анекдотов.net / Было у меня в детстве два друга - Рома Огинский и Витя Малей. Давно не виделись. Недавно встретились..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Было у меня в детстве два друга — Рома Огинский и Витя Малей. Давно не виделись. Недавно встретились. Ромка наладил выпуск майонеза, а Витька бар открыл. А че — нормально. Выпили, молодость вспомнили. Креативчик им подбросил. Теперь у Ромки есть продукт "Майонез Огинского", а у Витьки "Бар Малей"...
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
* * *
Поскольку фекальные темы, по авторитетному заявлению мэтра на сайте, пользуются популярностью-вот еще одна, реанимационно — развлекательная.
Дисклаймер- дерьма там было много, нервных просим не читать, неаппетитная история.
Скоро сказка сказывается- да не скоро дело делается, медленно продвигаешься по ступеням медицинской иерархии в тренировочных программах.
Сначала ты бесправный интерн, потом младший резидент, потом-старший. Система жесткая, дисциплина — полувоенная, старшие учат младших и отвечают за них.
И за больных ответственность огромная тоже. Сочетание учебы с лечением-вещь ох как непростая.
А теперь-история.
Ротация в реанимации, я уже старший, делаю обходы с молодняком утром, позднее- с врачом-инструктором, расширенный.
Среди больных-одна наша медсестра, сотрудница этого госпиталя, попала в страшную аварию, наломала там себе все на свете плюс травмы внутренних органов.
Выжила, массу операций перенесла, но зависла на респираторе, с тр@хеостомией и шоковыми легкими- проще говоря, легкие уплотняются и становятся жесткими.
Сражались мы за нее днями и ночами, пару раз она чуть не кончилась у меня на руках- баротравма с прорывом легкого в плевру, спасли- не я один, конечно, там заслуга всего коллектива врачей, сестер, респираторных ребят, физиотерапевтов.
И стала она потихоньку идти на поправку, в день по чайной ложечке.
Все перевели дух и начали понемногу надеяться, что вывернется молодуха и вернется к своим двум малолеткам.
И вот началась стагнация, она стабилизировалась на каком-то рубеже- и застопорила.
Консилиум за консилиумом, много разных служб вовлечены, доклады интернов вгоняют в тоску своей идентичностью...
Медсестра шепнула интерну, что стула у нее не было недели две- что достаточно обычная вещь у критических больных на нарк@тиках и вентиляторе.
Интерн на дежурстве был въедливый и пытливый- заказал рентген.
Докладывает результат-fos, что означает-full of shit, забита стулом по самые жабры.
Начали интенсивно лечить-нихрена, результат нулевой.
Пригласили гастроэнтерологический отдел поучаствовать, выгребли они немного, кишечник не завелся.
Что ни пробуем- кишечник цепко держит свои сокровища, не поддается ни в какую.
На очередном обходе после интерна, пробубнившего длинный список наших неудачных попыток инструктор оглядел нас и спросил:
Есть еще идеи?
Мы честно попробовали все, идей не было.
Хотя... Я вспомнил свою боевую молодость медбратом в реанимации и в голову пришла бредовая идея попробовать один очень старый медикамент, побочным эффектом которого была повышенная активность кишечника.
Никто кроме старых врачей такого не применял , но в теории моя идея звучала убедительно-дали, скорее от отчаяния.
Нифига. Я пожал плечами, инструктор развел руками, интерны сделали скорбно-запорные лица.
Все разошлись по своим делам.
Ушел и я домой, после дежурства раньше других- что и спасло мою молодую жизнь.
Больную рутинно помещали на вращающуюся кровать, что поднималась под потолок и наклонялась на 90 градусов, и ненадолго-лицом вниз, чтобы вентилировать разные области легких.
Именно тогда, под потолком и лицом вниз и рвануло...
Видели ли вы извержение вулкана? Я-нет, но очевидцы описывали событие именно так, прячась в укрытия от летящей лавы.
После двух часов чистки и новых извержений у всех чесались руки прикончить этого сукиного сына, так самонадеянно присоветовавшего такую херню.
Собралась линчующая толпа-но виновника уже было не достать.
Мне позвонили и предупредили — готовься к смерти, хитрож@пый, такое монументальное свинство искупается кровью...
Утром я, с белым флагом и полной коробкой сладких пончиков на цыпочках вполз в реанимацию.
Холодно со мной обращались, ой как холодно- до обхода, где охреневший интерн доложил о резком улучшении у больной, по всем параметрам.
Гнев сменился на милость, мне позволили жить.
А через две недели больная ушла домой, на своих двоих, с костылями и мужем с малолетками, не видевшие мамку ох как долго!
Всей этой благодати я не увидел- меня отправили в отпуск, не то в награду, не то от греха подальше.
Но еще долго в реанимации отсчет велся от Большого Дерьма- типа, это до того Последнего Дня Помпей в коричневых тонах. Или после.
Очевидно, это было эпическое событие, навсегда вошедшее в фольклор хоббитов в белых халатах.
* * *
* * *
* * *
ДИНАСТИЯ
Моему сыну настолько не понравился в первый день город Львов, что возле фонтана у Оперного театра, он сказал:
— Папа, а давай тоже что-то бросим в воду?
Я протянул монетку, на что мой циничный пацанчик ответил:
— Монетка не подойдет, папа, а что обычно бросают, чтобы никогда уже сюда не вернуться... ?
С этим его настроением мы и начали с посещения картинной галереи.
К концу любования обнаженной натурой 18-го века, сын заметно повеселел и оживился. Я ждал его у подножия центральной лестницы, Юрка бросал последние взгляды на красоты интерьера и вот уже было собрался спускаться, но оступился и посыпался вниз как коляска с Потемкинской лестницы.
Слава Богу, все обошлось легкими ссадинами и синяками, но пока он катился, я с перепугу моментально вспомнил давнее происшествие: Я – первоклассник, уныло тащусь за своим отцом и волоку по полу ранец.
Подхожу к этой же (черт ее побери! ) лестнице... наступаю на шлейки своего портфеля и с грохотом лечу вниз...
Тогда мне повезло меньше: я разбил нос, порвал губу, одним словом всю картинную галерею утопил в крови, папа даже скорую вызывал...
... Мой страдающий сынок докатился, встал и неудачно попытался не заплакать.
К нам подскочила смотрительница — низенькая горбатая старушка на длинных ножках. Она, заламывая ручки начала причитать над моим отбитым ребенком, параллельно костеря меня:
— Что за отец такой, сам спокойно спустился, а ребенок лети как хочешь! ! ? Эта лестница очень коварная, дети с нее часто падают. Тут лет сорок назад упал мальчик и очень сильно разбился... Чуть вообще не погиб, руки-ноги себе переломал, столько крови было... Отец его в нашем музее проектировал новую крышу, отвлекся на секунду и чуть сына не лишился... Нельзя так, мужчина, за ребенком смотреть нужно.
Эту бабушку я, конечно, не вспомнил, но еле удержался, чтобы не зарыдать вместе со своим сыном...
Хорошая все-таки вещь — каникулы, куда вздумается, туда и поехал. Из картинной галереи мы отправились на могилку к моему папе.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100