анекдотов.net / 2002 год весна, последний призыв когда меня могут взять в армию (до этого учеба и т. д. и специально..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

2002 год весна, последний призыв когда меня могут взять в армию (до этого учеба и т. д. и специально я не косил). Решаю зашифроваться на даче друга, благо с работой — никак. На даче скука редкая: нет телевизора, радио, компьютера. Да что компьютера, интернета и в городе то толком еще нет, а я на даче. Перечитал все книги, включая донцову и журналы по садоводству. Купил игральные карты, переиграл все игры сам с собой. Дошел до пасьянсов, решил паука разложить — одной колоды мало, пошел купил еще семь (на 36 листов), понял что нужно по 52 листа, купил еще 8 колод на 52 листа, опытным путем подобрал пасьянс. На картах раскладывать муторнее, но ИНТЕРЕСНЕЕ.
А в армию я все таки сходил, на почте сообщили в милицию что я казино подпольное открыл и пока проверяли меня, тут и военкомат подоспел
Истории о милиции и армии
* * *
* * *
* * *
Известный поэт Евгений Долматовский с 1939 года был военным корреспондентом в действующих частях РККА. В 1941 попал в окружение под Уманью и был взят в плен. Тогда группу захваченных в плен советских командиров, в числе которых находился и поэт–корреспондент, завели в здание школы и усадили за парты в одном из классов, после чего к ним пришел немецкий генерал Эдлер Александр фон Даниэльс, который долго рассказывал, что Советский Союз разгромлен, а потому сопротивление Рейху бесполезно.
Еврея в Долматовском не распознали, потому он остался жив. Бежал, был ранен, задержан немцами. Его не убили, а отправили в другой концлагерь. Оттуда он бежал уже успешно, хотя и был ранен в голову, после чего вернулся на фронт.
Участвовал в Сталинградской битве. В то время он узнал, что генерал фон Даниэльс взят в плен под Сталинградом. Долматовский обратился к К. К. Рокоссовскому с личной просьбой разрешить устроить спектакль. Генерала привели в школьное здание и усадили за парту, после чего в класс вошел Евгений Долматовский и по–немецки задал пленному вопрос: "Господин генерал, вы меня не узнаете? ". "Откуда мне вас знать? " — удивился фон Даниэльс. "А помните Уманское окружение в августе 41–го года, группу пленных командиров в классной комнате, и как вы перед ними ораторствуете о непобедимости Германского рейха? " Генерал только охнул: "Не может быть! "
* * *
* * *
* * *
Не мое. Но верю.
В начале апреля 2003 года Черноморский Флот впервые черт знает с каких времен снимался с бочек для броска аж в Индийский океан. В дальний поход уходили без особой помпы. Шли не в гости. Шли на работу. Первыми Босфор 10 апреля миновали танкер «Бубнов», буксир «Шахтер» и БДК «Цезарь Куников» с усиленной ротой морпехов на борту. Не обошлось без приключений.
Перед самым мостом Ататюрка из-под восточного берега выскочил турецкий патрульный катер и по УКВ потребовал от нашего большого десантного корабля застопорить ход. Чтобы принять на борт осмотровую группу.
— Совсем нюх потеряли! — не выдержал командир «Куникова» кап-два Сергей Синкин. И приказал следовать прежним курсом.
Катер забежал вперед. Продолжая назойливо требовать от БДК застопить ход, замер, загораживая собой путь к Дарданеллам.
— Он нам еще и борт подставляет, гад. . — желчно обронил Синкин. И сыграл боевую тревогу.
Миг — и экипаж разбежался по боевым постам. На палубе залегли морпехи с оружием. 57-мм АКашка весело подмигнула потомкам янычаров своими спаренными стволами.
Новый приказ с катера лечь в дрейф прозвучал уже как-то неуверенно. БДК в ответ отсигналил «Не мешайте моим действиям». Расстояние между высоченным носом «Куникова» и низеньким планширем патрульника неуклонно сокращалось. Наконец, когда до неумолимо надвигающейся 4000-тонной туши русского десантника оставалось меньше полукабельтова, турки врубили полный ход и, не попрощавшись, унеслись к Босфору…
Сутки спустя Мраморное море проходила «Москва» с СКРами «Сметливый» и «Пытливый». Крейсер и сторожевики досматривать уже никто не пытался.
Зато стоило отряду покинуть турецкие терводы, как на пересечку курса идущего головным крейсера бросился невесть как забредший в восточное Средиземноморье португальский фрегат «Васко да Гама». И засигналил, и засигналил!
— Чего он там? — поинтересовался командир «Москвы» каперанг Щербицкий.
Поинтересовался шепотом, чтобы не разбудить перенервничавшего за время прохода проливов, а теперь со смаком храпевшего в командирском кресле контр-адмирала Евгения Орлова.
— Запрашивает чего-то. — ответили сигнальщики.
— «Чего-то», это чего? — кэп начал медленно закипать.
— Никак не разберем, тащ командир.
— Драл я вас мало, — прошипел каперанг, тоскливо шаря глазами по мостику в поисках с кем бы посоветоваться. Будить замкомандующего флотом не хотелось до смерти. Щербицкий потеребил себя за нос и придумал:
— Переводчика на мостик.
— Есть переводчика на мостик!
Щербицкий с опаской посмотрел на завозившегося в кресле и зачмокавшего губами контр-адмирала:
— Да тише вы, ироды.
— Есть тише!
— Блин…
— Есть!
Капраз как раз собрался кратко, но емко выразить свою мысль о непонятливости подчиненных, когда с воплем «Прошу разрешения подняться на мостик! » нарисовался переводчик.
— А? Чего? . . — вскинулся в кресле замкомфлота.
Кэп в немой муке вздел очи к подволоку и стиснул зубы. Через пару минут с помощью переводчика разобрали-таки запрос португальца.
«Что за груз у вас на борту? » — вслух повторил Орлов. Тупо посмотрел на Щербицкого: — Они там что? Совсем охренели?!
Поскольку вопрос был явно из разряда риторических, ответа контр-адмирал не дождался. Впрочем, он на него и не рассчитывал. Отоспавшийся замкомфлота почувствовал внезапный прилив адреналина и острое желание насмерть постоять за честь родного флага.
— Вот уроды, а? — контр-адмирал не глядя протянул руку, в которую тут же вложили бинокль.
Придирчиво изучив силуэт по-прежнему маячившего впереди португальца, Орлов от вопросов перешел к утверждениям:
— Точно — уроды. Дожили. Докатились. Не успеешь в море выйти — к тебе уже лезет всякая мелюзга. Прямо в карман. Хорошо хоть — не сразу в трусы!
— Так точно, — счел нужным поддакнуть капитан первого ранга, чем сразу вызвал со стороны контр-адмирала самое пристальное внимание к своей персоне.
— Ну, Александр Владимирыч, чего отвечать будем супостату?
— Ээээ… Товарищ контр-адмирал, фрегат у португальцев новенький, команда — тоже. Могли и напутать. Разрешите поднять «Зулу»-«Лиму»?
— Добро.
«Москва» — «Да Гаме»: «Ваш сигнал принят, но не понят».
Теперь задумались уже на фрегате. Однако, спустя пять минут повторили свой первоначальный запрос.
На крейсере продублировали свой ответ: «Ваш сигнал принят, но не понят».
Через минуту все та же «Да Гама» — все той же «Москве»: «Что за груз у вас на борту? »
— Ну, это уже хамство! — бушевал на крейсере Орлов. Да что они там о себе возомнили, колумбы х#ровы?! Да я их… Сигнал на фрегат: «Пошли на куй! »
— Товарищ контр-адмирал, разрешите обратиться? — ожил переводчик, разом взопревший от мысли о возможных последствиях орловской эскапады.
— Ну? — недовольно буркнул замкомфлота.
Сам удивляясь своей решительности и красноречию, переводчик (всего-то — старлей! ) в изумительно обтекаемых выражениях начал объяснять контр-адмиралу, что так дела не делаются. Что нахамить иностранцу любой дурак может. А вот аргументированно настоять на своей правоте может далеко не каждый. Что культурнее тут, за границей, надо. Культурней.
— Культурней? — кхм. — контр-адмирал набычился как мальчишка, который после драки оправдывается «а че он первый начал? » — Культурней, говоришь? Ну, раз культурней… Вот ты, старший лейтенант, раз такой умный, ответь: о чем говорят культурные люди, когда им лялякать не о чем, но обидеть друг-друга не хочется?
— О погоде. — ляпнул первое пришедшее в голову переводчик.
— Отлично. — едко ухмыльнулся замкомфлота. — Александр Владимирыч, запрос на фрегат: «Какая погода в Португалии? »
— А если откажутся отвечать? . .
— Тогда сразу — «На куй! »
Португальцы от вопроса явно выпали в осадок не меньший, чем Орлов от их запроса про груз «Москвы». Минут тридцать «колумбы х#ровы» напряженно консультировались по спутниковой связи с Лиссабоном. За это время отряд кораблей Черноморского флота успел оставить «Васко да Гаму» далеко за кормой. Наконец через пол часа португальцы вышли на связь с русским флагманом и сообщили: «Средняя температура по стране — плюс 16 по Цельсию. »
— Что ответить, товарищ контр-адмирал?
— «Так держать! »
Больше португальцы на связь не выходили…

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100