анекдотов.net / Услышанно от моей покойной бабушки Марии Никитичной. Во времена оккупации, когда фронт перешагнул за..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Услышанно от моей покойной бабушки Марии Никитичной.
Во времена оккупации, когда фронт перешагнул западные границы, жизнь в селе начинала приходить в свое русло, и начали кормить кабанчика. Дабы супостат не просек это дело, была выкопана яма, сверху положены доски, а над ними сложен стог соломы-сена. Он-то и выполнял функцию глушилки "хрю-хрю"! Когда упал первый снежок, следы выдали слишком частое посещение стожка, да и, я думаю, возмужавший кабанчик начал издавать более громкие характерные звуки. В селе была немецкая комендатура, и немец(я так предполагаю, "участковый"), делал обход . Он подошел к бабушке, показал на следы к стогу, и сказал: я ничего не видел и никому не скажу, а когда зарежете кабанчика, угостите шкваркой.
В этой истории нету никакого патриотизма, просто среди отьявленных фашистов были простые люди, именно Люди, которые не хотели этой войны, и оставались Людьми, независимо от обстоятельств.
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
В далеком-далеком прошлом веке я обучался в медине и на цикле по общей хирургии у нас преподавал доктор как сейчас говорят кавказкой национальности тоесть грузин.
Кто в курсе занятия у медиков как правило разбиты на теорию в одной аудитории, и практику в палатах с больными.
Как правило между ними довольно большое расстояние которое приходилось преодолевать вовремя перерыва. И както раз после теории идем на практику и от нечего делать травим о бабах, препод идет сзади.Один мой одногрупник начал жаловатся на внутримышечные инекции которые ему делали в поликлинике-"Жопа говорит болит". А затем начал рассказывать как вчера ходил на млядки в универ-"Наеб@лся как хотел". И тут-же без всяких переходов-"Только ж@па болит" и тут препод хорактерным грузинским акцентом(а занятия он кстати вел на чистейшем русском!!?) отвечает -" Вах! Да ты не на те млядки ходиш дарагой".
Занятий в тот день у нас уже небыло.
* * *
Охти мне, старому! тут про медицину много историй-вспомнил и я одну.
Было это больше 30 лет назад, за давностью лет можно и поведать, имена изменю, однако-участники живы, насколько я знаю.
Маленькая районная больница, куда я прибыл по распределению(честный, мля-хоть и столичный холостяк), неподалеку-граница с Россией, много заимствуют местные из русских обычаев. Например, зовут по отчеству-Петрович, Иваныч, со мной сложнее-Менделевич, местные переделали в Менделеевича, в честь Менделеева, легендарного химика-изобретателя Периодической Таблицы и технологии водки, ну и ладно.
Работал я там по всему полю-и наркозы и реанимация и выезды по скорой и приемный покой и дежурства по больнице. Врачей не хватало, по больнице дежурили все-включая стоматологов и патологоанатома/судмедэксперта-такие вот чудеса.
Молодому везет, был я тогда непьющий, вещь неслыханная в тех местах поголовного алкоголизма-так что звали меня часто на серьезные ситуации, считали, что могу помочь. Иногда удавалось...
Как-то вечерком, после дежурства я добрался домой-снимал комнату у пенсионерки.
Помылся, разбил глазунью, только зашкворкала-вбегает фельдшер Надя, пожилая и очень толковая женщина, лица на ней нет-все это необычно, обычно-поморгать фарами Уазика в окна.
Менделеевич, едем скорей, с Иванычем-беда случилась, говорит-помирает.
А надо знать-это не простой пациент, местная легенда, отличный хирург и отчаянный выпивоха, полгорода-свояки, крестные и друзья, все побывали его пациентами.
Застегиваюсь на ходу, в зубах-мой чемодан, набитый медикаментами, трубками, ларингоскопом.
Едем. Точнее, несемся.
Дом, пятиэтажка для местной аристократии, взлетаем на второй этаж, врываемся в квартиру, где царит горе.
Эрдельтерьер-воет, жена Майя-голосит, две дочки-навзрыд рыдают, всенародная трагедия.
Виновник трагедии лежит в гостиной на кушетке, накрытый пледом, странная улыбка гуляет на его лице-растерянная, испуганная улыбка-плохой признак, признак рока и поражения.
Мой выход, однако, все глаза на меня, почти не дышат-сажусь рядом, спрашиваю-Иваныч, что с тобой?
Помираю я, Мишка-ноги омертвели, синие.
Срываю плед-еб твою, ни хрена себе-синюшно-синие ноги, от пояса-вниз, синяя гангрена, я тогда быстрый был на диагнозы, Скорая приучила.
Первым делом-пульс на ногах, хмм, отличный, везде, уфф, уже лучше, наполнения сосудов-неплохое.
Неврология?
Непохоже, все движения сохранены, чувствительность-тоже. Молчание в комнате, очень напряженное.
Диагноза-нет.
И тут врубается мой резерв мозга-нелепые мысли о плохой погоде, дождливой, с утра.
Там же-спутанные мысли о сегодняшнем дне хирурга Иваныча, обе его операции отменили, он уже с утра начал квасить, с приятелями болтался по городу, заходил около полудня в больницу, приставал ко мне с критикой американских джинс, насколько польские дешевле и крепче...
Пурга, короче. Но она наложились на мое знание тысяч анекдотов, что и спасло меня от позора.
Поворачиваюсь, Вера, будьте добры подать мне ватку со спиртом.
И шприц? Что набирать?
Ничего, кроме ватки, не надо.
Тяжелый взгляд Майи, опытной медсестры -ты когда его лечить начнешь, с@ка столичная?! ?!
Я же беру ватку и медленно начинаю выкрашивать квадратик-1 на 1 сантиметр, 2- на два, нормальная кожа, ватка-синяя.
Первой поняла все Майя. Мимо меня пролетела тяжелая оплеуха крестьянской дочки-Иваныч словил плюху мордой лица, дурная его улыбка поменялась на выражение страшной радости и облегчения.
Все изменилось в момент-дочки смеются, собака-радостно гавкает басом, Майя материт мужа-пьянь позорная, тьфу на тебя, до смерти напугал.
Первый пришел в себя Иваныч: Вера, никому не слова, тебе ясно? Поклянись. Местные-у них свои рычаги, запугал ее, она поклялась.
Дочки смышленые, отца позорить не будут такой нелепостью, Майя-тоже себе не враг, репутация ее супруга-вещь серьезная.
Остаюсь я-припугнуть не удастся , Иваныч-все вышли из комнаты, мне с Менделеевичем поговорить надо.
Все-вон, он и я.
Он ковыляет до пианино, ноги млявные, отлежал-открывает крышку и достает две! ! бутылки коньяка! !
Мишка-никому ни слова, понял?
Иваныч, я слово сдержал-но за сроком давности можно архивы и открыть.
Мораль-анекдоты берутся из жизни, влияют на жизнь, иногда помогают поставить диагноз.
Всем живущим героям этой истории-здоровья и долгих лет.
Молодым врачам-успехов и удачи!
* * *
* * *
... зато про войну.
А эту историю дед рассказал. Он тогда в армии служил, в отдельном специальном артиллерийском батальоне. И произошло это на полевых учениях.
Среди всего прочего испытывали новую модель базуки. Если кто не знает, это такая ракетная установка ручная: тяжеленная труба с маленькой ракетой внутри; солдат ее на плечо кладет, кнопку нажимает, ракета вылетает и крушит противника. Нынче никого не удивишь, а в те времена это было нечто радикально отличающееся от традиционной артиллерии, от пушек, требующих транспортного средства, многочисленного расчета, да и еще после выстрела выбрасывающих гильзы.
А жили во время полевых учений бойцы Советской Армии в палатках. Вот если кто-то в хрущевках жалуется на слышимость, больше не жалуйтесь. В палатках слышимость гораздо большая, как будто преград для звука нет вообще никаких.
И любил этим пользоваться батальонный замполит. Если кто не знает, замполит это такой псевдоофицер, который пистолета от пулемета не отличит, зато назубок знает учение Маркса и Энгельса. А еще замполит (по крайней мере данный экземпляр) любил докладывать куда следует обо всех непорядках в части.
И вот встанет, бывало, замполит возле палатки, и слушает, о чем там внутри говорят. Прочувствовал однажды ротный командир, что стоит рядом замполит и слушает. И давай шуметь:
— Старший сержант Виллис! Что за безобразие (за достоверность фраз не ручаюсь; вероятно, они были несколько покрепче)!? Почему из базуки отстреляли, а гильзы за собой не убрали? Это же секретное оружие! Американцы со спутника увидят эти гильзы и все, завтра у них будет такое же оружие.
Смекнул мой дед, старший сержант Виллис, что неспроста ротный такую ахинею несет, да и подыграл ему:
— Виноват, товарищ капитан! Больше такого не повторится!
— Конечно виноват! Исправляться надо! Чтобы ночью, когда все спят, незаметно убрал все гильзы от базуки!
— Есть!
Прошла неделя. Приехали на учения в батальон генералы. А большинство из этих генералов были настоящие воины, прошедшие Великую Отечественную, служившие в боевых частях, знающие военное дело не понаслышке. Среди прочего в культурную программу для генералов входил политдоклад. Сие действие происходило уже на территории части в солдатском клубе. Генералы сидели и скучали, слушая восхваления верному курсу КПСС. Но вот на трибуну взошел уже знакомый нам замполит и начал распространяться о бардаке в части, о нерадивости офицеров...
Казалось бы, ничего интересного не предвидится; генералы дремали, некоторые слушали вполуха. Но тут замполит изрек:
— А на недавних учениях старший сержант Виллис отстрелял из базуки, а гильзы за собой не убрал!
Генералы проснулись и превратились во внимание. Неужто послышалось?
— Да-да, не убрал. А ведь это секретное оружие! Если американцы со спутника увидят гильзы от этой базуки, то завтра у них будет такое же оружие!
Зал вздрогнул от залпа генеральского хохота. Замполит же по инерции продолжал:
— Да-да. Вот такой бардак в части. А капитан Прохоров еще и прикрывает разгильдяя Виллиса, не докладывая о столь серьезном нарушении. Он приказал ночью втихаря убрать и спрятать гильзы от базуки...
Новый взрыв хохота не дал замполиту договорить.
После этого случая замполита иначе как гильзой от базуки в части не называли, а когда генералы через несколько дней покидали часть, каждый из них жал руку старшине Виллису и майору Прохорову.
* * *
* * *
Не моя самому рассказали. Вообщем было это два года назад наш экс президент ВВ Путин посещал Белгородскую область и кроме агрокомплексов заехал вместе с губернатором в школу милиции где народ учился с девятого класса. Во время просмотра классов и казарм все делали вид что ни чего не происходит все шло в штатном режиме, президенту показывали различные достопримечательности и рассказявали историю создания этой школы. Итак когда уже осмотр подходил к концу на встречу губернатору Евгению Степановичу и президенту Владимиру Владимировичу выходит первокурсник и спокойно пожимает президенту руку и губернатору .....все в шоке особенно преподы... Но президент не растерялся и начал спрашивать как учеба и так далее, потом поворачивается к губернатору и говорит, что надо бы его за смелость утроить после окончания учебы..
Губернатор ответил
— "да обязательно если не забудется ..." на что будущий правозащитник ответил ни чуть не колеблясь
— " не беспокойтесь Я НАПОМНЮ ..."
Смеялись все без исключения.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100