анекдотов.net / КАК РАССМЕШИТЬ ЯПОНОК  Известный писатель-сатирик Лион Измайлов рассказывает...  В свое время я окон..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

КАК РАССМЕШИТЬ ЯПОНОК
Известный писатель-сатирик Лион Измайлов рассказывает...
В свое время я окончил специальные курсы и получил диплом переводчика японского языка. И вот в Японии мы плыли на теплоходе, и я сказал своему товарищу:
— Сейчас я попробую их рассмешить.
На нижней палубе сидели 10 женщин-японок. Я подошел к ним и начал болтать по-японски все, что только помнил. Они умирали со смеху.
Я подошел к приятелю:
— Ну вот видишь, я их рассмешил.
— Ничего удивительного, — ответил тот, — это киргизки.
Истории о женщинах
* * *
* * *
* * *
Жили-были юноша и девушка, например, Рома и Юля. Хотя нет, эти имена кто-то вроде уже использовал. Пусть будут Сема и Галя. Сема Монтекер и Галя Капуленко. Учились они в одной группе советского еще вуза и к последнему курсу настолько прониклись друг другом, что обрадовали родителей намерением связать судьбы воедино.
Но родители как-то не очень обрадовались. Дело в том, что Сема был еврей, а Галя – нет. И родители совсем не горели желанием делать многонациональную семью братских народов еще более многонациональной за счет собственных внуков. Галя-то своих быстро поставила на место с использованием различных выражений ридной мовы. А вот Сема своих – нет, не сумел. Видимо, мамэ-лошн в этом плане менее выразителен.
– Семочка, – ласково, но властно сказала мама, – Или ты забыл, что мы собираемся в Израиль? Что твоя шикса будет там делать? Петь в ресторане «Червону руту»?
Тут мама попала в точку. Галя была знатная певунья. Сема любил ее слушать, но репертуар предпочитал другой. Не Ротару, а еврейского поэта Визбора, про ночную песню еврейской буквы шин. Хотя разницы по сути никакой. Тут «ты у мене едина», а там «ты у меня одна».
Вышло, однако, что не едина. Сдался Сема, пряча глаза расстался с Галей и женился на хорошей еврейской девочке, которую указала мама. И стал собирать манатки.
– Ах, так? – сказала Галя и дернула эдак плечиком. – Да я в этом Израиле раньше его окажусь!
И она стала ходить на танцы в дом интернациональной дружбы. Где на нее немедленно запал без пяти минут дипломированный физик, араб-христианин из библейкого города Вифлеема. Каковой город, как известно, входит в состав государства Израиль под названием Бейт-Лехем. Хотя несколько кривовато входит. И действительно, Галя со своим арабом приземлилалсь в аэропорту Бен-Гуриона даже раньше, чем Сема со своим семейством. И стали они осваивать землю, текущую молоком и медом, а чаще потом и кровью, ничего друг о друге не зная.
И так они жили, ничего не зная друг о друге, верных двадцать лет. Пока не явился на свет великий ворошитель былого, склеиватель черепков и проворачиватель фарша вспять, сайт «Одноклассники».
Неизвестно, да и неважно, кто из них кого нашел первым. Вроде бы Галя сказала себе: «Я только посмотрю, каким он стал». Увидела, что Сема облысел, заматерел, но уши торчат по-прежнему. Работает по специальности, которую они с Галей получили в вузе. Специальность редкая и уважаемая, но называть я ее не буду, живые все-таки люди, вряд ли они обрадуются, узнав себя в моей писанине. Сема любит маленькие спортивные машинки, меняет их каждый год в поисках идеальной. С женой давно расстался, дочь-студентку обожает, но видит редко. Живет с мамой. Мама почти не встает с постели, но властности не утратила, дает прикурить и сиделке, и Семе.
Что касается Гали, то она почти не изменилась. Те же черные глаза, те же брови вразлет. Даже похорошела слегка, потому что похудела. С физиком тоже рассталась, тоже дочь студенческого возраста. Работает по той же специальности, весь Вифлеем ее знает и здоровается на улицах.
Опять же неизвестно, кто первый предложил встретиться. Вроде бы Сема сказал себе: «Я только посмотрю на нее». Час чинно сидели в кафе на набережной Тель-Авива, обменивались новостями. А потом Галя достала кошелек, чтобы заплатить за свой кофе, а Сема накрыл ее руку, показывая, что заплатит сам – и этого касания оказалось достаточно. Оказалось, что тела все помнят, и не было ни этих двадцати лет, ни Семиного предательства, ни Галиной мести, и очнулись они в каком-то мотеле под утро от пения птиц, и с трудом вспомнили, что Семина машина стоит под окнами, а Галина осталась на набережной, и ее, наверно, оштрафуют.
Что дальше? А ничего. Сема предлагал переехать к нему, но как быть с работой? Специальность редкая, больше одного человека на город не нужно, а в Семином городе один уже есть – это Сема. Потом, дочь. Галина дочь – арабка, и мальчик ее араб, и все друзья арабы, куда она поедет из Вифлеема? И Галя без нее не поедет, вот-вот внуки пойдут, кто будет их нянчить? О том, чтобы Семе переехать к ней, нечего и говорить. Еврей может приехать в израильский город Бейт-Лехем в двух случаях – если он либо танкист, либо самоубийца.
Почти каждую пятницу, закончив работу, Галя садится в маршрутку и выезжает из города. За КПП ее ждет маленькая спортивная машинка. Они бегло целуются и едут в заранее снятый мотель, обычно на Мертвое море. В салоне играет музыка, иногда Ротару, иногда Визбор. Гудит форсированный движок, ложится под колеса серая нитка израильских дорог, штопает ранения души. Заштопает ли?
* * *
Почувствовала родовые схватки, дело было летом. В панике не найдя сумку, я начала запихивать все, что могло бы мне понадобиться на родах, в рюкзак мужа. Взяла свою счастливую сорочку и меховую зимнюю шапочку, просто она у меня счастливая. В состоянии аффекта вместе с ношей и животом наперевес я доехала до роддома, благо что городок у нас маленький. В приемном покое я попросила доктора, чтобы обязательно на мне были все вещи, которые я привезла с собой, они у меня счастливые, я понимаю что не положено, но я за это вас финансово отблагодарю, только пожалуйста не задавайте на счет вещей вопросов, пунктик у меня такой. У доктора глаза загорелись, говорит, мол не вопрос, я распоряжусь. Я доктору дала 100 долларов, говорю мол это предоплата, доктор аж подпрыгнул от радости. Завели меня в палату, а у меня уже такое состояние, уже от схваток ничего не понимаю, сестра привозит инвалидное кресло и дает мне вещи, смотрю там ночнушка лежит моя, шерстяная шапочка и коньки хоккейные. Я спросила, что это мол и зачем, на что сестра ответила, одевайте все и быстро, доктор сказал чтобы все было на вас одето. Я уже ничего не соображаю, доктор сказал, значит надо, может коньки одевают, чтобы не сбежала. Везут меня по больнице в сорочке, вязаной шапке и коньках. Народ на меня смотрит огромными глазами, даже знакомые попались с работы и даже не здороваются, только странно смотрят на меня, думаю наверное летом я зря теплую шапку одела. Завозят в палату, помогли мне в коньках на кресло забраться, лежу я вся такая интересная с расставленными ногами и все думаю, на хрена на меня коньки одели. Забегает доктор, и кричит на сестер, мол почему коньки бинтами не перемотаны? Или вы хотите, чтобы меня она всего изрезала? Сестры забинтовывают коньки, я как-то успокоилась, на счет них, доктор ведь даже не удивился, а еще и сестер пожурил, видно ноухау у них такое, я читала про роды в воде, но чтобы в коньках, первый раз вижу. Но все же смотрю, что как-то с недоверием на меня смотрят, и врачи зайдут, посмотрят на меня и хватаются за рот и выбегают, слышу ржут в коридоре, думаю, все же напрасно я теплую шапку летом одела. Привезли другую роженицу, рядом на кресло положили, смотрю она без коньков, непонятно... Спрашиваю у доктора, а почему она без коньков? Доктор, мол, так она и не просила их одеть, а у вас в рюкзаке лежали... сами так заказывали! И тут я эти коньки узнала, это они у мужа в рюкзаке лежали, а я в состоянии аффекта и не заметила. Объяснила им ситуацию, ржач начался полнейший, они говорят, а мы мол все ваши справки от психиатра просмотрели, прежде чем вам коньки нести, да и деньги за это заплачены... может хотите чтобы сын хоккеистом был, вы же сами просили лишних вопросов не задавать... Родили под общий ржач, я очень быстро и тужиться не пришлось, только вспомню лица докторов и своих знакомых когда я в коньках по коридору ехала и ржач меня разбирает. Так и родила своего сыночка.
* * *
Было это в прошлом веке. Мой близкий друг, весьма не чуждый, как говорили в еще более далекие века, "утех сладострастья", на последнем курсе решил жениться. И вот выходим мы из студенческого общежития, чтобы сесть в такси и поехать в Городской отдел Записей Гражданского Состояния для Совершения Торжественного Обряда Бракосочетания. Впереди — Невеста и Подруга Невесты. Такие красивые, красивые. Такие нарядные, нарядные. С такими красивыми цветами. Чуть сзади мы — может и не такие красивые, но тоже ребята неплохие. И тоже нарядные и торжественные. Проходя мимо вахтерши, жених громко, "на публику" объявляет:
— Все, тетя Зина – остепенился я — женюсь!
Тетя Зина, женщина строгая, все про всех знала, все помнила, но не закладывала никогда. Помнила, например, что Коля (тогдашний наш декан) "бывало, хулиганничал, когда пьяный", но парень хороший. Девушки проводили мимо нее своих потенциальных избранников, а потом спрашивали: "Ну как он вам? ". Тетя Зина видела за свою долгую службу в общаге столько, что хватило бы на десяток дамских романов и сотню фильмов для взрослых.
Подняв глаза на моего друга, она ответила вполголоса, слышно только нам:
— Зарекалася ворона далеко летать, а все-е летает...
Теплее стало на душе.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100