анекдотов.net / Как говорится преамбула.  У нас растет доця, и ей 4, 5 года. Очень, очень сильно любит маленьких дет..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Как говорится преамбула.
У нас растет доця, и ей 4, 5 года. Очень, очень сильно любит маленьких детей. И очень хочет "маленькую лялю", т. е. братика или сестричку.
Объясняем, что денег нет купить лялю, так она начала собирать в бутыль деньги на лялю.
Идем с гостей домой, проходим мимо дома и там находится отделение банка.
Там темно, доця спрашивает, а где охрана, ну я объясняю, что охрана только днем. Она спрашивает, а ночью, и зачем вообще охрана. Ну говорю, чтобы из банка денюжку не вынесли. Вот нет охраны, мы можем зайти и забрать все деньги. Вот если-бы мы вынесли все деньги, ты-бы на что потратила. А она у нас любит все красивое: платья, футболочки, юбочки и т. д. И доця, глаза как у кота в Шреке, отвечает — НА ЛЯЛЮ!!! ! Я понял, что просто обречен : )))))
Истории на отдыхе, охоте и рыбалке
* * *
ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ
В жизни всегда есть место подвигу, особенно когда совсем не до подвига.
Парень и девушка, поехали в горы Кавказа.
Альпинистами они не были, они были мажорами из МГИМО, и альпинизм, поэтому у них был "игрушечный", так для понта. Мол, мы бывали, покоряли, знаем. Опять же романтика: мальчик, девочка, гитара, палатка. Амуниция, у них была конечно же первостатейная. Все самое дорогое. Даже ледорубы были, хотя до льда и снега они не собирались идти, но фотки с ледорубом и бухтой веревки, это круче чем ковбой Мальборо. Они поднялись на километровую высоту, не больше. Переночевали. Пора и домой в Москву. Но Кавказ внес свои коррективы, они заблудились наглухо. Наглухо — это три дня и три холодных ночи. Сожгли бензин из зажигалки "зипо", гитару, спальный мешок, а мокрая трава че-то не горит. День похож на день, и ничего нового: с утра до вечера хромое блуждание от пропасти до пропасти, а как они туда попали, и как спуститься вниз к людям – непонятно.
Между собой, охрипшие влюбленные общались только матом. На четвертое утро, они проснулись от звуковых галлюцинаций. Им слышались: немецкая речь, смех и переливы губной гармошки. Как в фильмах про войну. Звуком все не закончилось, в палатку заглянул мужик и сказал:
— Гутен морген.
Наши герои выползли из палатки и увидели двадцать человек из группы "Эдельвейс", навьюченных до зубов, только без оружия.
Это были матерые немецкие альпинисты и в результате "э-кальских" и "бэ-кальских" переговоров, выяснилось, что они к своему восхождению готовились два года и не намерены отвлекаться от маршрута ни на секунду, поэтому не может быть и речи, о том, чтобы отвести наших страдальцев вниз к людям. Они лишь неопределенно показали ледорубом направление и тыкнули варежкой в компас. Бедолаги не хотели отпускать живых людей, тем более, они уже там вчера блуждали, куда смотрел ледоруб.
Наши твердо решили, что немцы не пройдут и легли перед ними "трупами". И немцы поставили ультиматум (немцы вообще любят ультиматумы):
— Вы идете с нами «шнеллер», покорять «алес» вершину, далее мы спускаемся с той стороны горного хребта и приводим вас в цивилизацию. Но если вы будете нас задерживать, мы вам тут же скажем "ауфидерзейн".
Русские посмотрели вдаль и вверх на сияющую снежную вершину и грустно сказали:
— "яволь"
Немцы грубо высыпали все вещи студентов на землю (ну немцы, что возьмешь) и взяли то немногое, что пригодится в походе, остальное велели бросить, собрали им с миру по карабину и пошли.
Наши 100 000 раз пожалели, что поперлись с немцами. Это все равно, что человек сломавший палец, ломает себе еще и обе ноги, чтоб с поломанным пальцем без очереди попасть в Склиф. Но отступать было поздно.
Представьте — как трудно лезть в гору человеку, который прет на вершину, только чтобы попасть вниз. Чего только стоит сон над пропастью, в гамаке прибитом гвоздиком к горе. Нормальному человеку такое приснится и он, вздрогнув, проснется...
Они вернулись домой еле живые, похудевшие, с обгоревшими на солнце лицами и слезящимися глазами. Но вернулись.

Через месяц немцы прислали им фотографию. Я ее видел: Радостные Гансы и Фрицы орут и смеются, как будто увидели в бинокль Москву. В руках вымпел покорителей вершины, а на заднем плане на снегу сидят две печальные фигуры с впалыми глазами
"... У многих катанье на коньках производит отдышку и трясение... "
Козьма Прутков.
* * *
* * *
Русский турист — существо специфическое. С одной стороны, он может устроить приключение на ровном месте, в аэропорту, на пляже, в отеле: в таких скучных местах, где немцу никогда и весело не бывает. С другой стороны, любые достопримечательности, заставляющие немца сказать
"Аххх! ! ", а немецких детишек вопить от восторга: "Папа, их бин сер глюклих! " ("Папа, мне так весело! "), на нашего друга-туриста производят ровно нулевое впечатление. Подумаешь, пирамиды. Подумаешь, Эйфелева башня. Продуло меня на вашей Эйфелевой башне, вот и вся романтика.
Забавнее всего смотреть на гидов и остальных слуг туристов, не понимающих такого отношения русской публики. Гид ведь тоже человек, он не понимает, почему вчера французам было интересно, американцам интересно, норвежцам интересно, а сегодня пришли русские, и — зевание!
Да не просто зевание, а зевание — всей группой! Гид начинает думать, что проблема в нем.
Из-за этого случаются разные казусы. Например, интересное происшествие было в прошлом году в Трансильвании. Там находится знаменитый замок
Бран, где в свое время развлекался Влад Цепеш, он же Дракула. Для услады туристов замок давно превращен в аттракцион по типу комнаты страха — повсюду развешаны орудия пыток, из хитро припрятанных динамиков раздаются завывания, в подвалах кто-то все время стучит, а несколько актеров по ночам ходят, завернутые в покрывала, и изображают привидений.
Еще там есть один, самый главный актер, который играет графа Дракулу. Он шатается по всему замку, одетый в красный балахон, каждые пять минут останавливается и орет громким голосом: "Я — граф Дракула! " Причем это сопровождается раскатами грома, шипением, потуханием лампочек и свечей — ну, словом, действительно достаточно страшно. Для пятиклассника.
И вот, представьте, топает группа русских туристов по замку и — хохочет.
Увидели привидение:
— Эй, призрак! Покрывало ниже натяни — ботинки видно!
Дружный смех. Идут дальше — видят виселицу:
— А можно голову в петлю засунуть? Понарошку, ради интереса? Почему нет-то? Деньги же плочены!
Идут дальше — кто-то стучит и вибрирует этажом ниже. Реакция:
— Опять в подвале тряпки жгут, смеются!
Наконец, дело доходит до графа Дракулы. Тот, видя приближение русских пофигистов, понимает, что нужно придумать что-нибудь этакое, страшненькое. И он решает — забраться в одну из полуподвальных комнат и изобразить леденящий душу вой. Акустика в замке отличная, наверняка получится страшно!
Решив так, Дракула открыл первую попавшуюся дверь и зашел в какой-то чулан, куда лет сто не ступала нога человека. Уже через несколько секунд оттуда раздался нечеловеческий, кошмарный, истерический вопль! Наши туристы так и вздрогнули. Но уже через мгновение все попадали со смеху — из чулана пулей вылетел граф Дракула, с перекошенным от ужаса лицом, а за ним гналась стайка живых, настоящих, летучих мышей!
* * *
* * *
Решили как-то раз друзья в поход сходить. А так как каждый отдых должен быть культурным — выпивки взяли с собой НЕМЕРЕНО! А закуску решили прикупить в окрестных деревнях. С собой была только гречневая крупа и какие-то бутерброды.
Отъехали от города довольно далеко, ближе к вечеру оказались в какой-то захолустной деревне. Магазин закрыт. У какого-то мужика в деревне купили трехлитровую банку горчицы и килограмм десять сосисок. Уже стемнело, мы отошли от деревни где-то на пару часов ходьбы и решили устраиваться. Цель путешествия достигнута — решили это дело обмыть. Обмыли, повторили, дошли до кондиции. Теперь уже никто не мог даже спичкой чиркнуть о коробок, не то что палатку поставить... А тут — вот незадача!
Бутерброды на закусь кончились! Костра нет — гречку варить невозможно! Вспомнили, что есть сосиски и горчица. Банку горчицы вывалили прямо на траву и знай себе макаем туда сосиски и закусываем!
Утро. Картина маслом: кто-то блюет, кто-то дико хохочет, кто-то сидит в прострации... А посередине поляны лежит НЕТРОНУТАЯ куча горчицы и коровья лепешка, вся в мелких дырках от сосисок...
* * *
Джон Сильвер
На рыбалке всякое бывало. Но чтобы прямо с рыбалки – в роддом, такое один раз за всю рыбацкую жизнь случилось...
Начиналось все идеалистически. Сидим в лодчонке с Витьком – рыбу будим наживкой. А она то ли заспалась, то ли аппетита нет. Вяло клюет. Все больше червей пробует. Витек уже четвертого насаживает, а еще ничего не поймал. У меня всего два карасика. В этой тишине смс-ка Витьку приходит.
Тот чертыхается и смотрит что к чему. Потом в минуту весь белым делается, как труп в фильме ужасов.
– Что случилось? – спрашиваю и интуитивно начинаю снасти сматывать.
Витька колотит, в слова не попадает. Кое-как вытряс, что жена срочно рожать стала, отвезли в роддом, а там какие-то осложнения образовались – все плохо, мол... Витек еще белее сделался – дальше некуда. Опасаться я за него стал: как бы его инфаркт посреди озера не стукнул. Зачерпываю веслами к берегу быстрее.
Витек на мобиле кнопки перебирает и слышно как зубами клацает. Но все впустую – сгинуло электричество, батарейка села. Он еще сильнее кнопки давит, о борт мобилом стучит. Совсем парня перемкнуло.
Даю свой мобил. У Витька нервность в руки перешла. Уронил мой мобил в воду. Только булькнул. Ну, я-то рыбак бывалый, такой финт знаю. Спокойно вытаскиваю мобил – он у меня завсегда на веревочке к штормовке привязан.
Вода стекла, но он молчит. Все-таки нахлебался, теперь пока не просохнет
– не заговорит.
На весла пришлось принажать. Выпрыгнули на берег, а нашего минивэна нет.
Одна сиротливая записочка в палатке – уехали наши ребятишки береговые за хлебушком. Ну, дела! Ни позвонить, ни машины!
– Я к дороге выйду... На попутке доберусь, – говорит Витек трясясь.
– Не суетись, – говорю. – Костерчик давно погас. Скоро приедут наши соколы.
И точно. Не прошло и пяти минут – урчит минивэн и наши приятели в полной рыбацкой обмундировке с хлебом и бутылками нарисовались. Веселые – куда бы деться – уже успели посошок пропустить. "Саныч, " – это они мне, – "не ругайся, мы потихоньку проскочили – сельскими дорогами. "
Пришлось срочно вводить в курс дела. Мужики в минуты собрались. А мне, стало быть, за руль, других трезвых или не нервных не обнаружилось. Едем быстро и очень быстро. Успеваю только обгонять и уворачиваться от встречных. Витек рядом трясется, переживает, через чужой мобил справки наводит. Ребята помалкивают, только чипсами хрустят. В машине от напряженного дыхания воздух застоялся – решил проветрить. А эти – насекомые, что обычно по лобовому в грязь размазываются – прямо в глаза: на тебе! на тебе! Словно в засаде ждали. Тру и так и эдак – не помогает.
Один глаз полностью из строя вывели. Другой вполовину стал моргать.
Витек увидел – чуть в обморок не упал.
– Саныч, – говорит, – ты лицом в два раза толще сделался.
Я и сам чувствую, что-то не то стало: дыхание перехватывает. Ребята придвинулись:
– Саныч! аллергия у тебя! к врачу срочно надо! тебя раздуло, как Ришара в "Невезучих"!
Пришлось остановиться. Повязочку мне на глаз смастерили с тампоном против аллергии и таблетку под язык. Не ахти что, но резь прошла и дыхание стало возвращаться. Только опять разогнались – засветились на радаре, тормозят жезлом.
Старлейт подходит, на меня удивляется и вопросы задает:
– Что это вы, гражданин, с одним глазом рулите и еще постоянно им подмигиваете? . . И одутловатость мне ваша не нравится... Вылезайте-ка, гражданин, будем проверять вашу алкогольную активность...
Ребята зароптали: мол, что за несправедливость? Пришлось выйти, объяснить. Про роды преждевременные, осложнение, спешим, стало быть.
– В роддом значит? . . – старлейт подмигнул. – В рыбацком обмундировании и с удочками? . .
– Старлейт, – говорю, – с настоящей рыбалки сорвались, – и ведерко с рыбой сую в качестве доказательства.
– А этот, что такой белый как стена? . . Обкурился что ли? . . – не унимается при погонах.
– Это и есть будущий, а может, уже настоящий папаша. Нервничает от переизбытка чувств... А вы нас тут маринуете! . .
– Ладушки, – говорит старлейт. – Хорошо, что уже отметившие рождение за рулем не сидят, а то бы... А вы мне дядьку моего напомнили – по молодости часто с повязкой ходил... Мы его Джоном Сильвером прозвали, как пирата... Езжайте... Постам передам, чтобы вас не задерживали, а то простоите черт знает сколько – сегодня акция.
И стал в рацию бубнить:
– Четвертый и пятый, седьмому ответьте... Пропустить синий минивэн...
Одноглазый Джон Сильвер... Мой дядька с родней в роддом спешат...
Племянник у них родился...
Разные люди на дороге встречаются. Никогда не знаешь, кто окажется сегодня... Пролетели все посты без заминки. Один даже руку к козырьку дал...
Сзади опять хруст чипсов и ехидный вопрос: "Саныч или, пардон, Джон
Сильвер! У вас, говорят, племянник появился?! Непонятно только в роддоме или на дороге?! "
Повеселели ребята слегка и Витек стал смех поддерживать. Значит, что-то наладилось...
Дочь у него родилась. Вероникой назвали. Так и запечатлелись все вместе у роддома среди рыбных трофеев да в рыбацкой униформе. Фото поставил фоном на мобил. Долго стояло. Пока новое приключение не запечатлелось...
(Марк Алешин)

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100