анекдотов.net / Армейская история  Служил со мной один чудаковатый парень, и фамилия у него была подходящая - Дуров...
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Армейская история
Служил со мной один чудаковатый парень, и фамилия у него была подходящая — Дуров.
Сколько с ним нелепых историй случалось — можно написать целую книгу.
Вот одна из них:
Командир нашего взвода назначил молодого солдата Дурова посыльным.
Наш взводный жил, как все офицеры нашего полка, в одной из гарнизонных пятиэтажек. На политзанятиях офицеры вдалбливали солдатам их обязанности.
Обязанности посыльного были следующие: "При объявлении тревоги посыльный должен первым получить оружие и убыть за командиром" (как-то так).
Дуров заучил это наизусть, командир показал ему свою квартиру, куда надо было бежать.
Обычно о тревоге в нашем полку знали заранее, по этой причине мы, солдаты, ложились спать одетыми, а офицеры подходили к казарме заранее и бежать посыльному никуда не требовалось.
Но как-то случилась настоящая тревога и о ней мы заранее не знали. Тревогу вроде отработали хорошо.
На следующий день разбор полетов, при этом выясняется следущее:
Дуров забыл в какой квартире живет взводный и решил разбудить весь подъезд, он забегал на каждую лестничную площадку, лупил прикладом автомата в двери и кричал: "тревога! тревога! "
А самое смешное, что из одежды на нем было только нижнее белье (как из фильмов про войну), ремень, сапоги и шапка (была зима). Потом рассказывали, как одна из офицерских жен, услышав крики в подъезде и посмотрев в дверной глазок, в панике побежала будить своего пьяного мужа со словами: "вставай! там солдат с автоматом к нам в дверь ломится, он или сумасшедший или война началась! "
Потом у него спрашивали: "Почему ты побежал раздетый? "
Ответ: "Я торопился автомат получить, пока толпы у оружейки не было, а после решил, что бежать недалеко, сбегаю за командиром, вернусь и оденусь".
Истории о милиции и армии
* * *
* * *
Еще одна история Геннадия Йозефавичуса — в слегка сокращенном варианте (да простит меня автор за сокращения и перепост).
Заметки контрабандиста
Я возвращался из Ирана.
С многочисленными чемоданами и сумками ... Всего ... со мной было килограммов семьдесят, то есть квота аэрофлотовского бизнес-класса была превышена на сорок кг, а таможенная норма ввоза на территорию России — ровно вдвое.
На стойке регистрации в тегеранском аэропорту на весь мой скарб были навешаны бирки, самому мне — выдан посадочный талон, после чего баулы на ленте транспортера отправились в багажную преисподнюю, и я решил, что перевес не замечен или прощен. В конце концов, было уже поздно, у служителей смежались веки, всем хотелось разделаться с поздним рейсом.
Не тут-то было!
Регистратор, собрав багажные купоны, как будто взвесил их на руке, и сказал, что перевес необходимо оплатить немедленно. И назвал цену — довольно высокую. Скажем, 460 долларов.
Ни четырехсот шестидесяти, ни даже просто шестидесяти долларов у меня давно уже не было: все наличные обменяны на ковры, а взять новых до Москвы негде (из-за санкций международные платежные системы в Исламской Республике Иран не работают, и из банкоматов достать дензнаки тоже нельзя).
Притворившись идиотом, я протянул регистратору свой аmех. Притворившись возмущенным, регистратор сказал, что за перевес надо платить исключительно наличными. Я пожал плечами и достал из кармана единственную оставшуюся купюру в двадцать долларов. Из одного регистраторского глаза покатилась слеза обиды, другой остался по-революционному сух.
Я взял двадцатку в одну руку, аmех — в другую, предоставив регистратору выбор. Схватив купюру, регистратор отдал мне купоны, нарочито вежливо пожелал счастливого пути и сказал напоследок: «Не забудьте рассказать своим друзьям, как хорошо в Исламской Республике Иран умеют принимать гостей! »
Не забыл, рассказываю.
Часов в пять утра самолет приземлился в Шереметьево, в полуобморочном состоянии я прошел границу, получил багаж, сложил чемоданы и сумки на тележку и уверенно направился по зеленому коридору. Декларировать, как мне казалось, было нечего.
Сонная таможенница так не считала. Окинув взором поклажу, девушка попросила показать паспорт. Как известно, в месяц беспошлинно из-за границы домой можно провезти 35 кг груза стоимостью не более 65 тыс. рублей. В том месяце я уже выезжал, квота моя была выбрана, да и багаж был явно тяжелее. В общем, ввезти покупки на территорию родной страны я мог, лишь отдав родной стране какое-то количество денег.
Таможенница была настроена благодушно, я не сопротивлялся и, кажется, не вызывал у милой (на самом деле! ) девушки никаких отрицательных эмоций.
В течение часа мы совместными усилиями составили протокол, я подписал заявление начальнику таможни; девушка сбегала к старшему по смене и завизировала у него бумаги, после чего я поплелся в противоположный конец аэропорта искать окошко, в котором мне надо было получить счет для оплаты.
Окошко я нашел, а в нем — дивную русскую красавицу в погонах и с тяжелой толстой пшеничного цвета косой.
Протянув красавице протокол, я заодно (почти искренне) восхитился компьютерной оснащенности вверенного ей подразделения: наманикюренные ногти стучали по клавиатуре нового компьютера.
Таможенница, рассчитав размер пошлины, выписала счет на, скажем, пятнадцать тысяч рублей, а на прощанье поинтересовалась, почему я не кричал на нее. Оказалось, что, как правило, пойманные на провозе лишнего груза страшно расстраиваются, нападают на таможенников, обзывают их нехорошими словами, качают права и обещают разные неприятности. А так как я не нападал, не обзывался, не качал и не обещал, то поведение мое сильно изумило красавицу с косой.
Платить по счету надо было в обменном пункте. Наличных (по-прежнему) у меня не было, и я предложил операционистке пресловутую карточку аmеricаn ехprеss. И услышал почти тот же ответ, что и в Иране. Оказалось, такую карту в этом обменном пункте не принимают.
Пытаясь снять наличные с карты (пин-кода которой я не знал, потому что его не было в помине), я последовательно обошел все работающие отделения банков и все обменные пункты в здании аэропорта, но не преуспел. Мой аmех уже казался мне заколдованным.
В какой-то момент я даже встретил давешнюю таможенницу, которая сообщила мне, что ей надоело охранять тележку с поклажей и что пора бы уже заплатить, принести чек и отправиться, наконец, домой со всеми своими коврами и прочим тряпьем. В ответ я пожаловался на судьбу и на несовершенство банковской системы. В ответ на ответ таможенница взяла меня под локоток и повела в отделение Сбербанка. В Сбербанке мы без очереди подошли к окошку, но лишь для того, чтобы дама в окошке отказала нам с таможенницей в выдаче наличных.
Я предложил таможне выход: ковры остаются у нее, сам я еду домой за деньгами, потом возвращаюсь и выкупаю мануфактуру. Вариант не был принят. Оказалось, протокол, зарегистрированный одной сменой должен быть оплачен в ту же самую смену, время же смены подходило к концу.
— Эх, была б моя воля, порвала бы к черту протокол да отпустила вас, — сказала таможенница.
— В чем же дело? — поинтересовался я.
— А в том, — ответила чуть загрустившая госслужащая, — что протокол уже зарегистрирован, ему присвоен номер, вам выписан счет. Ходу назад нет. Хотя спрошу-ка я коллегу.
И мы отправились в контору красавицы с косой.
Таможенница исчезла за дверью, после чего открылось окошко и я услышал свою фамилию. Я просунул голову в окошко и увидел, как девушка с косой картинно рвет мои бумаги.
— Можете считать наше знакомство ошибкой, — сказала мне напоследок красавица и захлопнула окошко.
И я пошел к тому месту, где в последний раз часом раньше видел свою телегу.
Телега с багажом стояла на месте. И количество мест на телеге было все тем же. И перевес все еще был перевесом. Только протокола уже не было, как не было и претензий таможни ко мне... .
— Нет, к чаю, — ответил я.
Вот так я вывез из Ирана и ввез в Россию семьдесят кг ковров, набивных тканей и прочей мануфактуры. И все — благодаря волшебной карте аmеricаn ехprеss, которую отказались принимать по обе стороны от международных санкций.
* * *
* * *
Бросай оружие!
Я в городском следственном отделе работал. Дежурство у меня тогда вроде обычное было, поначалу спокойное. Но... Выезд на огнестрел. Парнишка семнадцати годов отроду во время гулянки с друзьями решил повыделываться малость, показал дружкам укупленный нелегально папаней ствол, "Макаров".
— Да я все умею...
— Нет, дай я тебе покажу!
Получился небольшой спор между товарищами, кто лучше обращается с оружием, малость потолкались, поругались. В результате, ребята, подергав друг у друга пистолет, не определились, кто первый покажет крутизну. Раздался выстрел, хозяин квартиры получил ранение в грудь. "Гость" со стволом в руках без дальнейших разговоров рванул бегом на выход. Будучи малость в шоке убег он вместе с пистолетом, который так из рук и не выпустил.
Испуганного паренька повязали к утру без проблем на квартире его подружки.
— Ты куда ствол выкинул?
"Снайпер" указал все сразу.
— Щаз, все увидите! Через забор перебросил.
Следственно-оперативная группа приехала на указанное "злодеем" место.
Увидев упомянутый "стрелком" заборчик, через который улетел по его словам пистолет, побледнели все, в том числе и сам "стрелок". Забор огораживал детский садик. Мы рванули ко входу, вбежали на территорию. К воротам детсада на нашу группу топотала со всей возможной скоростью, размахивая разнообразным вооружением, толпа пятилетних карапузов с криками "лови тегогиста! Шоб бомбу не взогвал! "
К сожалению это в мое далекое детство игрушечные пистолетики действительно были игрушками, разноцветными и безобидными, не похожими... А вот в сложившейся ситуации нам резко поплохело.
Не растерялся только наш старый, прожженый опытом эксперт. Он, единственный кто был в форме, без разговоров сграбастал ломившегося впереди пятилетнего "террориста", повернулся к преследователям и сурово скомандовал:
— Смирно, становись! Благодарю за службу. Террорист пойман! Бойцам отряда по поимке террористов приказываю предъявить для осмотра личное оружие!
С важным видом все преследователи "террориста" по очереди гордо сдали Сан Санычу свое "оружие".
Прибежала воспитательница детсада, ситуацию ей объяснили.
А злосчастный "макарка" так и валялся в кустах у забора.
Mаgаlех
* * *
Уходящий глава Пентагона, Леон Панетта, на прощание издал приказ о разрешении включения женщин-военнослужащих в боевые подразделения. Мотивировкой для этого приказа были размышления о том, что в условиях современных войн "передовой" как таковой не существует: боевики проникают в подразделения, взрывают машины на дорогах, вертолеты в воздухе и т. п. А запрет на участие женщин в боевых действиях ограничивает их возможности карьерного роста, зарплаты и т. д. — что, кстати, чистая правда — то есть прямое нарушение равноправия полов. По этому поводу много дебатов, где главным, но не единственным, аргументом "против" является ограниченные физические возможности женщин. К примеру, у "морских котиков" есть такая тренировка: ЛЮБОЙ из подразделения должен быть способен поднять из положения "лежа" на плечи ЛЮБОГО (подчеркиваю: любой — любого! ) из того же подразделения и пронести не менее 100 метров. Если учесть, что средний вес "котиков" 100-110 кг — а бывают нередко и 125, — то найти много дам, способных такое проделать, маловероятно. Дебаты продолжают бушевать, но тема это большая, да я и не об этом. Просто вспомнилось похожее начинание много лет назад в штате Коннектикут.
Тогда тоже, в порядке борьбы за равноправие, постановили принимать женщин в полицию (патруль и спецподразделения) и в пожарные. С полицией еще так-сяк — в конце концов, 90% работы патрульных — это патрулировать, выписывать квитанции и разбираться с соседскими скандалами. А вот с пожарными вышла заковыка: у тех 90%, если исключить медвызовы — тяжелая и опасная работа в задымленных помещениях, в респираторах, физически на пределе. Все инструменты рассчитаны на здорового мужика, не на девочек, пусть даже и сильных физически. Поначалу начали снижать физнормативы на прием — но тут взбунтовалась мужская часть пожарных, и не из-за мужского шовинизма, нет: просто пожарные идут "в огонь" в двойках, на случай, если один потеряет сознание — что случается чаще, чем мы думаем — то другой его вытащит. Если же этот "другой/ая" сама весит 55 кг, и ничего тяжелее 70 кг не поднимала — как она вытащит того же стокилограммового мужика? По лестницам, в темноте?! Жить-то охота...
В общем, вспомнился случай: в разгар этой политкорректной компании, город, где я работал, проводил рутинную тренировку пожарных: поджигают чего-нибуть ненужное на пустыре, и расчет пожарных это тушит всеми подручными средствами. Картина: стоят начальник пожарки, некоторые отцы города, лейтенанты подразделений, чиф полиции, и я. Пара старых диванов весело горят, расчет разворачивает шланг, подает давление, распределяется по длине шланга (давление высокое, для дальности). Где-то в середине стоит новоиспеченная пожарница, тоже держит. Несмотря на 4-5 человак на шланге, тот себя ведет как эпилептичекий удав: изгибается во все стороны, пытаясь вырваться из цепких рук доблестных пожарников. Девушка тоже держит, хорошо держит. Даже слишком хорошо: в какой-то момент "удав" изгибается резко вверх, как раз где она стоит... и поднимает ее в воздух. . метра на 1. 5... (! ). . Главный пожарник бросается за машину, и там давится от неслышного хохота... мы с чифом тоже отворачиваемся, и медленно отходим за угол. . где и прохохатываемся до того, как вернуться в толпу.
... В итоге, это благородное начинание само собой умерло: в настоящий момент, насколько я знаю, женщин в пожарных расчетах нет... .
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100