анекдотов.net / Фамилии бывают разные, вроде бы какая разница, кто будет вас оперировать - Петров, Сидоров или тот ж..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Фамилии бывают разные, вроде бы какая разница, кто будет вас оперировать - Петров, Сидоров или тот же Грум-Гржимайло. И все же, как-то не по себе становится, когда узнаешь, что фамилия хирурга — Выпивохин или, скажем, ЗарезАло.
Но это еще что, а вот жил некогда во Львове хирург по фамилии... Гробтруп. Так к этому хирургу на операцию всякими правдами и неправдами старались попасть больные едва ли не из всего Союза! Вот так человек доказал — не фамилия красит человека, а высокий процент выживаемости. У этого Гробтрупа за долгие-долгие годы ни один пациент не умер. Говорят, после его смерти даже возникала идея о присвоении его имени... впрочем, идея эта, в отличие от пациентов, не выжила. Надеюсь, не надо объяснять, почему?
Медицинские истории
* * *
Оливер Сакс — нейропсихолог и писатель, работающий в Нью Йорке — написал несколько потрясающих книг о своей практике. Одна из них, самая известная — “Человек, который принял жену за шляпу”. Хочу вам коротко пересказать один описанный в ней реальный случай.

В клинику с необычной жалобой обратилась пожилая женщина. В свои девяносто лет она вдруг почувствовала себя бодрой и жизнерадостной.
Старческие недомогания ее оставили, она флиртовала, веселилась, как будто снова сделалась молодой. Все бы хорошо, но женщина волновалась, что такая перемена не естественна, а значит может быть признаком заболевания. Она боялась, что сходит с ума.
Она не дала своему врачу времени высказать предположения и сама рассказала, что подозревает у себя застарелую “амурную болезнь”, так она называла сифилис. Оказалось, что семьдесят лет назад она работала пр@ституткой в публичном доме в Салониках. Там она заразилась сифилисом.
Вскоре ее спас будущий муж: забрал из публичного дома и вылечил. Однако, это случилось еще до изобретения пеницилина — так что болезнь могла затаиться и теперь перейти в последнюю стадию — нейросифилис.

Анализы показали, что предположения пациентки верны. По мнению Сакса, спирохеты раздражали палеокортекс — “древние отделы коры головного мозга”. Эти отделы отвечают за инстинкты, настроение, общий психический тонус.

Лечение предполагало простой курс пеницилина, но женщина колебалась.
Ведь болезнь вернула ей молодость, подарила отличное настроение, она наслаждалась жизнью как никогда. Но, к ее счастью (и несчастью множества других больных), изменения спровоцированные в мозгу нейросифилисом необратимы. Пеницилин убил спирохеты, а старушка осталась веселой и активной. “Как забавно” — сказала пациентка врачу — “подарок от Амура”.
* * *
* * *
* * *
* * *
* * *
Не так давно соперировал Эфенди некоего деда по дежурству. Грызь там была ущемленная, али что еще — не суть важно. Крайне преклонный возраст пациента обеспечил ему надежную прикованность к постели в послеоперационном периоде. Тут ведь дело какое, капельницы-шмапельницы, антибиотики и перевязки в больнице сделают — не вопрос. Но вот нормально ухаживать и всяко активизировать лежачего старика одна разъединственная медсестра не может — некогда. И врач тож не может — тож некогда. Тут либо родственники нужны любящие и внимательные, либо сиделки. Хотя бы внимательные. В общем лежит дедулька в палате у Эфенди, тихо преет. День лежит, два лежит, три лежит. Эфенди ему и так, и эдак объясняет, что надо бы детей позвать. . . Дед в отказную — дети все заняты, у них свои дела. А вы вот тут мной и занимайтесь. Откровенно залеживаецца дед.
Подумал Осман Будулаич, прикинул, да и прибег к старому методу.
Приходит утром к деду и говорит:
— Слушай, отэц, я тут подумаль. . . Я сам бэжэнэц, у мэна 8 дэтэй и двэ жэна — жыт нам нэгдэ. А ты такой адынокый савсэм, дажэ ныкто нэ прыходыт. Я сэчас собэс вызову, оны мнэ твой квартыра оформят. А мой дэты за тобой будэт ухажыват! А еслы ты помрош, мы тэбя по мусулманскый традыцый похороным!
. . . стоит ли говорить, что через два часа толпа родственников, крайне озабоченных состоянием здоровья дедульки, ворвалась в отделение. Заву стоило немалых трудов разогнать половину из них. Вторая же половина едва деда не угробила, начав одновременно делать ему массаж, кормить, ворочать и мыть. Стремительнейшим образом больной пошел на поправку.
А Эфенди знай посмеиваецца себе в бороду:
— Биляяяят! Квартырный вопрос — двыгатэл мэдыцынского прогрэсса!

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100