастер-класс на тему "Как я заставила своего сына любить книги", заранее готовясь ужасаться драконовским методам. Ибо нормальные они все перепробовали и ни фига не вышло. И я начинаю им на полном серьезе пытаться объяснить, что нельзя человека ЗАСТАВИТЬ любить. Не важно что. А они — не понимают. Ведь мой сын любит читать? Значит, у меня получилось его заставить?! Диалог получился феерический:
— Ну, при нем постоянно все читают. И я, и муж, и бабушки... . Он это видит и читает сам. Полный дом книг...
— У нас тоже полный дом, папа мой еще библиотеку собирал, книжки дефицитные тогда были. Три шкафа книг, даже страницы не расклеены — бери, читай. И мы все время покупаем — и журналы, и детективы... А он все перед телевизором сидит!
— А у нас нет телевизора...
— ?!
— Совсем. Мы не смотрим. Мы читаем.
Так смотрели первобытные люди на шамана, только что мановением руки остановившего пещерного медведя. Вот он, материнский подвиг! Отказаться от телевизора во имя того, чтоб ребенок читал! Пойти на такие ужасные лишения!
— А что вы вечером делаете?
— Разговариваем, например...
— О чем? Мы вот обсуждаем, что по телевизору видели!
— А мы — у кого что за день произошло. Прочитанные книги. Еще со зверинцем своим возимся, я вышиваю... .
— БЕЗ ФОНА?!
— Нет, почему — музыку включаю, на компьютере.
— А новости?
— Интернет, радио. Да и не особо я интересуюсь новостями-то. Самое важное по радио скажут, а подробности личной жизни звезд мне неинтересны.
— Ну, как же... не знать, что в мире происходит...
Смотрят уже не как на небожителя — как на опасного психа.
— А как ребенок без мультиков?
— С диска, на компьютере.
— А многосерийные? Наш вон про человека-паука смотрел, щас про роботов каких-то.
— А зачем они ему? Он книжки читает, они интереснее.
— Ну, не знаю. Как могут быть КНИЖКИ мальчику интереснее роботов?!
— А к компьютеру его не пускаете?
— Зачем, у него свой есть
— И не разрешаете целый день играть?
— Он сам не хочет, ему не интересно
— Почему?
— Книга интереснее
— Книга не может быть интереснее! Это же ребенок!
Вот, я уже мать-ехидна.
— А что он сейчас у вас читает?
— Кассиля
— Кого?!
— (почти жалобно) Кассиля. Льва... (ну, подумаешь, не расслышали, бывает)
— ЭТО ВРОДЕ ОЧЕРЕДНОГО ГАРРИ ПОТТЕРА?
— ?!
— Ну, там, Лев Касель и Какая-нибудь Комната
ААААА! Из 8 человек ни один не знал, кто такой Лев Кассиль! Я смогла только жалобно проблеять что-то вроде: да-да, только времен Октябрьской Революции... .
(Фан-фик — Гарри Поттер И Великая Октябрьская Революция. Вольдеморт на броневике захватывает телеграф. Дамблдор, обмотанный пулеметной лентой. Снейп с усами на лихом гиппогрифе. Гермиона с пулеметом и в красной косынке. Хагрид в кожаной тужурке и с верным маузером переплавленным из Царь-Пушки. Аааа, пристрелите меня! ).
— И все-таки — КАК ВЫ ЗАСТАВИЛИ СЫНА ЛЮБИТЬ ЧИТАТЬ?!
— Ну... вот вы любите читать?
— А МНЕ УЖЕ НЕ НАДО! Я УЖЕ ШКОЛУ ЗАКОНЧИЛА, СВОЕ ОТЧИТАЛА!
На том и разошлись. Они — домой, к телевизору, как все нормальные люди. Я — домой, к сыну, мужу и зверям. В каменный век, где нет телевизора и есть книги. С расклеенными страницами, а не в качестве престижной дефицитной вещи.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100