анекдотов.net / Пошел я сдавать кровышшу. Отныне зовите меня Альтервампир, теперь зеркала не отражаются во мне. Рань..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Пошел я сдавать кровышшу. Отныне зовите меня Альтервампир, теперь зеркала не отражаются во мне. Раньше отражались. Так вот, пошел – а на обратном пути решил срезать, так чтобы выйти к рынку. Срезал. Так срезал, что забрался в какие-то совершенно неведомые ебеня, где не ступала нога…бВообще нога не ступала, даже марсианского трипода. Я выдерживал курс строго налево – по моим представлениям, там был запад. Выдерживая курс, я забрался на какой-то обрыв, с одной стороны которого была речка, а с другой – бетонный забор.
«Ага, -- дедуктивно смекнул я. – Шалишь, нога все-таки ступала! ».
И пошел вдоль забора на запад. То, куда я ставил свои ноги, можно было назвать только карнизом. Причем таким, как в одноименном рассказе орла нашего дона Стивена Кинга.
Прошло четыреста лет.
Забор не кончался. Прямо как у канонического ежика. В какой-то момент обрыв-тире-карниз поднялся почти до уровня забора. Я перегнулся через забор и увидел мужиков, которые перекидывали лопатами какую-то гнусь. Мужики увидели меня.
Представьте себе, что вы сидите в туалете, на унитазе, натужно читаете книгу. И тут вас сзади кто-то хлопает по плечу. Вот примерно такие лица были у мужиков, когда они меня увидели.
— А ты кто? , — говорят.
— А я где? – отвечаю. В лучших традициях российских комедий периода перестройки.
У мужиков из рук попадали лопаты.
Собравшись с силами, мужики мне сказали: «Комбинат такой-то, на улице сякой-то».
На что я, не придумав ничего умнее, замахал руками: «К черту подробности! Какая планета? ».
Вот так и появляются рассказы об НЛО, снежных валуевых и т. д. Если бы мужики уже не уронили лопаты, это произошло бы сейчас. Кажется, я породил новую городскую легенду.
Розыгрыши, мелкие пакости и обломы
* * *
Жили мы в северном городишке где градообразующими были три вещи – пушнина, рыба и лагеря для зеков. К семидесятым годам последняя отрасль как-то захирела, но многие ссыльные прижились и стали просто жителями. Среди них была Елена Никаноровна Гладышева (а может быть Гладилина, не помню), блиставшая по молодости в столичных операх, а потом загремевшая к нам. Ну, такое было время. Она-то и предложила к майским праздникам, к которым ученики нашей школы готовили концерт, поставить оперу. Дирекция согласилась. Выбрали оперу «Тоска». По соображениям идеологии все, что про любовь и Наполеона сократили, оставив только борьбу с врагами. Получилось 30 минут. Но финальную сцену резать нельзя, без нее Тоска не Тоска. Напомню, в самом конце Тоска заколов кинжалом подлого мерзавца, понимает, что трудилась зря и бросается с крыши замка. И разбивается. Насмерть, само собой. На роль Тоски определили Олю Сазонову, девятиклассницу с пышными формами и насыщенным голосом. Оперную диву, короче. А наш физрук, Обливин Юрий Сергеевич, обеспечивал приземление. Действие все готовилось в спортзале. Прыгнула раз Оля Сазонова на репетиции на маты внизу и больше прыгать отказалась. То ли маты не сработали как надо, то ли просто испугалась, но орала она истошно и надо было срочно искать вариант. Решили, что на репетициях она падать больше не будет, а во время представления прыгнет дублер. На роль каскадера выбрали Генку Шишкина из нашего класса. Он худой, вертлявый как на шарнирах, ничего не боялся. Для участия в концерте его не допускали из-за плохого поведения, а тут такой шанс. В день торжественного концерта Генку и диву Сазонову нарядили в одинаковые платья и они пошли готовиться. Спортсмены соорудили пирамиду, затем хор спел «То березка, то рябина» и, наконец, финал – блиц-опера. Поставили декорации, началось действие и вот заключительная сцена. Шишкин и дивная Оля лезут по двум параллельным лестницам позади фанерного замка, затем Оля поет, а Генка прячется рядышком. Наконец Тоска отталкивает негодяя Спалетту и прячется за башню. Настал звездный час Генки Шишкина! Он, поддернув юбки, как сиганет через фанеру вниз! Ура! Но что это? Вместо того, чтобы совершить нормальный суицид, Тоска, отскочив от земли, перелетает фальшивый барьер и плюхается перед зрителями на пол. Все ошарашены, только не Генка. Он приподнимает голову обводит зал мрачным взглядом и говорит: «Убилась я! » Под овации Генку вынесли со сцены. А случилось вот что – наш физрук Обливин, побоялся, что матов будет мало и поверх них, на небольшой высоте, натянул старенький батут. Все было бы нормально, прыгни Оля Сазонова – батут бы самортизировал, а затем бы и маты сработали. А Генка был вдвое легче, его и выкинуло. И он стал звездой. Как сказал трудовик: «Ну, Шишкин, твой труп в спектакле был как живой! », а физрук добавил: « Хорошо вжился в роль, далеко пойдешь! » И Генка решил побыть на гребне популярности подольше. Он стал чуть не каждый день падать со столов и стульев и притворяться мертвым. Вокруг собирались восхищенные первоклашки и прочая мелочь и Генка был счастлив. Пока не случилась так, что заболела наша историчка и ее подменила Маргарита Дмитриевна из первой школы. (всего в городе было две школы – наша и первая). Она зашла в класс и видит мертвый Шишкин лежит, а вокруг первоклашки столпились. Маргарита Дмитриевна, как женщина решительная, Генку в охапку и в учительскую, а сама на телефон. Скорая прибыла через две минуты и Шишкина на носилках запихнули в машину. А он в роль вошел и молчок. Но доктор с фельдшером калачи были тертые и симулянта раскусили на раз. Тем более дети фельдшера в нашей школе учились и он был на концерте. Перемигнулись они и один другому: «Ну, помер так помер, надо в морг, только перед этим клизму глицериновую надо поставить, для лучшей сохранности». И ловко так, шасть, и штаны с Генки сдернули. Он понял, что переиграл, заорал и пулей из машины, она даже отъехать от школы не успела. В общем, нашли Генку в туалете потом, надо же было ему штаны-то отдать.
* * *
Я сегодня стал добровольным участником уличного спектакля.
Честное слово, давно я уже так не развлекался в реальной жизни, поддерживая талантливую игру главных актеров умелым подыгрыванием. Это вам не здесь и тут.
Дело было так: на крытой стоянке около супермаркета, когда я шел сдавать пустые бутылки, меня ненавязчиво и без единого звука, одним вежливым жестом, остановил мужичок самого что ни на есть цыгано-румынского вида — черный, маленький и толстый — и молча протянул мне открытую папку и авторучку. Рядом отирался еще один точно такой же...
Тут нужно сделать отступление и сказать, что у нас на улицах тебя частенько могут остановить какие-нибудь люди и, тряся жестяной кружкой с мелочью и непрерывно при этом тараторя, попробовать вытянуть из тебя пожертвование на что угодно — от помощи в организации нового монашеского ордена до реставрации знаменитого Пятигорского Провала.
Обычно я в таких случаях в разговор не вступаю — мотну, бывало, отрицательно головой, да и удалюсь восвояси.
Но тут мне понравился сам молчаливый подход к делу, и я заинтересовался: взял в руки папку и прочел в ней напечатанное. Там, на титульном листе, большими и красивыми буквами, без единой ошибки, было напечатано приблизительно следующее: Мы, сборище глухонемых этого государства, хотим открыть в соседнем райцентре филиал нашего общества. Помогите, пожалуйста, чем можете.
А дальше был подколот "лист номер1" с реестром уже якобы собранных пожертвований. Все, как положено: графы с фамилиями, почтовыми индексами, росписями и суммами внесенных бабок. Все — разными почерками; но я сразу же обратил внимание на то, что, если судить по индексам, то сегодня, как нарочно, в нашу захолустную дыру съехались лохи со всей страны — такой там был территориальный разброс нарисован. И суммы, там проставленные, тоже внушали уважение — от пятерки и до пятидесяти тугриков. Это вам не медяки в кружке. Ну и, пню понятно: ребята не могут связать на местном языке и двух слов, а вот поди ж ты — выкручиваются же все-таки.
Короче, мне идея пришлась по душе, и я решил поддержать недремлющую мысль потомков героев О, Генри — дать им пятерочку за оригинальность и основательность в подготовке.
Полез в кошелек — а там меньше двадцатки купюры нет. Достаю, а глухонемой марку круто держит — даже глаза не заблестели от вожделения. Профи, одним словом. И лапку к деньгам тянет. Я ему пятерню растопыренную показал — пятерку, мол, больше не дам. Сдачу, мол, давай. Тот — в карман, вытаскивает червонец: нету больше сдачи, давай червонец. Я ему показываю — нет, только пятерку. Тот башкой закрутил, заоглядывался — а второй несчастный инвалид, придурок этакий, как раз слинял куда-то. Этот аж запыхтел от злости, я уж думал — все. Щас скажет че-нить, и рассыплется сказка, как карточный домик... Но нет, сдержался он. Профи — он и есть профи.
Ну, я рукой махнул, деньги в кошелек спрятал, да и пошел себе дальше — посуду сдавать.
А там, в приемном пункте, по случаю субботнего наплыва, небольшая очередь образовалась, человек пять. Только это я в хвост пристроился — дергает меня кто-то сзади за рукав.
Оборачиваюсь — стоит, красавец. И в руке у него — три раза по пять тугриков. Ну, я их себе забрал, а ему отдал двадцатку — заслужил, хера ль там говорить.
Ну, отдал, да и снова отвернулся — пьеса окончена, чего уж там.
А вот фигу — снова он меня за рукав дергает!
Оборачиваюсь вторично — а он мне папочку с авторучкой протягивает!
Ей-богу, я аж умилился... Давай, говорю, сюда твой список.
И вписал честно туда свою фамилию, индекс, дату проставил и внесенную сумму.
Очередь смотрела на меня, как на ненормального.
Вернул я ему папку; он поблагодарил меня легким наклоном головы, а я показал ему большой палец: так держать!
Но и это еще не все: нашел я в магазине свою жену в отделе тортов и рассказал ей всю эту историю. Она, конечно, поименовала меня идиотом.
А потом, когда уже мы закупились-загрузились и выезжали со стоянки, смотрю — чимчикует продолжатель дела Паниковского как раз впереди нас, вдоль ряда машин — очередную сострадательную душу ищет.
Я, плотоядно ухмыляясь, подкрался к нему сзади черепашьим шагом, да и бибикнул во весь голос немецкого автопрома — чтобы за жениного "идиота" не так обидно было. .
И что вы думаете? Даже не обернулся. Только с шага немного сбился от неожиданности. Профи — он профи и есть.
Ну, я, поравнявшись с ним, еще раз показал большой палец — и мы уехали домой...
* * *
Как обмануть цыганку...
Наверняка, очень многие, пострадавшие в разное время от мелких мошенников-цыган (точнее, цыганок), хотели бы это сделать.
Не будем обсуждать этическую сторону, но признаем, что жертвой не нравится быть никому, и, вернемся к нашей истории.
Достоверно известен случай, когда
"белый человек" — русский горожанин — одержал победу.
Любопытно также, что этот человек был... ну, вряд ли можно сказать, что он был интеллигентом, но он был очкариком.
И вид имел вполне
"ботанический".
Дело было в Ярославле, году в 95м.
Ярославский рынок, в то время, являл собою неохватных размеров торжище: по оценке местной милиции, там постоянно толклось тысяч семьдесят разного народу.
Торговали абсолютно всем.
И вот, в один прекрасный день в отделение милиции при рынке ворвалась здоровенная цыганка, волоча за руку худенького русского мужичонку в очках и яростно крича.
Блюстители порядка не сразу осознали, что он облапошил ее! — это казалось совершенно невероятным.
Если бы не физическая сила дюжей бабы и не разница в весовых категориях, черта с два бы она дотащила его до милиции.
Итак, что произошло?
Цыганская компания в данном случае занималась торговлей: продавали кожаные изделия, поглядывая, кого бы при этом надуть...
Хилый очкарик-интеллигент по фамилии Волков внушал в этом смысле наибольшее "доверие".
— Извините пожалуйста, можно посмотреть? — робко спросил г-н
Волков у продавщицы.
— На здаровье, дарагой, маладой, красивый!
Волков помял предмет одежды, понюхал кожу... куртка нравилась ему.
— Сколько это стоит? — потертый плащик интеллигента свидетельствовал о небольших доходах.
Учителишка, или кто он там?
Тем не менее, цыганка не колеблясь объявила:
— Тыбе, дарагой, за пятьсот рублей отдам! (Это было гораздо больше стоимости турецкой кожанки по тогдашнему курсу).
— Пятьсот... — небогатый "ботаник" поморщился.
— Сейчас я посмотрю... — Тут лох полез в боковой карман плаща
(нормальный человек в нем денег держать не будет, особенно на базаре — вмиг вытащат) и достал купюры.
— А, вот! Жена меня снабдила целой тысячей.
Затем "ботаник" прятал деньги и вновь принимался разглядывать куртку.
Наконец решился примерить.
— Вы не подержите плащик мой, пока я померяю?
— С удовольствием залатой!
Волков сдал плащ на руки услужливой продавщицы и обстоятельно надел кожанку.
Не часто случались в их семье обновы.
Пока покупатель обживался в куртке, цыганки и след пропал.
А что же Волков?
На это раз он и сам не успел далеко уйти.
Милиционеры покатывались со смеху, когда узнали, как он надул цыганок: в плаще за карманной прорезью была дыра.
Деньги "ботаник" держал в брюках: оттуда доставал, туда же и прятал.
Таким образом, Волков надул десятка два цыганок на ярославском рынке, используя плащевые обноски с помоек.
И даже будучи доставлен в милицию "очкарик" не растерялся и тут же обвинил цыганку в краже плаща и тысячи рублей.
И тут уж вся правоохранительная цепочка вплоть до суда встала на его сторону и влепила бабе три года общего режима.
Отсидела ли она, не знаю, но известно, что Волков слупил с табора еще триста рублей за похищенный плащ.
Вот так вот...
* * *
Как обмануть цыганку...
Наверняка, очень многие, пострадавшие в разное время от мелких мошенников-цыган (точнее, цыганок), хотели бы это сделать.
Не будем обсуждать этическую сторону, но признаем, что жертвой не нравится быть никому, и, вернемся к нашей истории.
Достоверно известен случай, когда
"белый человек" — русский горожанин — одержал победу.
Любопытно также, что этот человек был... ну, вряд ли можно сказать, что он был интеллигентом, но он был очкариком.
И вид имел вполне
"ботанический".
Дело было в Ярославле, году в 95м.
Ярославский рынок, в то время, являл собою неохватных размеров торжище: по оценке местной милиции, там постоянно толклось тысяч семьдесят разного народу.
Торговали абсолютно всем.
И вот, в один прекрасный день в отделение милиции при рынке ворвалась здоровенная цыганка, волоча за руку худенького русского мужичонку в очках и яростно крича.
Блюстители порядка не сразу осознали, что он облапошил ее! — это казалось совершенно невероятным.
Если бы не физическая сила дюжей бабы и не разница в весовых категориях, черта с два бы она дотащила его до милиции.
Итак, что произошло?
Цыганская компания в данном случае занималась торговлей: продавали кожаные изделия, поглядывая, кого бы при этом надуть...
Хилый очкарик-интеллигент по фамилии Волков внушал в этом смысле наибольшее "доверие".
— Извините пожалуйста, можно посмотреть? — робко спросил г-н
Волков у продавщицы.
— На здаровье, дарагой, маладой, красивый!
Волков помял предмет одежды, понюхал кожу... куртка нравилась ему.
— Сколько это стоит? — потертый плащик интеллигента свидетельствовал о небольших доходах.
Учителишка, или кто он там?
Тем не менее, цыганка не колеблясь объявила:
— Тыбе, дарагой, за пятьсот рублей отдам! (Это было гораздо больше стоимости турецкой кожанки по тогдашнему курсу).
— Пятьсот... — небогатый "ботаник" поморщился.
— Сейчас я посмотрю... — Тут лох полез в боковой карман плаща
(нормальный человек в нем денег держать не будет, особенно на базаре — вмиг вытащат) и достал купюры.
— А, вот! Жена меня снабдила целой тысячей.
Затем "ботаник" прятал деньги и вновь принимался разглядывать куртку.
Наконец решился примерить.
— Вы не подержите плащик мой, пока я померяю?
— С удовольствием залатой!
Волков сдал плащ на руки услужливой продавщицы и обстоятельно надел кожанку.
Не часто случались в их семье обновы.
Пока покупатель обживался в куртке, цыганки и след пропал.
А что же Волков?
На это раз он и сам не успел далеко уйти.
Милиционеры покатывались со смеху, когда узнали, как он надул цыганок: в плаще за карманной прорезью была дыра.
Деньги "ботаник" держал в брюках: оттуда доставал, туда же и прятал.
Таким образом, Волков надул десятка два цыганок на ярославском рынке, используя плащевые обноски с помоек.
И даже будучи доставлен в милицию "очкарик" не растерялся и тут же обвинил цыганку в краже плаща и тысячи рублей.
И тут уж вся правоохранительная цепочка вплоть до суда встала на его сторону и влепила бабе три года общего режима.
Отсидела ли она, не знаю, но известно, что Волков слупил с табора еще триста рублей за похищенный плащ.
Вот так вот...
* * *
Самовозгорание
Вчера отмечали день рождения дочки. По этому поводу в гости пришла целая орава детей.
Самый веселый момент — задувание свечей на торте. Дочка изо всех сил дунула, свечи погасли. Все довольны. И тут свечи начинают искрить наподобие бенгальских огней и загораются снова. Всем становится ну очень весело. Дочь задувает свечи повторно, да еще при этом дымят как паровозы. Через несколько секунд они снова загораются. Дети начинают валиться под стол. Третья попытка. Дуем-гаснут-загораются. апофеоз веселья.
Кончилось дело тем, что мы с женой сами задули, вытащили свечи из торта, и замочили их под струей воды, причем пока несли до мойки, половина загорелась у нас в руках.
Интересно, как зовут автора-приколиста?
Ну я, кстати, тоже над женой поприкалывался, спросил, не в "шалуне" ли она купила сие чудо : -))) Оказалось, нет, в обычном магазине, где торты продают.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100