анекдотов.net / - Ну на фига нам Крым? Согласись, неделя на острове лучше, чем две недели на полуострове.  Я согласи..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
27 июня Анекдоты Истории Фото Шутки

— Ну на фига нам Крым? Согласись, неделя на острове лучше, чем две недели на полуострове.
Я согласилась, а он, гад, повез меня из Питера в Кронштадт.
Истории без темы
* * *
БУРЯТСКИЙ АУДИТ ПО СОВЕТСКИ
(Алаверды к интереснейшим историям уls’а)
Много-много лет назад, при расцвете застоя советской власти, был я разгильдяем-студентом медицинского института. В нашем Башгосмединституте летом было около пятнадцати строительных студенческих отрядов-ССО, и как-то собрался командир республиканского ССО проверить нашу институтскую «зону» ответсвенности.
Нахрена мне захотелось поехать с ним — не помню, но нужен был повод — и я его придумал: буду, ни много ни мало, проверять финхоздеятельность строительных отрядов! (ничего другого мне тогда в голову просто не пришло).
Придумал какие-то таблички, строки и столбцы в них, ездим по отрядам в районе города Туймазы... я с умным видом что-то спрашиваю, что-то заношу в таблички, интересуюсь всем.
Лето прошло, начали учиться и вдруг вызывают меня к ректору.
«Пришла команда из обкома партии (высший орган власти тогда в регионе, это как администрация губернатора сейчас) отправить тебя в составе московской бригады ЦК ВЛКСМ (специально не расшифровываю, молодежь все равно не поймет))) для перекрестной проверки Тамбовского обкома комсомола по работе их ССО».
Ну, надо так надо. Поехал, гордый такой весь из себя — партия важное дело доверила!
Штабной документооборот на нуле, но люди хорошие, открытые и искренние, реально. И я, сдуру, начал какие-то им учебы проводить, помогать и рассказывать... наставник, мля, нашелся.
Вернулся в Уфу, отчитался, учусь дальше, курс четвертый, вроде, был.
Снова вызывают к ректору. Он, уже скрипя зубами: «Москва снова просит отправить тебя с проверкой ЦК ВЛКСМ в Бурятский республиканский ССО. Вернешься — лично сам проверю все твои зачеты и экзамены». Да Б-га ради, у меня с третьего курса, после того, как из партии исключили, по всем клиническим предметам только пятерки, хоть запроверяйся.
Прилетели в Улан-Удэ, зима, под -30 градусов.
Помня тамбовскую проверку, с открытым сердцем и чистой душой, идем в обком ВЛКСМ, знакомимся, смотрим то, что они пафосно называют штабным документооборотом и отчетами финхоздеятельности...
Более демонстративно-уничижительного отношения к нам и к себе лично я, наверное, больше в жизни и не встречал.
Нас в бригаде проверяющих — четверо: бухгалтер-финансист, ОБХССник (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности; ОБЭП, по-нынешнему)), руководитель — парень из нашего обкома ВЛКСМ, и я — невесть как затесавшийся в серьезную компанию профессионалов медик-четверокурсник. Они смотрели документы в обкоме ВЛКСМ, а я ездил по ВУЗам, смотрел отрядную документацию, вернее, пытался смотреть, если что-то и давали посмотреть.
Забрать нас из гостиницы на четыре часа позже обещанного — норма; привезти в какой-нибудь институт «посмотреть летние отчеты», продержать три часа в коридоре, а потом сказать «ладно, они тут сейчас заняты, поехали дальше» — неоднократно; или завести в какой-нибудь кабинет, где незнакомый непредставившийся бурят (ничего личного! ! )) смеясь в лицо скажет «у нас все в порядке, спасибо, что заехали» — ежедневно.
Питались мы в местной столовой самообслуживания, нормально, цены — как везде в СССР)
На третий день с утра нам, широко улыбаясь, радостно объявляют, что «сегодня у нас выезд на обед, будут национальные блюда! ».
Я воспрял духом, очень поесть тогда любил, жить в общаге без «городских» родственников и питаться все время только картошкой и макаронами с маргарином и колбасным сыром — было скучновато как-то...
«Хоть поем нахаляву вкусного! »
Ага, щазззз...
Привозят нас в спальный район, поднимаемся в обычную квартиру, человек семь, вместе с сопровождающими.
Хозяйка квартиры, злобно щерясь и запахивая халатик, идет на кухню, что-то резать — хлеб и колбаса за 2. 20. Ни стола, ни скатерти... .
Через 40 минут, которые мы молча просидели в большой комнате, дважды прослушав пластинку с песней «А снег летает-летает-летает/ И снежинками кружа/ Заметает зима заметает/ Все что было до тебя! », выносят нам, наконец, эти бутерброды, наливают водки (которую я тогда не пил), еще раз наливают водки, после чего один из сопровождающих, придурковато похохатывая, говорит: «Ну, пора дальше ехать, автобус уже пришел», и идет в прихожую одеваться.
Сказать что мы ах@ели — ничего не сказать.
Выходим, чуть похолодало, под -35... автобуса нет... десять минут проходит... автобуса нет... 20 минут... холодно то как, мляяя, одеты по-зимнему, но не на такую же температуру... два сопровождающих как идиоты, похохатывая, препираются, кто и на сколько отпустил автобус и когда он вернется...
Вот это «сходили за хлебушком»...
Вечером в гостинице руководитель бригады говорит мне: «Водку ты не пьешь, а что пьешь? — «Сухое вино», -отвечаю. — «Хорошо. У них в обкоме документы и отчеты, которые есть, в порядке, все чисто. Если и есть нарушения — найти можно только на уровне ВУЗов. Они тебя вообще за человека не считают и не боятся: какой-то студент, да еще из мединститута, какой ты нахрен проверяющий финхоздеятельности... контроль за тобой минимальный. Найдешь хоть что-то — с меня ящик сухого вина».
Ящик (20 бутылок) хорошего сухого вина в начале 80-х годов — это покруче и дороже ящика Хеннесси сейчас, а с точки зрения доступности в провинции — вообще космос.
А была у меня особенность — если в пачке из 100 документов был один фальшивый и я вытаскивал на проверку наугад 5-7 бумаг, то среди них всегда оказывался этот фальшивый.
(Когда совсем не было денег и жрать в общаге было нечего, я собирал по соседним комнатам 2-3 рубля и шел играть в мгновенную лотерею «Спринт». Билет стоил 50 копеек, выиграть на него можно было от рубля до 10-15, максимального выигрыша в 25 рублей у меня никогда не получалось.
Была у меня некая самопридуманная система. Из 5 таких походов минимум три раза, но чаще четыре, были выигрышными; возвращался в общагу, отдавал долги и еще неделю нормально ел в столовой. Хотя и стипендия у меня была всегда повышенная, и минимум в двух местах всегда подрабатывал, плюс все лето на шабашках, но понтярское гостеприимство и расп@здяйское хлебосольство иногда заставляли играть в азартные игры с государством).
Но вернемся в Бурятию.
И вот в очередном бурятском ВУЗе, под насмешливо-пренебрежительные взгляды сопровождающего, вытаскиваю из очередной пачки предоставленных бумаг несколько листочков, начинаю их смотреть и понимаю, что вот этот счет из магазина на «мыльно-рыльные принадлежности» (выражение Макса Камерера) я уже где-то видел...
Изымаю счет, возвращаюсь в предыдущий ВУЗ, в стопке проверенных документов одного из отрядов нахожу такой же счет, в следующем отряде — еще, и еще...
Всего в нескольких разных ВУЗах в десятке отрядов нашел штук восемь идентичных счетов из одного магазина на мыло/зубную пасту. Стопроцентно незаконный фонд сбора наличных денег.
Такие «фонды» были тогда самой распространенной формой финансовых нарушений, а чаще и хищений, в ССО.
Собирались наличные деньги в институтский штаб с линейных отрядов, или в областной штаб с зональных (институтских) штабов на «выезды для предварительного заключения договоров» или «квартирьеров», но, как правило, просто делились среди руководства, так как никакой отчетности о таких выездах не существовало в природе.
Вот я наконец и нарыл-таки один такой «фонд».
Вечером руководитель бригады в гостинице мне долго жал руку, повизгивая от предвкушения, как он будет «писать справку по итогам проверки».
Утром для закрепления фактажа приглашаю командиров соответствующих отрядов, среди документов которых был один или два «мыльных» счета, спрашиваю, где летом работали, что строили, хорошо-ли наряды закрывали, аккордная-ли плата была или повременная, и, да, кстати, а это вот че за фигня?
Пару командиров сделали умное лицо — не помним, мол, давно, летом еще было, а один честно сказал, что это ему выдали в областном ССО «в обмен на деньги».
Успел я опросить всего двух-трех человек, а разговор с очередным командиром прошел уже так: я спрашиваю сидящего передо мной командира о счетах, сидящий рядом местный руководитель мне тут же отвечает, что он, командир то есть, не помнит, а еще двое примчавшихся и не успевших отдышаться сопровождающих усиленно кивают мне головой бедного командира.
Разговоры в кабинете это еще ничего, меня в туалет стали сопровождать до кабинки, чтобы я случайно по дороге еще чего не увидел, не нашел, не выяснил.
Ну да ладно, я же будущий педиатр, мне еще не с такими родителями/бабушками придется разговаривать, щаз я, как в последнем прочитанном детективе, метод конкретных вопросов применю.
Первый же вопрос, вместо «здравствуйте»: «На что ваш отряд сдавал деньги в обмен на этот вот счет? ? » — И, опережая сопровождающих, ответ командира: «А я откуда знаю, сказали сдать деньги, я и сдал».
И уже от дверей, куда его тут же погнали пинками местные товарищи: «А че такого я сделал не так? ? ВСЕ ВЕДЬ СДАВАЛИ! »
Второй раз такой фокус у меня, естественно, уже не прошел...
Бедных командиров так инструктировали перед разговором, что они уже загодя меня начинали ненавидеть...
Чем я тут же и воспользовался.
Заводят очередного командира. Приятное славянское лицо, но губы сжаты, желваки гуляют, смотрит бешено... улыбаюсь ему как родному и с чистыми глазами, проникновенно так: «Слушай, Ваня, ну как же так, все ребята понимающие, все сознательные, все отряды деньги в обком сдали, а ты как единоличник какой-то, не по-комсомольски это, не сдать деньги на общее дело в обком, нехорошо поступил... »
Полыхнул он мгновенно, орал бешено, видимо, накрутили его перед встречей неслабо, и, пока его тащили к выходу, успел мне прокричать, что он-то как раз самый сознательный, «деньги дважды сдавал еще весной, до выезда, без всяких документов, а осенью первый пришел и спросил, сколько еще с его отряда причитается, а некоторые отряды до Нового Года не сдавали, вот их и надо стыдить, а не его, комсомольца, дружинника, активиста и общественника... »
Вечером, после отчета, руководитель бригады сказал мне, что с него два ящика, и что мы завтра же улетаем отсюда, ибо мужик, бывший летом командиром республиканского ССО, который мы и проверяем, теперь большая шишка в обкоме КПСС, и нам лучше, после моих спектаклей в ВУЗах, побыстрее уехать.
Особой мнительностью я никогда не страдал, но, поднимаясь на трап самолета, было у меня полное ощущение, что кто-то узким глазом смотрит на нас через прицел охотничьей винтовки. Коллеги сказали потом, что чувствовали то же самое.
Через полгода случайно узнал, что «несколько человек в руководстве Бурятии были переведены с понижением». Фамилии совпали.
Ящик болгарской «Медвежьей крови» наша общежитская комната выпила дня за два, правда, почти весь этаж помогал. А вот ящик венгерского полусладкого «Мурфатлара», с цветной витой ниткой на пробке, мне удалось растянуть почти на неделю.
Очень вкусно было.
* * *
Мракобесие набирает обороты:
В храме в поселке Усолье Пермского края священника, который «выражался в адрес патриарха», отлучили от церкви, а всех отпетых им людей велели переотпеть. Интернет-пользователей насторожила информация.
«В усольском-то храме религиозные страсти кипят. Интересно, как они будут заново отпевать — откапывать? » — поинтересовался автор поста. Интернет-пользователи начали бурную дискуссию по поводу новой процедуры. «Откопать и отпеть по новой! » — написала еlеnа Klаro. «То есть старое отпевание не сработало? » — спросил Виктор Иверзев. «Восстанут? » — добавил Валерий Трошев. «РПЦ — та еще канцелярия», — заметила Tаtiаnа Kostаrеvа. «Еще раз отпеть и еще раз заплатить? » — уточнила еlеnа Mаrchеnko. «А там гарантийный талон дают? » — прокомментировала Ольга Иванова.
Удивительно, все-таки, насколько смягчились характеры «князей церкви»: священника просто отлучили, причем не только не сожгли, но даже язык не отрезали. И еще интересно то, что переотпевать покойников будут, а перекрещивать и перевенчивать (в идеале – с восстановлением девственности у невест)?
* * *
История из глубины веков. За последние полмиллиона лет человечество в некоторых отношениях, оказывается, ничуть не изменилось. Недавно довелось прочесть, что среди рубил первобытных людей есть единичные находки рубил с вмурованными окаменевшими морскими ежами и моллюсками. (С. Дробышев, "Достающее звено", т. 2, стр. 277) То есть предок "человека разумного", который тогда еще не существовал как вид, находя необычный камешек с окаменелостью, изготавливал из него рубило и ходил, должно быть, с точно таким же выражением на довольной роже, с каким современный "пацан" демонстрирует свой новенький смартфон:
"А у меня — рубило с морским ежом! А у вас — нет! Я круче всех! "
Хотя на фиг этот морской еж нужен: на основную функцию рубила никак не влияет. Зато — круто!
"А у меня — смартфон с тремя камерами! А сколько в нем разных функций! А у вас — нет! Я круче всех! "
Ну, и велика ли разница? Когда я вижу счастливого обладателя новенького ультрасовременного смартфона, который демонстративно машет им так, чтобы непременно все заметили и оценили, хочется спросить:
"Слушай, а функции морского ежа у тебя нет? Как нет? Морской еж — это же КРУТО! " Хотя на фиг он нужен...
* * *
История про футбольных тренеров навеяла. В юношеском возрасте, как и любой пацан в то время, занимался в разных спортсекциях. Тогда это все бесплатно было, приходи — записывайся и тренируйся. Одно время был период — самбо, около полутора лет. Достижения небольшие, тренер относился соответственно, но не выгонял. Выиграл какие-то местные соревнования, далее — первенство области, я в команде. ОПОЗДАЛ НА ВЗВЕШИВАНИЕ. Прибежал, тренер злой как собака: "Иди отсюда". Я на трибуну, соревнования смотреть. Подходит тренер. В весе более 90 кг только один участник, бороться ему не с кем, а ехал издалека. "Пойдешь с ним? ". Во мне 64 кг. А почему нет? Этот хлопчик меня на первой минуте и расплющил об мат. Результат — ему кубок и первое место, мне грамоту и второе. Так тренера очень хвалили за эти соревнования, в том числе и за меня. Шутка ли — воспитанник второе место по области взял.
* * *
Учительницу уволили за то, что она сфотографировалась в купальнике.
Не за прогулы, не за профессиональную непригодность, не за вопиющее нарушение правил безопасности, повлекшее за собой непоправимое и даже не за пьянство на рабочем месте. Нет.
За фотографию в купальнике.
Не знаю, оговаривается ли как-то особо ношение купальников и последующее фотографирование в оных в педагогических ВУЗах, имеются ли на этот счет какие-то специальные предписания для учителей, существуют ли профессиональные, учительские модели купальных костюмов, фотокарточки в которых не являются крамолой, есть ли госкомиссия, регламентирующая длину учительских юбок и глубину учительских декольте. Я не располагаю такой информацией.
Но зато точно знаю, что у многих учителей есть дети. Да у большинства! Понимаете? Нет? Ну, подумайте! Дети — они ведь от чего? Не от аиста. Нет-нет-нет! И не в капусте их с озадаченным видом обнаруживают, как бы вам этого ни хотелось! Дети, увы и ах — всегда от ceкса. Понимаете?
А ceкс это что? Это же форменное безобразие! Пися в писю! Стоны! Крики! Пот! Сперма! Олег, возьми меня за волосы! Танюша, я щас, щас, Танюшааааааааа! Понимаете?
А потом они вот этими самыми руками учить детей идут? Улавливаете логику?
Какая безнравственность! Никакой купальник рядом с таким развратом не стоял! Сексом то они, поди и вовсе без купальников занимаются! Безобразие!
А туалет! Ходят туда и натурально какают! И как только не стыдно! Гордое имя учитель носят, а сами при этом — какают из попы. Я извиняюсь, самым тривиальным образом! Говном! Да-да, им родимым! Не бисером, не блестками и даже не бабочками! А еще учителя! И ceкс у них, и какают, и наверняка, когда дома мизинцем о ножку стола ударяются — «эх блин! » говорят! Да точно говорят!
Надо бы с ними построже! Чтобы ни ceкса! Ни купальников! Ни каких иных испражнений!
А то ишь, распоясались! Фотографируются, понимаешь! Бесстыдники! Не по-советски это, товарищи! Не для того мы на Колчака в сабельную атаку ходили, чтобы вы тут потом , в светлом будущем ceкс да купальники вытворяли! Не для этого Лазо в топке то горел! Эх вы! Срамота!
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100