анекдотов.net / Тут случайно прочитал статейку в газете, где чиновник из миграционной службы рассказывает байку о то..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Тут случайно прочитал статейку в газете, где чиновник из миграционной службы рассказывает байку о том, что недействительный паспорт становится известным через сайт службы ну буквально за 24 часа. И чинушу не смущает, что в основе статьи лежит как раз ситуация, возможная только потому, что информация не обновлялась неделями. Я же расскажу реальную историю, почему такое возможно.
Был, а может есть один завод. И решил его начальство внедрить систему управления производством, короче СУП. Сказано — сделано. Купили оборудование, программы, рабочую силу для эксплуатации, наняли консультантов-внедренцев и ... , вы думаете, тут будет расказаз в духе aн@льного о распиле и еtc, ан, нет! Заработало! Прошел период шеф-сопровождения и консультанты передали систему заводскому персоналу. Прошло где-то полгода, а глава представительства компании-поставщика решил поинтересоваться, как дела-то идут. Подтекст понятен, а может еще чего продать получится. Ответ заводчан немного ошарашил — а дрянь ваша система. Данные обновляются раз в неделю! Это ЧП. Небольшой десант консультантов высадился на заводе и стал дотошно выяснять, а где такая задержка возникает-то. И выяснил. А дело было так.
Жила много лет назад девочка, ну, пусть будет, Клава. Родилась перед войной, отец погиб, мать в силу мужского труда, а что, равенство ведь, за которое клара цеткин в печенье себе отказывала, а землячка шампанского недопивала, так вот, осчастливленная социализмом мать Клавы рано умерла, и воспитывала Клаву бабушка. Поэтому и пришлось Клаве идти не в институт, а в ФЗО, а после ФЗО — на завод. Да-да, тот самый. В общем, когда Клаве, точнее уже бабе Клаве, пришло время идти на пенсию, возник на горизонте затейник гайдар со своими реформами. Пенсию бабе Клаве начислили, но такую, что на коммунальные услуги почти хватало, а вот покушать уже ни-ни. И пришлось бабе Клаве пойти опять на завод кладовщиком. Платили ей не так, чтобы много. Но и лет ей было немало, никуда, короче, не денется. После внедрения СУП бабе Клаве поставили компьютер и сторого-настрого приказали вносить цифирки в нужные поля. Думаете, добавив обязанности, добавили денег! Наивные. По мнению работодателей и так много этой старухе платили. В отличие от большинства людей советской формации баба Клава была чаловеком ответственным, компьютер на требуемом уровне освоила и вносила требуемые данные ... раз в неделю в пятницу, перенося данные из своей тетрадки в клетовку в СУП. В этот день данные и становились доступными всем службам. Автор этих строк спросил недоумков, эксплуатировавших и заказывавших систему:
У вас нашлось миллион евро на программное обеспечение, почти полмиллиона евро на оборудование и почти три миллина рублей фонда ежемесячной заработной платы для администраторов программного обеспечения разных типов, но почему при этом у вас не нашлось двадцати тысяч рублей бабе Клаве для того, чтобы ее новые обязанности подкреплялись деньгами? Ведь без бабы Клавы все это программно-аппаратное великолепие — просто электронный мусор? Ответа, как вы, уважаемые читатели, догадываетесь, я не получил.
Теперь понятно, почему фронт-энд базы даннх паспортов не обновляется неделями. "Бабе Клаве" добавили обязанностей, а деньги решили не добавлять, а без нее не работает.
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
АЛЬФОНС
"Не имей сто рублей, а имей сто друзей"
(народная финансовая мудрость)
Я подолгу рассказывал своему новому знакомому о политических новостях на далекой Родине. Дед внимательно слушал, переспрашивал, задавал наивные вопросы и не удивительно, ведь отсюда из Монтенегро, ему все кажется странным и неестественным.
Дед загорал тут уже много месяцев, пас внуков, охранял черногорскую квартиру сына и тосковал по России.
В долгу он тоже не оставался — делился своими историями. Старинными, из прошлого тысячелетия и совсем свежими.
Одну из них я и попытаюсь сейчас описать, опуская с вашего позволения некоторые интимные подробности, впрочем, вы их вполне можете домыслить и без меня.
История эта произошла пять лет тому назад с дедовой соседкой из Челябинска, они живут на одном этаже.
Очень недурна собой, тридцать с хвостиком, зовут Тамара, не замужем, растит мальчика и девочку.
Итак, пять лет назад Тамара оставила на бабушку совсем тогда еще маленьких детей и впервые в жизни отправилась отдыхать к морю за границу.
Половина отпуска пролетела ярко и неудержимо как шаровая молния.
Еще одна несчастная неделька и опять в родной Челябинск к деткам.
Но вот однажды вечером, когда Тамара как всегда бессмысленно и самодовольно прогуливалась по набережной, рядом с ней нарисовался моднопахнущий мужичок.
Лысоватый, но в то же время с игривой косичкой, не сказать, чтобы красавец, но вроде симпатичный и нестарый еще. Фигура правда никакая: маленький и толстоватенький, даже ниже Тамары, и это при ее-то не гигантском росте.
Мужик улыбнулся, выдал дежурный комплимент и попросил сигарету.
Остановились, закурили, разговорились.
Мужик оказался москвичом. Веселый такой, на любую тему у него имелся свежий анекдот. Складно рассуждал о моде, искусстве, о политике. Потом этот тип откуда-то приволок гитару, привел Тамару к морю и до утра мурлыкал ей грустные песни о несчастной любви.
На второй день, когда они опять встретились и Тамара предложила сходить в кафе, мужик признался, что в его жизни все совсем не просто — на последние деньги приехал отдохнуть, а дома ждут большие проблемы: с работы уволили, бывшая жена из дома выгнала, жить негде, да еще и алименты на нем висят. Одним словом – думал, что в судьбе началась черная полоса, а оказалось, что это была белая – черная еще только на подходе…
Так что — в кармане ни рубля, ни цента, ни евро-цента, только фантик от конфетки и обратный билет до Москвы.
Женщина тяжело вздохнула, злясь на свое умение притягивать подобных кавалеров, но делать нечего, пожалела и повела поить и кормить за свой счет. Мужик–то вроде не поганый, душевный, хоть и альфонс.
Каждый раз, когда женщина за что-нибудь платила, кавалер отводил глазки, видно было, что ему очень тяжко и от стыда хочется спрятаться за пальму.
Так и закрутился у них какой-никакой роман – дурное дело не хитрое.
Днем вместе плавали, загорали, а вечерами Альфонс пел песни под гитару, Тамара его поила, кормила, да и спать у себя в номере укладывала.
Вот в предпоследний вечер они гуляя заглянули в местный ювелирный магазинчик.
Тамара выбирала себе какую-то бижутерию, а ее толстячок вдруг уткнулся в витрину и говорит:
— Тамуся, кошечка моя ненаглядная, посмотри какая золотая цепочка. Плетение оригинальное. Тоненькая и совсем не дорогая.
Как бы мне хотелось, чтобы ты мне ее подарила…
Ты не подумай, я и так благодарен судьбе за встречу с тобой и никогда тебя не забуду, но если бы у меня от тебя осталась эта маленькая, золотая цепочка, как символ наших…
У Тамары глаза покинули свои орбиты и даже попытались залезть на лоб и неудивительно – это была неслыханная наглость.
И так из-за того, что она целую неделю содержала этого поросенка, ей не удалось накупить подарков домой, а тут еще…
Но он подлец так умоляюще смотрел… И Тамара сдалась, ругая себя и скрипя зубами купила таки цепочку этому альфонсу…
Как только мужик надел на шею выклянченную золотую безделушку, он хотел сказать что-то типа — «спасибо», но не сумел, разрыдался и не прощаясь ушел.
Вечером он неожиданно ввалился к Тамаре в гостиницу со снопом роз в товарных количествах и сказал:
— Тамусечка, завтра ты уедешь и мы с тобой больше никогда не увидимся, но ты даже не представляешь, что ты для меня сделала. Для всех вокруг и особенно для женщин я всегда был золотой рыбкой. Они смотрели сквозь меня и видели только мой кошелек, облизывались, делали преданные лица, клялись в вечной любви, становились на цыпочки, а сами ждали: цацки, бибики, луну с неба и хрен знает чего еще…
Ты единственная женщина, которая уж точно ничего от меня не хотела, даже наоборот, от себя последнее отрывала.
Ты видела во мне просто человека, мужчину, веселого парня играющего на гитаре и я тебе за это бесконечно благодарен.
…Этот московский «Альфонс» с женской цепочкой на шее, подарил Тамаре… квартиру в Черногории и теперь она с мамой и детьми, по три летних месяца живет на одной лестничной площадке с моим новым знакомым дедом…
* * *
Рассказывал дед-попутчик в поезде.
Когда был маленький, мы жили большой семьей в деревне. И я был единственным внуком у деда, остальные были девки. Поэтому дед любил меня больше всех и многое позволял. Особенно я злоупотреблял, прыгая на коленях у деда. Дед стоически переносил, даже когда я промахивался и попадал ногами ему по яйцам. Только покряхтывал и говорил:
— Ванька, береги яйца. Дед ими деньги зарабатывает. Я намертво запомнил эти слова, хотя смысла тогда совершенно не понимал. Потом немного подрос и однажды увидел, как к деду пришли гости. Чего-то его упрашивают.
— Иван Мартыныч, ты уж сделай божеску милость, помоги.
Дед заметил меня, поманил пальцем.
— Поехали.
Привезли нас на поле. Дед походил по вспаханному полю, помял комки земли, потом снял штаны и сел прямо голым задом на землю.
Тут я вдруг вспомнил эту его присказку и звонко закричал:
— Деда, береги яйца! Ты же ими деньги зарабатываешь!
Дед ухмыльнулся, опять поманил меня пальцем. Тихо говорит.
— Вот, теперя и зарабатываю. Только никому, слышь, никому этот секрет не выдавай. Вырастешь — сам будешь зарабатывать. Смотри сюда: если яйца съеживаются, когда касаются земли – пшеницу сеять рано. Сейчас, видишь, яйца не съеживаются.
— Мужики! Можно сеять!
* * *
* * *
Обеденный перерыв.
Мне десять лет и мы с мамой и папой поехали отдыхать в Карпаты. Сняли комнату в глухом селе у бабки с дедом. Бабка предложила: — пойдемте завтра в лес на малинник, тут недалеко — всего час пути.
Ранним утром мы пришли на место. Это был лысый, после порубки деревьев, кусок горы, на нем видимо-невидимо малины. Вокруг было человек двадцать из разных сел.
Работа шла весело, корзины и банки наполнялись быстро, вдруг нас всех подпрыгнуло — Мы услышали дикий звериный рев.
Бабка спокойно сказала: — Медведь пришел.
Мой отец стал шарить взглядом в поисках палки или камня, он готовился защищать семью. Не найдя ничего, разбил две литровые банки друг об друга, но розочки не вышло, банки рассыпались.
В этот момент мы увидели медведя метрах в десяти от нас. Бабка спокойно сказала: — Не надо так нервничать, он каждый день сюда приходит на обед.
Все вокруг, без особых эмоций отошли от медведя в разные стороны, чтоб тот спокойно пообедал.
Самое удивительное, что через полчаса, когда медведь наелся, он так же громко зарычал перед уходом, мол, не буду вам мешать, приступайте к работе, а я пошел. Мы все ощутили себя древними людьми, которые жили в согласии с природой, даже наш храбрый, пострадавший папа, с подорожником на порезанном пальце.
* * *
Есть у меня товарищ один: два верхних образования, очочки носит, «Что? Где? Когда? » передача любимая, дома метров семь умных книжек, если в длину выложить, лоб чешет, кстати, а не затылок, когда думает. Ну, вы поняли, умный шопесец просто, но не выдает себя – работает сантехником.
Жизнь заставила в свое время, а сейчас менять уже что-то поздно. Да и сам на себя работает, так что не особо-то и жалуется.
Пусть и умный он шибко, но профессия отпечаток наложила – выпить любит.
Так что утром иногда вид имеет сантехника настоящего, а не «китайскую подделку», когда по трезвяку работает.
Так вот, приходит он как-то по вызову кран починить или течь какую неведомую устранить, подробностей не выспрашивал. В квартире мама с дочкой великовозрастной. По общению их понял, что обе связаны с наукой.
Дочка за столом на кухне с книжками готовится к докладу и советуется постоянно с маман. А маман, видно, из тех «недолюбленных». Все пытается дочку жизни учить, советы у нее и не советы, а нравоучения какие-то. А дочка все это терпит, только «Да, мама» и «Хорошо» отвечает.
И вот в какой-то момент маман выдает:
— Может тебе вообще от этого отказаться? Хочешь и себя и меня опозорить? Там же сам профессор Лиановский будет! Может наука – это не твое совсем?
Дочка молчит, но сквозь молчание это чувствуется, что не было бы человека в доме постороннего, то разревелась бы.
В этот момент поворачивается к ним сантехник. Рожа опухшая после вчерашнего, щетина недельная – на этот раз он был «настоящим» сантехником. И происходит у него с маман следующий диалог:
— Лиановский – это не Борис Михайлович?
— Он самый, а что?
— А вот по мне так человек, который не считает, что именно работа Паули помогла продвинуть теорию Гейзенберга, не то что уважения не заслуживает, а муд@ком-то назвать такого не оскорбительно! ... С вас тыща двести, кстати.
Провожали его молча.
А с соседом своим Борисом Михайловичем так же товарищ и выпивает по случаю. И так же спорят они каждый раз на свои научные темы.
* * *
Одно из самых сильных потрясений в моей жизни, было знакомство с рядовым Адижоновым.
Было это в конце восьмидесятых, когда жители кишлаков служили в Советской Армии. Рядовой Адижонов был одним из них, обычный невысокий узбек, не говорящий на русском.
По службе мы не пересекались, он служил в роте охраны, а я — аэродромного обслуживания. В какой-то момент Адижонов стал известен в батальоне своим собственным пониманием русского языка. То есть, он чистосердечно считал, что мат — это обычные разговорные слова. Например, он не знал слова "удивился", его с успехом заменяло "оху@л". Вопрос "зачем? " звучал как "на х%я? " "Врать, обманывать, говорить впустую" — "пи@деть" и так далее.
Например, только Адижонов мог поинтересоваться у дежурного по части:
— Таварыщ прапщик, я наряд прышел, сталовый нэ кушал, на х%я пы%дышь?
И все это совершенно обыденно, с честными глазами. Когда вокруг смеялись, удивленно оглядывался, поправлений не понимал. В батальоне сначала возмущались, потом махнули рукой.
В тот день был мой последний наряд, завтра я демобилизовался. Не спалось. В час ночи, я, помдеж по роте вышел покурить. На крылечке стоял и дымил рядовой Адижонов. Я подошел и хлопнул его по спине:
— Ну че, земеля, завтра домой еду. А тебе тут еще пол-года херачить, братан. Понимаешь? Да ни х%я ты не понимаешь... .
— Пол-года ху%ня, — отозвался вдруг Адижонов. — Полтора прослужили, еще пол-года как-нибудь протянем. Да, земеля?
Сигарета едва не выпала у меня из пальцев. Я медленно повернулся и встретил веселый взгляд раскосых глаз.
Адижонов говорил на русском не хуже меня. За полтора года службы об этом никто не догадался. Так и оставили его, туповатого, в покое. То-то он над всеми прикалывался. Не знаю, как каким-то там десантникам и спецназовцам, а Адижонову будет о чем дома порассказать.
А вы говорите — узбек...

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100