анекдотов.net / Конец мая 1990 года. Экономический факультет известного университета.  Экзамен по высшей математике...
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Конец мая 1990 года. Экономический факультет известного университета.
Экзамен по высшей математике. Для кого-то рядовой случай веселой студенческой жизни, а для первокурсника Сережи это была уже третья пересдача. Все, финиш, дальше только исключение…
Первые два раза Сергей учил, действительно учил как мог и сколько мог, но 17 лет, первая взрослая весна и «легкая» нелюбовь к той самой высшей математике очень той учебе препятствовали.
Мама нашего первокурсника даже не сильно как-то и расстроилась после его первой неудачи, сама в прошлом окончила два вуза, просто предложила отдохнуть один день, поучить еще 2 денька и спокойно сдать с другой группой.
Сережа конечно же отдохнул день… еще день… ну и еще денек, ибо за день все равно не успеть.
Что в итоге? Правильно! Второй неуд и … не плачь девчонка… в самой ближайшей перспективе.
Возможность осталась одна – третья, она же и последняя и пускать все на самотек Мамаша горе-героя нашего не собиралась…
Где и как сейчас не важно, но «выходы» были найдены на обоих принимающих преподавателей. Причем соответствующий «договор» был независимо заключен с каждым из них, причем скреплен он был СТА теми, еще советскими рублями. Дорого?
Да! А что делать? Сынок-то один – пусть уж учится, дальше-то поди легче будет…
Наивно? Да, но ведь это МАМА! Да, МАМА и именно большими буквами, и не могла она иначе.
Принимал всегда кто-то один, или профессор Павел Петрович неизвестного пенсионного возраста, или Андрей Витальевич, аспирант, 23 года, вместе этот экзамен они не принимали и поэтому с каждым «договорились» отдельно, для достижения так сказать 100-процентного результата.
Группы были небольшие и обычно хватало одного экзаменатора… Обычно да, но этот день был необычный… Каждый из «простимулированных» преподавателей тоже решил эту ситуацию на самотек не пускать… Поэтому в день «Х» за небольшим учительским столиком их сидело двое! Кто помнит – поймет, 100 рублей – большая часть преподавательского оклада!
Первое время экзамен ничем от любого такого экзамена не отличался…
Билет, номер, фамилия, готовьтесь. Готовы? Да к кому хотите садитесь и отвечайте…
«уд» — это обычно, «хор» — иногда, даже «отл» — но всего раз за сегодня.
Взял свой билет и наш «мученик», готовится, что-то вроде даже пишет. Уже и те кто после него вошли ответили, а он все сидит, наш Сережа, стесняется или специально выжидает, теперь уже и не важно.
У первого терпенье не выдержало у «более опытного» Павла Петровича:
— Что, молодой человек – готовы? Да-да, вы! Наверняка готовы уже! Не стесняйтесь, идите отвечать, а то дела у меня еще сегодня, вот как раз у вас приму и пойду, а Андрей Витальевич уж у остальных примет, их там немного, я вижу, осталось.
Сказано все это было прям даже с какой-то отцовской заботой, хоть и с легкой улыбкой в профессорских глазах.
Дважды Сергея звать не понадобилось – вскочил еще на слове «готовы? » и медленно направился отвечать…
В это время самое интересное зрелище представлял собой коллега профессора Андрей Витальевич, гамма противоречивых эмоций читалась на лице аспиранта, рот открывался, но звука не было. А что поделаешь?
Деньги уже потрачены, а опыта еще не хватало…
— А почему именно к вам? А, Павел Петрович? — умудрился выдавить из себя
Андрей Витальевич. — К вам-то почему?
— Почему ко мне? — очень искренне удивился Павел Петрович. Такую
«дерзость» стареющему профессору от аспиранта слышать не приходилось.
— Так идти мне надо … вот сейчас приму экзамен у молодого человека и пойду, ведь кажется говорил уже.
Андрей Витальевич, понемногу приходящий «в себя», постарался перенять отеческое выражение у своего коллеги:
— Ну так идите, дорогой Павел Петрович, я как раз никуда не спешу, приму и у него, пусть ко мне и садится – садитесь, молодой человек, что там у вас?
— Что там у него — молодой человек расскажет, обязательно расскажет, но только мне! — сказал Павел Петрович уже даже без тени улыбки. — Садитесь,
Сереженька, ко мне и отвечайте … спешу уже я, некогда мне…
— Павел Петрооович, дорогой мой, ну так и нечего вам на отстающих время свое тратить, приму я у него! — переходя с шепота на крик, не унимался
Андрей Витальевич.
— Приму, приму, обязательно приму, — повторял аспирант, не глядя на профессора и раскачиваясь на стуле.
Опыт побеждает всегда и сегодняшний день не станет исключением!
— Давайте вашу зачетную книжечку, молодой человек, некогда мне уже экзамен у вас принимать…
— Видите, чуть с коллегой из-за вас не поругался, давайте, давайте уже книжечку свою…
— Что, коллега? Третий раз уже сдает? Ну так наверняка на отлично все выучил! Выучили ведь, Сереженька? Молчите? Ну так я по глазам вижу – выучили! Отлично вам не поставлю, все-таки третий раз сдаете, но вот твердое Хорошо, вас наверное устроит. Молчите? Ну так я по глазам вижу, что устроит!
«Четверка» была немедленно вписана в уже раскрытую зачетку перьевой профессорской ручкой с золотой монограммой…
Павел Петрович быстренько сложил какие-то свои бумажки в «фирменный» профессорский портфель и со скоростью, не вязавшейся с его сединами, покинул аудиторию.
— Ну, что написано пером… — сказал заметно «повеселевший» Андрей
Витальевич и внес заслуженную «четверку» в ведомость.
Такой вот Hаppу еnd. У главного героя слов в это «пьесе» так и не было…
Занавес.
Истории о студентах
* * *
Были мы молодыми глупыми стюдентами и изучали унутренние болезни в одной уютной больничке. Обучала нас премилая бабуля лет семидесяти, седенькая, ветхая, но еще достаточно бодрая. Бабуля не стремилась нас построить, не фашистила при опросе, поэтому и мы вели себя прилично, уважая ее почтенные годы и человеческое к нам отношение.
И вот как-то на занятии, рассказывая нам очередную медицинскую байку 50-ти летней давности, бабуля непринужденно — совершенно очевидно, что чисто машинально и ненамеренно — достала из кармана халата штучку и стала постукивать ей по столу, вертеть в руках и т. п. Ну знаете, как некоторые конфетные фантики в руках теребят. При этом бабуля данному факту никакого значения не придала, а у нас глаза на лоб полезли, поскольку штучка была тощеньким квадратным пакетиком из фольги с характерным кругляшом внутри.
Об чем нам в тот день рассказывали — хоть убей не помню. Двенадцать молодых остолопов, не дыша, следили за верчением презерватива в старушечьих пальцах... О чем мы только не думали...
На перерыв бабушка ушла, забыв квадратик на столе. Мы рванули к нему. И облегченно вздохнули — все в порядке. Это была большая жевательная таблетка от изжоги.
* * *
БЕДНЫЕ СТУДЕНТЫ
90-й год. Ленинград.
Мы с другом Димой после первой сессии решили слетать ко мне во Львов в гости, ну и так, прибарахлиться...
Раннее утро, стоим с сумками возле общаги и ловим машину до аэропорта.
Хоть у нас каждая копейка на учете, но слегка проспали, так что на метро и автобусе до Пулково уже не успеваем.
(кстати, про каждую копейку на учете: ... через полгода, мой друг Дима, заработал свой самый-самый первый миллион долларов, и что самое интересное — нашу дружбу это никак не испортило... но то уже другая история). Стоим в десяти метрах друг от друга, чтоб быстрее поймать
«тачку». На все, про все у нас полтинник — это более чем достаточно, чтобы любой повез нас не торгуясь.
Возле Димы останавливается «шестерка», и одновременно около меня тормозит желтое государственное такси.
Я только открыл дверь, а Дима уже успел сговориться с Жигулями и зовет меня. Я извиняюсь, захлопываю дверь и сажусь в шестерку.
Не успели мы тронуться, как таксист обогнал и прижал нас к обочине.
Сдали назад, но и тут таксист не отставал. Он прижался слева, открыл окно и стал орать на нашего бомбилу:
— Э! Ты что не видел, что я остановился? Какого же ты хрена у меня из под носа воруешь клиентов? Выгружай, я их повезу!
Наш водила тоже был парень не робкого десятка: здоровый, мордатый, с золотым перстнем:
— Ты, чувырло! убирай свою колымагу, а то я сейчас выйду и тебе рога пообломаю! Будут еще всякие таксисты учить меня жизни. Ты у себя там в таксопарке наводи свои правила, а я кого и куда хочу, того и повезу... поэл! ?
Вдруг откуда не возьмись рядом проезжали два таксомотора, они сходу вникли в ситуацию и молча встали: один впереди нас, другой позади.
Соотношение сил кардинально изменилось.
Таксист показал монтировку и сказал:
— Ну что, я их везу, или у тебя есть в запасе лишняя лобовуха... ?
Наш водила загрустил, повернулся к нам и говорит:
— Ладно, ребятки, перегружайтесь к нему, от этих уродов всего можно ожидать...
И тут мы с Димой как-то огорчились: почему кто-то все решил за нас и мы как два мешка с органическими удобрениями должны сейчас перегружаться куда нам укажут, а может быть нам веселее на шестерке... ?
Дима:
— «Перегружайтесь к нему» — это все, что вы можете нам предложить... ?
Ладно, пойду покажу ему, кто в доме хозяин...
Дима вылез из машины, подошел к таксисту, и в течение десяти секунд перекинулся с ним парой фраз.
После чего, таксист убрал монтировку и с пробуксовкой покинул поле боя.
Двое его коллег, видя, что инцидент исчерпан, тоже разъехались по своим делам.
Едем.
Наш водила как-то съежился весь, говорил мало, и перешел с нами на «ВЫ».
По пути, то и дело изучал Диму в зеркало заднего вида, но вот набрался храбрости и спросил:
— А если не секрет, что вы ему сказали?
Дима:
— Я просто обрисовал его незавидную перспективу, если он будет продолжать в том же духе...
Мужик вздохнул:
— Все правильно, в следующий раз будет знать, что «быковать» опасно для здоровья, неизвестно на кого нарвешься...
Примчались в Пулково, выгрузили из багажника сумки, я протягиваю полтинник, мужик отодвигает мою руку с деньгами и смущаясь говорит:
— Я вижу, что вы умеете «решать вопросы» и хотел бы спросить: не могли бы вы «сделать» одного человека... ?
У нас с ним война за гараж... этот черт все со мной судится и судится и никак не поймет, что гараж я ему все равно не отдам... Вы не подумайте, не насмерть, а так... покалечить его, что ли...
Дима:
— Нет ничего проще. Хоть насмерть, хоть покалечить... но, уважаемый, а почему вы решили, что наши услуги обойдутся дешевле вашего гаража?
Ладно, дело ваше, но сказали «А», говорите «Б», давайте адрес, имя и фамилию, а сами для алиби завтра же уезжайте из города...
У мужика округлились глаза, он извинился за свой нелепый вопрос, вскочил в машину и умчался, так и не взяв с нас плату за проезд...
Мы с Димой проржались и тут уж я, сгорая от любопытства, пристал к нему, чтоб наконец без свидетелей узнать –как же он так быстро разогнал тех троих свирепых таксистов с монтировками?
Дима:
— Подхожу к зачинщику и говорю:
— Да, ты прав, эти частники совсем обнаглели, у вас — государственных таксистов хлеб из-под носа выхватывают.
Таксист:
— Да и не говори... так куда едем?
— Едем в Пулково.
— Сколько платите?
— Десять рублей...
— Какие десять рублей! ! ? Туда минимум полтинник!!!
— Я знаю, но мы бедные студенты, думаешь просто было найти такого, кто сам бы туда ехал? Часа полтора ловили пока этого не поймали... Ну так что, повезешь... ?
* * *
* * *
* * *
Был у нас в институте студент по фамилии Гиздатуллин. Вполне нормальная фамилия, если учесть, что дело происходило в Казани. Все, кому не лень, во всех списках, а их в то время было не мало, пририсовывали к первой букве его фамилии вертикальную палочку. Все к этому, и он в том числе, привыкли. И вот новый семестр, новый предмет, новый преподаватель, первая лекция. Профессору почему-то не понравилось количество присутствующих, или по современному "отсутствие кворума" и ближе к концу лекции он объявил, что вынужден будет провести перекличку, а так как журналов у него еще нет, то старосты групп должны передать ему списки студентов.
И то ли почерк у нашего старосты оказался неразборчивым, то ли кто-то в процессе передачи бумажки по рядам успел пририсовать ту самую вертикальную палочку, короче "картина маслом"...
Абрамов? , Баранов? , Вахрушев? , Гайнутдинов? И вдруг: Пиз... -Пиз...
Пиз... (обводя аудиторию экстраорбитальным взглядом, т. е. глазами вылезшими из орбит)... Извините — Как ваша фамилия? Тишина. Только редкие всхлипы пытающихся сдержать смех. И вдруг чей-то голос: — Нет его! . И тут же из другого конца аудитории — Здесь я!
Тут уж раздался такой грохот...
А еще у нас на военке был преподаватель по фамилии Гупало. Ему то же в расписании всегда пририсовывали палочку, только горизонтальную. Но это, как говорится, уже совсем другая история...
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100