анекдотов.net / Если вы никогда не спали на подводной лодке, то считайте, что вы нормально не спали никогда вообще п..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Если вы никогда не спали на подводной лодке, то считайте, что вы нормально не спали никогда вообще потому, что спится на подводной лодке так же сладко, как в маминой утробе. Представьте: полнейшая темнота, шелест вентиляции, приятное гудение электрического тока в проводах и мерный гул механизмов... вот прямо сейчас пишу и глаза сами закрываются. А еще на подводной лодке ты, почти все время, заебан уставший вусмерть. А какие там снятся сны... эх.
И вот, вы сладко спите после полутора суток вынужденного бодрствования, а вас начинает кто-то грубо хватать руками, трясти и орать прямо в ваши свит дримсы:
— Эдииик! ! Эдиииикбляааа, вставай! Мляааа, Эдик, капец, просыпайся! !
Ага, началось, думаю я себе спросонья. Механизмы гудят, вентиляция шелестит, значит на лодке все в порядке. Вот она, значит, как подкралась-то, Третья Мировая... Это Игорь, так вероломно трясет меня за плечи — наш турбинист, а впоследствии комдив-три.
— Да, встал, Игорь, встал! Хватит меня уже так беспардонно трясти! Что случилось-то?
Но Игорь уже выскочил из каюты и орет в соседней:
— Борисыыыч! Борисыыычбля, вставай! Мляаааа, Борисыч, капец просыпайся!
Вот жешь, интриган хренов. Через минуту стоим в проходе между каютами: Игорь в РБ и подпрыгивает, мы с Борисычем в трусах и озабоченных лицах.
— Мля, мужики, мне таракан в ухо заполз! ! Что делать-то! ! — Игорь, конечно, в панике. Мы с Борисычем, как знатные тараканологи, сохраняем внешнее спокойствие.
— А точно? — уточняет Борисыч, принюхиваясь.
— Сочно, мля! Он лапами в ухе там шевелит! Я это чувствую!
— Надо что-то делать, — говорю.
— Да неужели! — орет Игорь, — да вы гении, еп вашу мать, так быстро соображаете!
— Надо его убить, для начала, — рассуждает Борисыч, — чтоб он дальше в мозг к тебе не полез.
— Вмоск! ? Какэтавмоск?! — Игорь взрослый, спокойный и очень умный мужчина, но сейчас, как малое дите, право слово.
— Как-как. Через Евстахиеву трубу, конечно же, — блистаю я анатомической эрудицией.
— Ну дык давайте убивайте иво уже быстрей!
Заглядываем с Борисычем Игорю в ухо.
— У тебя ж пистолет, может застрелим его? — предлагает Борисыч.
— Не вариант, мозг-то у пациента мы не заденем, наверняка, но вот патрон я потом хрен спишу.
— Мляаааа. Мля-бля-бля, — причитает Игорь
— О! — догадывается Борисыч, — надо его утопить! А может он испугается и обратно вылезет от этого!
Ну все. Решение принято. Игорь убегает в душ, топить или пугать таракана, мы с Борисычем одеваемся, хохоча, и бежим следом. Заглядываем в душ, — Игорь льет воду в ухо максимальным напором.
— Ну что там? — искренне волнуясь, спрашиваем мы.
— Да, вроде, перестал шевелиться.
— Ну заеб@сь, еще пару ведер влей, на всякий случай!
Влил. Сидим в центральном.
— Ну, что — шевелится?
— Да нет, вроде, вода только булькает.
— Чо, надо его достать теперь... как-то.
Ну нашли шурупчик потоньше, с мыслью им тараканий труп проткнуть, навернуть и вытащить. Инженеры же (один ядерщик, другой электромеханик и третий в панике) и все такое. Борисыч, высунув язык от напряжения, начинает засовывать шурупчик Игорю в ухо.
— Ойбля! ! — вскакивает Игорь, — зашевелился опять!
— Не прокатило, — вздыхает Борисыч, — пошли-ка покурим-ка.
Поднимаемя на мостик. Зябко. Четыре часа утра, темно, холодно, сыро и неуютно. Закуриваем.
— А может его это, — дымом травануть? Эдик, дунь-ка мне в ухо дымом, да побольше.
Ну что не сделаешь ради друга? Набираю дыма побольше и начинаю задувать его Игорю в ухо. И тут. На мостик заходят удивленные глаза командира (он дежурным по дивизии стоял).
— Что это, блин, тут происходит на моей подводной лодке?!
— Игорю Юрьевичу таракан в ухо заполз, тащ командир, — докладывает Борисыч потому, что у меня-то рот занят, — пытаемся его оттуда вытравить.
— Да лааадно? — улыбается командир такому, неожиданно интересному, событию в серых буднях береговой жизни, — а чо он туда заполз-то? Этот одесский еврей там сосиски от друзей прячет, небось?
— Товарищ капитан первого ранга! — негодует Игорь, — я попросил бы! !
— А ты таракана попроси, может вылезет. С сосиской. Ладно, не ссы — русские на войне своих не бросают! Хотя ты ж х@хол, тебя, вроде как, и можно. Чо делали-то, докладывайте.
Доложили.
— Ну вы идиоты, что ли? — удивляется командир, — тараканы же назад не ходят, как бы он сам вылез-то, пугатели?
Ну вот, блин, откуда он это знает?
— Значит так. Сейчас пошлю машину дежурную за доктором нашим. Надеюсь, что за это время он до мозга не доберется. Хотя, тараканы же кости не грызут, вроде бы.
— Ну тааащ командир! — требует уважительного к себе отношения Игорь.
— А будешь п@здеть — не пошлю. Так что попиететнее тут со мной. Тепереча от мине тут все зависит. Пошли пока, чаю попьем.
Сидим в центральном, пьем чай. Командир, Борисыч и я, в смысле, пьем, а Игорь носится кругами вокруг командирского стола.
— Игорь, не мельтеши! — не выдерживает командир, — Что ты, как профурсетка при первом мин@те матросу, — линолеум мне весь до дыр сотрешь!
— Да он шевелится там — как не мельтешить-то?
— А вот не будешь больше сосиски от друзей в ушах прятать. Я вот не прячу, ко мне тараканы в ухо и не залезают!
— Ну таааащ командир!
— Не ной! Будь мужиком, блин!
— Легко вам говорить!
— Конечно, легко. Я сосисками с друзьями делюсь же!
— ... ... . ! !
Привозят злого и невыспавшегося доктора Андрюху.
— Что тут у вас опять, аппендицит? — подозрительно косится на меня Андрей.
— Гороздо хуже, товарищ военврач! — торжественно докладывает ему командир, — к Игорю Юрьевичу в ухо заполз таракан и теперь тщетно пытается найти там его мозг!
— Чтобля? Таракан? А как он туда заполз-то?
— И я о том же, — радостно поддерживает его командир, — предлагаю назначить служебное расследование и, до его окончания, никаких действий с тараканом не производить, для сохранения в целостности оперативной обстановки! Да ладно, шучу, не пучь глаза, а то лопнут сейчас — давай Андрюха, доставай.
— Да я вам ветеринар, что ли? Меня в академии медицинской этому как-то забыли научить. Пошли в амбулаторию, будем что-то думать.
Всей делегацией двинулись в амбулаторию. Там Андрюха перебирает какие-то пузырьки и думает, а мы просто сидим и делаем вид, что тоже думаем. Игорь бегает из угла в угол.
— А! Во! Придумал! — показывает нам Андрюха какой-то пузырек, — ложись, Игорь, на кушетку!
— А что там в пузырьке этом? — опасливо косится на пузырек Игорь.
Андрей молча смотрит на него минуту, другую, третью... .
— ЭПОКСИДНАЯ СМОЛА ТАМ! Залью ее тебе в ухо, а потом сделаю трепанацию черепа и добуду себе брелок с тараканом! ! Вот я тебя спрашиваю, что ты там в испарители свои сыпешь, чтоб пресная вода была? Нет? И ты мне моск не еб@! Ложись, я сказал, блин, с@ка любопытная, пока я добрый! !
Ну кто в здравом уме, пусть даже и с тараканом в ухе, будет спорить с военным врачом? Правильный ответ — никто. Доктор закапал Игорю в ухо какую-то маслянистую жидкость, обождал минут пять и каким-то хитрым пинцетом аккуратно вытащил таракана на белый свет.
— Ты там это, поглубже загляни — нет ли сосиски?
— Нет, Сан Сеич, видимо, таракан всю съел, видите, какой жирный? Ну вот, дарю тебе, Игорь, этого таракана, носи его на шее и не забывай думать о Смерти!
Доктор у нас добряк, конечно, был и широкой души человек. Мне аппендикс мой пытался подарить в банке с формалином, мол, поставь его дома на полку и не забывай думать о Смерти. Самурай херов.
— Ну что, — потирает руки командир, — дело сделано, полшестого утра, спать все равно уже не вариант, может отработочку вахты забабахаем посерьезнее?
— Ну таааащ командир, — ноем все в унисон, даже доктор, который в отработках и не участвует, практически.
— Ладно, лентяи и бездельники. Как вы мхом-то не поросли до сих пор? Но стресс снимать запрещаю категорически!
— Ну тащ командир, ну полшестого же утра, ну что мы совсем, что ли?
— А что — нет? Рассказывайте мне тут сказки венского леса, а то я не знаю вас. Ладно, пошли ко мне в салон, по чуть-чуть у меня есть.
— Только вы это, мужики, не рассказывайте никому, а то же заподъ@бывают потом вусмерть, — попросил нас Игорь в салоне за рюмочкой коньяка.
— Каааанешна-канеееешна, ну о чем ты, братан, — дружно ответили мы и сдержали свое железное подводное слово. Примерно часа полтора.
Так вот и закончилась эта история, всего с одним трупом, после которой я и обладаю, не знаю зачем, знанием, что тараканы назад не ходят.
Истории о милиции и армии
* * *
Рядовой Сергей Коровин, несколько замешкавшись и не услышав команду к отходу своей группы, выскочил из своего укрытия, когда душманы были уже в 10 метрах от него.
Судя по всему, у них была команда брать пленных. Поэтому, они пытались догнать Коровина, который, убегая, выделывал такие акробатические трюки, которым бы позавидовал любой гимнаст, выполняющий вольные упражнения. Мы прикрывали его, как могли. Поняв, что догнать нашего Сеху им не удастся, "духи" открыли по нему огонь, что придало ему еще большей прыти. Он прыгал рыбкой через валуны, держа автомат в вытянутых перед собой руках, совершал кувырки и кульбиты. В одном месте, прыгнув рыбкой через валун метровой высоты, он провалился с другой стороны не менее чем на два метра, грохнувшись со всего маху об камни. Мы, грешным делом, думали, что он разбился, но Коровин тут же вскочил и побежал дальше. На нем был десантный комбинезон не менее чем 50-52-го размера, хотя и 46-й размер пришелся бы ему впору. Поэтому, когда он бежал, комбинезон на нем развевался, как парус на ветру. В другом месте, Серега, орудуя прикладом, скинул с уступа одного выскочившего на него душмана, застрелил другого, а, затем, не задумываясь, спрыгнул с уступа 7-8 метров высотой, прямо на камни. Потом, застрелив еще одного, не сумевшего вовремя остановиться, потерявшего равновесие и сорвавшегося за ним "духа", последним оставшимся в автомате патроном, побежал дальше.
Когда он добежал до нас и мы затащили его в укрытие, отбив наседавших душманов, нашим глазам открылась "веселенькая" картина. Комбез Коровина был прострелен в нескольких местах, поэтому мы сняли его, чтобы обработать и перевязать раны. Каково было наше удивление, когда мы не нашли ни одного серьезного огнестрельного ранения на его теле, разве что касательные царапины. А ведь в него стреляли почти в упор. Зато от падений и ударов, тело Сереги Коровина превратилось в одну сплошную гематому. Выйти из такой передряги, отделавшись только царапинами, синяками и шишками — дело не шуточное. Про таких в народе говорят:
"В рубашке ты, парень, родился!".
* * *
Флотская история3. Про торпеду.
Случилось это в 1993 году, во Владивостоке на самой заре моей флотской лейтенантской юности. Сам я непосредственным свидетелем этого события не был, но последствия видел собственными глазами. В то время о ней шумел весь ТОФ.
Я по специальности не минер торпедист, и поэтому прошу простить за технические неточности. Итак...
Коля был молодым старлеем, год назад закончившим ТОВВМУ, что во Владивостоке. Ему крупно повезло (но скорее всего помогли конечно же) и он попал служить на один из придворных кораблей, что стояли на 33-м причале, прямо напротив штаба ТОФ. Везение это, надо сказать, очень сомнительное по причине того, что такие части (а корабль это воинская часть) постоянно находятся под пристальным вниманием штабистов и "избалованы" постоянными комиссиями, проверками, и прочими военными "прелестями" службы в образцово-показательной части.
Коля давно уже сдал устройство корабля, матчасть и был допущен к самостоятельному проведению занятий по специальной подготовке с личным составом. На том занятии Коля рассказывал устройство и принцип действия торпедного аппарата. Военные, как и любые другие, практические занятия подразделяются на три этапа: рассказ, показ, практическая отработка. Рассказ прошел гладко. Матросы были в основном второго года службы, и все это уже видели и слышали не по одному разу. Коля же в свою очередь материал знал твердо, поэтому рассказывал подробно и вопросов ни у кого не возникало. Правильно, а кому охота в десятый раз слушать одно и тоже. Подошли ко второй части занятий — показу.
Надо заметить, что накануне (о чем впоследствии, естественно, дознались компетентные органы) Коля бухал с товарищем в кубрике. Пили они спирт. Закуски почти не было. Приключений тоже. Просто выпили поллитра и расползлись по шконкам ко сну. Обычный день, обычный вечер, обычная пьянка, хоть и на придворном корабле. После спирта, если кто не знает, мучает дикий сушняк. В отсеке жарко. Голова гудит. Хочется пить. Но пить нельзя. У спирта такой эффект, что если с похмелья водички попил, то развезет хуже вчерашнего.
Коля, произведя определенные манипуляции с торпедным аппаратом, дослал болванку (на занятиях используются болванки без заряда) в аппарат, закрыл крышку и сопровождая техническими терминами показ, нажал на кнопку пуск...
Дело в том, что торпедный аппарат всегда заряжен. Не торпедой, конечно же, а сжатым воздухом. Болванка пошла... . ! Шла она недолго и через 20 метров застряла в соседнем корабле ниже ватерлинии. Он тоже стоял на 33-м причале, совсем рядом.
Коля только через секунду (после гулкого удара за пределами своего корабля) понял, что что-то пошло не так. Все ринулись на палубу. У соседей полным ходом уже шла борьба за живучесть корабля, раздавались крики, команды и отборный мат...
Виновного искали не долго. Через час его увез в неизвестном направлении уазик военной прокуратуры. Почему в неизвестном? Да потому, что подобные происшествия расследует отдел военной контрразведки. Потом приехали за командиром и старпомом. Их тоже увезли. Потом за помощником командира по воспитательной работе... . Короче, взяли всех, кому Коля подчинялся или с кем дружил. Даже всех матросов, присутствовавших на Колином занятии, и тех увезли.
Прошло два дня. Из Москвы, из управления военной контрразведки при главкомате ВМФ прилетела ответственная серьезная комиссия во главе с целым контр-адмиралом. Колю доставили на корабль для разбора на месте преступления. Адмирал, хоть и контрразведчик, попался шумный и норовил дать Коле то под дых, то леща. Кричал про диверсию и про то, что он лично Колю на рассвете расстреляет, если что. Наверное, этот контр-адмирал никогда не служил на кораблях и ничего в устройстве как корабля, так и торпедного аппарата не понимал. Но от этого Коле было не легче. Он стоял в своем, теперь уже наверно бывшем, заведовании и ему было тоскливо. В отсек набилось человек 15. Все в погонах с большими звездами, а самый старший (контр-адмирал) орет и отвешивает лещей. Хочет, чтоб Коля показал, как он умудрился подбить соседский корабль.
Коля начинает рассказывать, что и в какой последовательности он делал на том злосчастном занятии, но адмирал не унимается. Орет — х@ль ты мне рассказываешь?! Показывай, урод, мляять, недоделанный! Коля производит все те же манипуляции, но кнопку пуск не нажимает естественно. Адмирал, злой как собака, опять орет — И ЧТО! ? КУДА ТЫ НАЖИМАЛ У@БОК? ?! Коля показывает пальцем — на кнопку... НА ЭТУ ЧТОЛЬ?! орет адмирал и нажимает кнопку пуск... .
Торпеда пошла в следующего соседа. Того к тому времени отогнали в ремонт.
Итог: Коле объявили НСС, а адмирала уволили без пенсии. Мораль: нехера руки совать, куда не знаешь : ))))
* * *
Конец 80х. После института, перед получением звания, прохожу службу на Северном Флоте. Подружились с местными мичманами, и много интересного там видел, своими глазами...
Служба у них протекает так: утром построение на корабле — и весь день свободен. Корабль-то на ремонте стоит...
Надо ли говорить, что времени они не теряли. Девушки, выпивка, шашлыки, купание при луне, магнитофон "Свету Соколову" играет, короче, все как у людей.
Командир этой части номер ХХХХ купил себе "Жигули" семерку (тогда это типа было круто). . На ночь он ее ставил у себя под окном, под офицерским корпусом, на территории части. Въезд в часть охраняют вооруженные люди, как вы понимаете. Мимо муха не пролетит...
Так вот, мичмана ночью, напившись как обычно до чертиков, решили отправиться к закрытию местного ресторана, "на развод" это называлось, цеплять местных подвыпивших девиц... У одного из них была машина, но она не завелась...
Тогда, не долго думая, вскрыли "семерку" командира, и поехали на ней...
Девиц сняли, долго катались по городу, покупали у спекулянтов еще водку, потом поехали на озеро купаться, и в какой-то момент, где-то на шоссе — перевернулись... никто из их кoмпании не пострадал, а пьяные в авариях обычно отделываются легким испугом, уж не знаю почему... но машина стала напоминать бутерброд, на который кто-то наступил...
Впрочем, с правого бока машина смотрелась почти нормально, даже стекла были... и не знаю как, но они этот перевертыш привезли обратно в ВЧ, и поставили на старое место, целым боком к окнам отца-командира...
Так вот, представьте такую картину маслом:
Утром командир выглянул в окно, машина на месте, и отправился спокойно на службу. Вечером возвращается — и видит свою машину, смятую в лепешку. Разумеется, ни охрана на воротах, ни офицеры, ни мичмана — никто в части ничего не видел, не слышал : )
Командир оказался нормальный мужик, истерик не закатывал, разборок не устраивал, прекрасно понимал, что моряки СФ своих не сдают ...
Самое смешное, что именно мичман, цыган кстати, который разбил машину командира, в итоге получил... месячный отпуск домой, так как оперативно нашел командиру слесарей на автостанции и запчасти для ремонта, это как-то было связано с тем, что он имел связи на продовольственном складе, и все это организовал для командира по бартеру, за тушенку, сгущенку и спирт...
* * *
Армейские будни1. О вреде курения.
Дело было в самом начале 2000х. Я тогда служил в Подмосковье, в одной небольшой части центрального подчинения, постоянной боеготовности. К тому времени уже два года как получил майора. И была у меня авто, просто мечта для СТО. Это был Москвич 2141 с ижевским движком, десятилетка. Вся гнилая и старая, но ездила быстро, и зубила (8-ки и 9-ки ВАЗ) делала на светофорах.
Был чудный летний день. Суббота. ПХД (парко-хозяйственный день). Офицеры меня поймут, они знают, что ПХД в нормальной части — это практически дополнительный выходной. Поставил задачи бойцам и только периодически работу контролируй.
Мой подчиненный, капитан Саша Алтухов (Сань, прости, не смог удержаться, чтоб не рассказать: )))) прибыл на службу в плохом расположении духа, слегка согнувшись и прихрамывая. Дело в том, что у него на копчике (да, да! и такое бывает! ) выскочил огромный чирей. Естественно, было больно ходить, сидеть, а также лежать. Что с ним делать, не знал ни он, ни его тогдашняя жена Аленка. И ему пришлось идти с болью (почти в сердце) на службу. Там он попался на глаза мне. Был опрошен, допрошен и дружески пнут по заду на предмет проверки действительно ли больно. Оказалось больно. Мужик реально чуть не плакал после легкого пинка. Я его практически за ухо отвел в санчасть, где после недолгих уговоров он сдался молоденькой медсестричке на операцию. Операция прошла быстро и успешно. Место разреза было обработано и залеплено пластырем. После этого мы ушли в автопарк в свой бокс к технике. В нашем боксе была ливневка, закрытая решетками. Естественно, решетки эти были щербатыми и зияли дырами так, что туда можно было провалиться ногой. Что и не преминул сделать (чего он туда поперся? ) мой капитан. Естественно, когда нога соскользнула в дырку, он ударился... чем бы вы думали? Ну конечно копчиком! После этого ему поплохело и, отвыв свое, он начал проситься домой. Я его отпустил (ну что с убогого взять), но дело в том, что часть наша стояла в лесу за 10 км от федеральной трассы. И транспорт ходил рейсовый и военный же только два раза в день. То есть привозил и отвозил.
До окончания рабочего дня было еще далеко, и он начал ныть, чтоб я его отвез домой. Делать нечего, я согласился. Саня устроился на заднем сидении полулежа и мы поехали. Отъехав километра полтора, мне навстречу попалась машина нашего ЗНШ, которая усиленно мигала мне фарами и сигналила. Я остановился. Оказалось, что у меня заклинило заднее левое колесо и я дымлю резиной. Машина была старая и я, если честно, обратил внимание, что тяжело идет, но списал это на неопознанную неполадку. Пришлось доставать инструмент и заниматься разблокировкой колеса, багажник я оставил открытым, чтоб лишний раз не хлопать развалюхой. Кое-как разблокировав, я сел за руль, включил задний ход и тронулся с места. сзади раздался чей-то вопль. Пострадавшим оказался все тот же Саня, который стоял рядом с машиной и я переехал ему правую ступню. Мы с ЗНШ немного поржали над его везучестью, я спросил чего он стоял когда видел что я трогаюсь, но внятного ответа естественно не получил. Мы распрощались с ЗНШ, я положил инструмент в багажник и закрыл его. Очередной дикий вопль потряс округу! Саша стоял опершись рукой за багажник и я прихлопнул ему пальцы на левой руке. Теперь уже хоть и сквозь слезы, ржал сам над собой и Санек. Мы сели в машину, Саша достал сигарету, а я непроизвольно сказал:
— не кури!
— эт почему? ты ж сам с сигаретой!
— а вдруг взорвешься?
Ржали мы минут десять, отсмеявшись смогли двинуться дальше и я все-таки доставил его до дома.
* * *
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100