анекдотов.net / Было это еще в довоенной Югославии.  Заходим мы в аптеку и видим ОГРОМНУЮ бутыль спирта, а цена, над..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Было это еще в довоенной Югославии.
Заходим мы в аптеку и видим ОГРОМНУЮ бутыль спирта, а цена, надо заметить, совсем мизерная.
Ну мы вначале не поверили, разве может такое быть в мире!
Ну мы с сомнением таким и спрашиваем:
— А это спирт?
Продавец:
— Да.
— А его пить можно?
Продавец внимательно и недоверчиво смерил нас взглядом и спросил:
— Руссо?
Мы:
— Да.
Продавец:
— Можно!
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
Остановил как-то молодой сотрудник ГИБДД, у которого на плече был укороченный автомат Калашникова, на стационарном посту, Жигуленок. На стандартное "Лейтенант-Пупкин-предъявите-ваши-документы" водитель дал все что гаишника интересовало.
Тут гаишнику приспичило спросить "имеются-ли-в-наличии-оружие-нарк@тики-и-не-желаете-ли-ими-поделиться", а водителю приспичило сказать:
— Есть! Полковой миномет!
Молодой гаишник передергивает затвор, в близи еще стоят два гаишника, которые понимают, что "дело пахнет киросином" и может быть им вручат медаль посмертно.
Гаишник потребовал выйти из машины и открыть багажник. Водитель, понимая, что сам себя вогнал в жуткие неприятности, подчинился требованию. Когда лейтенант переворачивал "вверх дном" пустой багажник Жигулей, водители громко спросил.
— Мужик, а какой нахрен миномет ты решил найти в моих Жигулях?
Услышав этот вопрос, остальные двое гаишников, стали пытаться сделать серьезные лица и не заржать. А тем временем молодой гаишник стал переворачивать салон.
— Мужик! — сказал водитель — Ты в армии служил?
— Да. — ответил гаишник, продолжая рыться в бардачке.
— И ты не знаешь что такое полковой миномет?
— Нет. — ответил гаишник, заметив что те двое уже ржут в открытую, складываясь по полам.
— Вот ты идиот! Он же размером с эти Жигули будет. — сказав эти слова, водитель, услышав как ему сквозь смех один из уже катающихся по асфальту от смеха сказал "Едь, блин, а то Аншлаг устроил", забрал документы из рук остолбеневшего лейтенанта и укатил от греха подальше.
* * *
Она сидела, нервно покачивая ножкой обтянутой облегающими черными джинсами с искусственными потертостями. Сейчас автобус был почти пуст – воскресение как-никак. Мужчина, лет сорока, нагруженный портфелем с чертежами и тубусом, мельком глянул на нее. Хороша! Лет 20, наверное, студентка, маленькая, вся такая стройная и ладная. Длинные, волнистые волосы, симпатичное лицо без косметики, от чего она казалась только красивее, учитывая всеобщую женскую страсть к краске на лице и на волосах. Мужчина тяжко вздохнул. Эх! Было ведь времечко, когда с такими вот девушками встречался, беззаботен был, ветренен немного. А сейчас?
Преподаватель, лысею, жена (господи, как быстро она постарела! ) двое детей. Пусть и деньги неплохие и квартира есть, но...
Он опять мельком глянул на девицу и залюбовался румянцем на ее щеках и маленькой сумочкой со всякими глупенькими висюльками. Пора уже было выходить. Он поднялся и встал возле двери.
— Так! – возмущенно заявила девушка. – И долго это продолжаться будет?
— Что? – удивился мужчина.
— Ну, знакомиться-то будем, или нет? – она посмотрела на него сердито и сжала розовые губки. – Я же видела, как ты на меня пялился.
— Я не пялился, девушка. – автобус, как назло, застрял перед светофором.
— Правда? А что это было? Ну, ведь же хочешь познакомиться? – она поднялась и испытательно посмотрела ему в глаза. А он взял, да и ляпнул правду:
— Вообще-то... Да! – в ее глазах появилось удовлетворение
— Я Лика! – представилась она, и подошла ближе, бесцеремонно подхватила под руку. – А ты?
— А я, женат... — промямлил он, вызывая ее смех. – То есть я Игорь Валерьевич.
Немногочисленные пассажиры стали оборачиваться.
— Игорь! А я замуж хочу! – сказала Лика, и мечтательно, но немного капризно посмотрела вверх. – Вот ты меня замуж возьмешь? Только честно!
Мужчина совсем уже потерял нить, от таких резких поворотов разговора, он не мог ничего придумать.
— Дык, я же женат! – немного отчаяния в его голосе.
— Ну и что? Подумаешь. – возразила девушка. – Был женат, стал разведен. Вот если бы не женат был, меня бы в супруги взял? Только честно!
— Лика. Я вас совсем не знаю... — начал, было, Игорь Валерьевич, но она отмахнулась.
— Я хорошая! Серьезно! Я готовлю хорошо, я умная, отличница. И ведь красивая же. Правда? Или я тебе не нравлюсь?
— Нравитесь.
— Славно, так и что? Взял бы?
— Нууууу... — Игорь замялся, автобус уже выворачивал к остановке, и надо было что-то сказать. – Взял бы, наверное.
— Урааа! – Лика счастливо подпрыгнула. – Так когда в ЗАГС?
Дверцы автобуса открылись, Игорь Валерьевич стал спускаться, проигнорировав вопрос «Сумасшедшая!». А она взяла и спустилась следом, обняла его за талию и ткнулась носом в грудь, пробурчав глухо оттуда:
— Мой Муж! – У Игоря Валерьевича кончилось терпение.
— Так! Все! Хватит! Девушка, отцепитесь от меня, шутки шутками, но предел тоже иметь надо! – он вырвался из цепких ручек, подхватил свой тубус и быстрым шагом направился прочь.
... Вслед ему раздался плач. Такой, самый страшный для мужчины плач – женский. Против такого никто не устоит, секретное оружие, однако! Она сидела на скамеечке, совершенно по-детски хлюпала носом, и хлопала огромными, враз покрасневшими глазами.
Игорь Валерьевич вздохнул и остановился. Лика поглядела на него с надеждой.
— Ты ведь понимаешь, что замуж я тебя не могу взять? – она кивнула. – Тогда чего плачешь?
— Заааамуууж хочууу! – она опять хлюпнула носом.
— А может чего-нибудь другого? Хочешь я тебе куплю чего-нибудь, и ты домой поедешь, а? И отстанешь от меня.
Она надулась, обиженно посмотрела на него, встала и одернула курточку:
— Соврал, значит, что нравлюсь! Хорошо! Только покупать ничего не надо. Вот! – она порылась в сумочке, и протянула ему маленькую книжицу, коричневого цвета.
Это была зачетка. На имя Васильевой Лики Александровны.
«Твою мать!» про себя выругался Игорь Валерьевич, преподаватель психологии.
Лика улыбалась, глядя на него:
— Ставьте оценку Игорь Валерьевич. Я не ходила на ваши занятия, но курсовую работу на тему «Экстремальные способы воздействия на сознание» сдам вам завтра.
Он поставил оценку «5», расписался, проводил ее взглядом и надолго задумался.
«Отличница ведь» и над тем, что оценка заслужена...
* * *
* * *
Родительская семья лет 12 мыкалась по съемным квартирам, квартирам родственников — словом, не до того было, чтобы завести животное дома. И вот когда наконец-то въехали в новенькую трешку свершилось! Мама вначале привела домой приблудного кобеля, пуделя черного цвета. Тот был грациозен, обучен командам, эмоционален, но, главное, был благороден и добр. Поэтому когда спустя месяц мама принесла домой заморыша котенка, пес обнюхал новенького и милостиво принял в стаю.
Собакин очень терпеливо относился к котенку: позволял играть с кисточкой своего хвоста, отрабатывать кошачьи приемы нападения из засады, забирать лучшие кусочки из миски. Может, поэтому когда кот подрос они были очень дружны.
У пуделя была дурная привычка, когда его надолго оставляли дома и не выгуливали, не просто сделать лужу в прихожей, а облить стенку кухонного гарнитура. За что был наказан, да без толку.
Кот, когда подрос, стал проситься на улицу. Уходил, но всегда возвращался. Поначалу кот приходил домой в царапинах на морде и ушах. А потом как-то резко ранения прекратились.
Оказывается, рыжий хитрюга перед походом на улицу весь обтирался об описанную стенку кухонного гарнитура, пока от него не начинало за версту разить псиной. В таком виде все окрестные коты от него шарахались, а его драгоценная рыже-белая шкурка целой и невредимой возвращалась домой =)))
* * *
* * *
СЛАДОСТНЫЕ СЕКУНДЫ
Теперь, когда я стал взрослым и солидным, у меня уже есть свой двухсоткилограммовый любимый мужчина. Зовут его Павлик и живет он у нас на даче.
Я давно и искренне его люблю, Паша, наверное, тоже скучает без меня.
Так мы с ним вместе и стареем, у Павлика даже шея лопнула, скоро может оторваться голова, но изолента держит пока, да и старый друг, лучше новых…
А во времена моей студенческой молодости, когда у меня не было ни денег на своего личного мужчину, ни места где его держать, пришлось подкатить к своему однокурснику, худенькому фотографу Любомиру. Любчик был повернутым на своих длинных фотообъективах и абсолютно не интересовался спортом. Так что мне стоило больших трудов, убедить его выкраивать каждый день по часу, чтобы регулярно получать по голове…
Одним словом – Любчик был для меня живым боксерским мешком и всякий раз, когда он пропускал серьезный удар, сбрасывал на пол перчатки, охал и ахал и мне стоило титанических усилий, чтобы остановить его, пытаясь объяснить, мол — тяжело в учении – легко в очаге поражения, пуля – дура, а ты, Любчик – молодец…
Он никогда в детстве не дрался, только получал и теперь, в институте, от занятий боксом, тем более не видел никакого проку. В школе Любчика били хотя бы не каждый день, а тут на его жизненном пути появляюсь я и долбашу его ежедневно, да еще и по взаимному согласию.
Мне на первом курсе, в чужом городе, тоже некогда было ездить по каким-то тренировкам, вот и приходилось выплескивать все свое красноречие, чтобы убеждать Любомира, что у него уже гораздо лучше получается, а иной раз даже нарочно под удар подставлялся, чтобы у человека появился стимул и вкус победы.
Девушка Любчика оказалась не дурой, она очень быстро меня раскусила и слезно просила оставить его в покое с моим дурацким боксом. Ей, мол, не нужен парень с болезнью Паркинсона.
Итак, мой еле-живой мешок медленно, но неотвратимо ускользал от меня.
Но вот, после зимних каникул мы съехались обратно в общагу, я обнялся с Любчиком, к нам подошла его строгая девушка и вдруг нежно поцеловала меня в щеку, растерла пальцем помаду и сказала сакраментальную фразу:
— Прости меня, дуру и спасибо тебе за сладостные секунды…
Я испуганно глянул на Любчика, но он только краснел и отводил веселые глаза, стараясь не расплыться в улыбке.
Мне пришлось сделать дурацкую гримасу, мол, я не в курсе ваших дел – это все ее какие-то шуточки…
Когда мы остались одни, Любчик наконец объяснил мне что к чему. Оказалось, что на каникулах он свозил девушку в свой Кривой Рог, знакомить с мамой.
Во второй же вечер они ехали в полупустом трамвае, а трамвай в Кривом Роге, оказывается – тот еще аттракцион. Длина маршрута — километров пятьдесят и он пересекает множество враждующих государств со своими бандами и обычаями. Мало кто может рискнуть проехаться из конца в конец через весь город на трамвае, все время переходящем от «белых» к «красным», не говоря уже о «зеленых» и «махновцах»…
Вдруг на первой же остановке очередного государства, вошли три аборигена-гопника. Слово, за слово – «Ты кто по жизни? », «С какого района, шо-то у тебя рожа знакомая? » «А коза с тобой? » «Э, Зулейка, нахрена тебе этот задрот? » «Студент, бабки маешь? »
И тут Любчик, правильно не ответив ни на один поставленный вопрос, вдруг выдал отчаянную пулеметную очередь, сначала по двоим, а когда они оба рухнули, продолжал по инерции трамбовать кулаками воздух.
Третий вовремя успел отскочить назад, и после некоторой паузы недовольно проговорил:
— Ну ты б%я, вообще…
А через остановку — этот третий, за ноги выволок из трамвая своих глубоко-накаутированных товарищей, ведь дальше им ехать было нельзя – впереди вражеская таможня…
…Любчик с чувством пожал мне руку и пообещал, что больше не пропустит ни одной тренировки.
_____________________________________________________
Эх, знали бы вы, какие – это были сладостные секунды…

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100