анекдотов.net / Моя бабуля — хирург. Прошла войну и концлагерь, потеряла почти все, кроме чувства юмора. Она еврейка..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Моя бабуля — хирург. Прошла войну и концлагерь, потеряла почти все, кроме чувства юмора. Она еврейка, но на семейных застольях ее первый тост "за холокост"; шутит, что мы с сестрой друг другу запчасти в организме носим; троллит соседок, что у них пенсия маленькая, потому что они проституками всю жизнь работали; обожает ночью кого-нибудь припугнуть до тахикардии. В общем, в свои 95 лет она всячески развлекается. Мы ее любим, конечно, но иногда думаем, что просто не переживем.
anekdotov.net
* * *
* * *
Пришла к психиатру за рецептом для сына-аутиста. Захожу по очереди и чуть не падаю — в дверях меня сносит юное создание лет 16. Леди обрушивает перед ох@евшим врачом бумажку и громко командует: "Подпишите!" Врач всяких навидался, быстро очухался, кивнул мне на стул, мол, присядь пока, я щас. И грянул баттл: непрошибаемо спокойный врач против ярящейся нимфетки.
— На кого поступаешь? — сидеть. — А что это за профессия такая? Как называется? А почему в порту, а не на паперти? Знаешь, что такое паперть? На ней тоже сидят.
Та кипятится, орет:
— Буду сидеть в порту! Ну, сидеть! Ну, в порту, я же сказала! Что Вам еще нужно?! Какая паперть?! Не знаю я, что это! Подпишите, и я пойду!
Доктор вручает бумажку и отпускает с миром. Без подписи. О чем любезно уведомляет. Потрясение. Неверие. Ошеломление.
— Как?! Почему?!
— Да интеллект пытался твой определить, — говорит, — а он нулевой. Иди с богом, нельзя тебе в вуз.
Сдувшуюся фею вывели под руки. А я сделала вывод, что на вопросы психиатра лучше отвечать. Даже кажущиеся глупыми.
* * *
* * *
Мы с семьей еще в начале нулевых переехали в США. Тут есть такая штука, как медицинский представитель — человек, который принимает решения о лечении в случае, если сам пациент по каким-то причинам этого не может. Обычно это кто-то из родственников. Тут едва ли не на каждую процедуру надо подписывать бумагу.
Моя сестра была на пятом месяце, когда ее лучшая подруга умерла в родах. И сестру переклинило. Она до истерики боялась рожать. А потом, за пару месяцев до родов, успокоилась. Все прошло благополучно, все здоровы и счастливы. Но через полгода сестра рассказала мне, что оформила своим представителем полузнакомую американку, которую нашла через интернет. В случае, если бы с сестрой что-то случилось, эта женщина должна была подписывать бумаги. И они договорились, что, если встанет выбор, она примет решение, чтобы врачи спасали сестру, а не ребенка. Сестра говорит, что никому из нас или мужу это доверить не могла — боялась, что мы дадим ей умереть. Больше никто об этом не знает, только я. А я в шоке.
* * *
В универе познакомился с девушкой. У нас было много общего, в итоге мы начали встречаться. Как она говорила, у нее не было друзей, семьи не было тоже. У меня же были сложные отношения с отцом и мачехой, общался я с несколькими одногруппниками, но не было дружбы. Мы всегда были вдвоем, нам это нравилось. Отец отнесся к ней холодно, знакомства с моими одногруппниками она всегда избегала. Меня тоже не знакомила ни с кем, да и не с кем было.
Наши отношения длились год. Однажды я уехал на два дня, а когда вернулся, не было ни ее, ни ее вещей. Я спрашивал о ней у ее одногруппников, искал ее в тех местах, где мы раньше бывали, даже у отца спрашивал, не знает ли он, где моя невеста. Но никто ничего не знал, некоторые даже не слышали о ней. Когда я пришел писать заявление о пропаже, понял, что даже не знаю ее настоящей фамилии, она всегда называла выдуманную, а спрашивать настоящую или заглядывать в паспорт я даже не подумал.
Прошло несколько лет, я прошел множество врачей и уже смирился с тем, что она была лишь плодом моего воображения. Но недавно в парке на скамейке я увидел ее. Она заметила меня и убежала, я даже не успел догнать ее. Теперь я не знаю: или я болен, или она реальная.
* * *
Так вышло, что все свое детство я провела с бабушкой. Ну, как бабушкой... Мария Викторовна — именно так мне хотелось ее все время называть. Она была человеком старой закалки. Строгая, грубая, властная. Вместо «Доброе утро, внученька!», было «Хватит спать! Вставай давай!». Вместо милой и искренней улыбки хмурые брови и полные печали глаза. Она никогда не говорила, что любит меня, никогда не извинялась. Слово было для меня мерилом любви. Но время шло, и, вспоминая детство, на ум приходят больницы, в которых я провела суммарно не менее года, и то, что Мария Викторовна каждый день ко мне ездила; горячие вкусные завтраки, ждущие меня каждое утро, и поддержка, которую она оказывала после ссор с мамой.
Сейчас мне 18, и Мария Викторовна ушла из моей жизни, на ее месте теперь любящая бабушка, не умеющая выражать свои чувства громкими фразами и красивыми словами. Я счастлива, что осознала весомость поступков, пока не стало поздно. Благодарна бабуле за мое детство и мое воспитание.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100