Как-то жарким летним днем ко мне на работу зашла моя тогдашняя подружка, уже слегка навеселе. В кабинете никого не было и мы устроились выпить шампанского. Неплохо так выпили. Хмельные и веселые, пошли ко мне (пешком, я рядом с конторой жил) продолжить вечер более интересным образом.
Путь пролегал через красивый сквер, от которого вниз по крутому косогору начинается лестница, ведущая в густо заросший заброшенный парк. Ярко светило солнце, сверху парк выглядел красиво и девственно, и нам что-то вдруг с пьяных глаз резко захотелось романтики и легкого экстрима, и мы решили уединиться в кустиках, спустившись вниз в парк. Пообщаться на лоне природы, так сказать, хотя до дома всего ничего оставалось.
Нашли милый уголочек — небольшую полянку, поросшую травой, со всех сторон окруженную непролазными высокими кустами.
Очень мне тот день запомнился. Во-первых, обалденным кайфом от потрясающего очень долгого и разнообразного ceкса. Во-вторых, зелеными коленками и задницами. А в-третьих, мужиками и бабами, наполовину высунувшимимся от любопытства из вагончиков канатной дороги, которую мы заметили только после окончания увлекательного процесса, и которая, как оказалось, проходила ровно над этой полянкой.
Пикантные истории
29 2019
* * *
В 1989-м году я был студентом технического ВУЗа и с целью подработки и
проведения досуга за преферансом устроился лаборантом в ИВЦ
(информационно-вычислительный центр) этого же ВУЗа.
Обязанностей было не много: запустить студентов в дисплейный класс,
загрузить ЭВМ размером с пять холодильников, потом выгнать после пары —
всего и делов-то. Покуда студенты писали лабы, мы с коллегами в соседней
каморке резались в преф.
Но кроме префа и нескольких рублишек получки была еще одна замануха —
первые только что появившиеся персональные компьютеры! Абсолютно
недоступные в продаже частному потребителю, стоившие каких-то совершенно
очумелых денег, в ВУЗе они все же имелись. Модели вроде Mazovia,
Электроника-85, IBM PC хT с характеристиками типа четырехцветного
дисплея и жесткого диска на ПЯТЬ (аж целых пять!!!) мегабайт казались
верхом технической мысли. Однако таких персоналок было мало, не хватало
даже преподам, и попасть за них в дневное время пусть и с благими
намерениями было сложно, а уж поиграть и подавно. Но, поскольку ключами
от аудиторий заведовали все-таки мы, то вся честнАя кампания взяла за
моду засиживаться вечерами очень сильно допоздна, до самой ночи.
Последних студентов выгоним, запремся, а там уж кто во что горазд —
кто-то в тетрис какой или арканоид играется, кто-то в эхе в BBSке торчит
(прообраз интернета), а кто-то даже прогу какую для собственного
удовольствия ваяет.
Среди наших было двое особенно активных парней — Вова и Саня, друзья "не
разлей вода". Они могли не отходить от компов сутками. Хотели было
оставаться в лаборатории ночами, но все помещения с ценным имуществом
ВУЗа в определенный час сдавались на сигнализацию. Стало быть, входную
дверь открывать нельзя, однако окна оказались не подключенными к
контуру. Под наиклятвеннейшие заверения не открывать дверь ни при каких
обстоятельствах, завлабом было позволено оставаться на ночь; последний
уходящий запирает парней внутри лаборатории, сдает ключ и сигнализацию,
а утром первый пришедший их открывает.
Ну парни и развернулись: понатащили еды-питья, чайники-кастрюльки,
электроплитку, раскладушки и стали зависать едва ли не каждую ночь. Но
остается вопрос: а как же поссать? А в окошко. Окна-то открывались без
проблем и время года было теплое. Стоишь себе на подоконнике в полный
рост (окна высоченные), ссышь с третьего этажа во внутренний хоздвор,
чем не прелесть? А то, что с утра внизу вонять будет, так это алкаши,
бомжи там всякие, кто ж еще?
Дело было то ли в конце мая, то ли в начале июня, в общем, лето жаркое
зовет проводить время на природе, но на дворе сессия и надо напрягаться.
Я, как всегда, затянул с курсовиком дальше некуда, сдавать край на
следующий день, а надо дописывать и еще печатать кучу листов на
матричном принтере, а это очень долго. Лазерников и струйников тогда в
природе не было. Времени надо было много, чтобы все закончить, решил
остаться на ночь с Вовой и Саней. Те даже рады были. Взял с собой
пожрать и засел за комп. Ближе к ночи нас закрыли и сдали сигнализацию.
Сидим, по кнопкам бьем, каждый сам себе режиссер. Вдруг слышу голос
Сани:
— Вова, я срать хочу!
— Да иди ты нах.. Утром посрешь.
— Вова, я РЕАЛЬНО срать хочу!!
— Терпи!!!
Саня начал терпеть. Старался долго с каменным выражением лица. Потом не
выдержал:
— Вова, я больше не могу, надо что-то делать!!
— Ты че, дурак?! Как выйти-то? Сигнализация!!!!!
И вправду, перспектива попасть под разборки с нарядом милиции не
улыбала. Результат был очевиден — обезьянник, потокол, разборки с
начальством, увольнение, прощай любимые компы... И клятва, данная
завлабу... Мне это тоже не понравилось. Курсовику каюк, пересдача хрен
знает когда, а сдуру и отчислить могут, здравствуй кирзовые сапоги! Мы
уже в два голоса стали просить Саню потщательнее терпеть дальше, но тот
уже никак не желал.
— Мужики, а у нас тут есть ведро?
Поискали, нету.
— А может мне на газетку посрать?
— Урод, мы потом всю ночь твое говно нюхать должны?
— А я в окно выкину!
— Блин, ты уж тогда сразу иди срать из окна!!
— А как? Как держаться-то?
Действительно, как? Жопу надо свесить наружу, центр тяжести сместится и
жопа утянет Саню вниз, а это плохо...
Но тут Вову осенило:
— Иди, садись на подоконник, я тебя за руки подержу.
Иных вариантов не придумывалось, Саня взлетел на подоконник, скинул
штаны, протянул руки Вове и уселся. Их дуэт стал напоминать воздушных
гимнастов в цирке. Срал Саня долго и качественно. Я, глядя на эту
картину, ржал навзрыд, дрыгая ногами. Меня даже попросили не мешать
сосредотачиваться. Снизу что-то долго и звонко хлюпало. Такое было
ощущение, что Саня копил говно с неделю. Наконец, процесс завершился,
Вова затянул Саню назад, тот воспользовался газеткой и оделся. Мы вместе
похохотали и потом продолжили наши занятия.
Утром, как обычно, нас открыли, и мы прикинулись рано пришедшими
сотрудниками. Я пошел вниз в сортир на первый этаж, а там рядом, ровно
под нашей лабораторией, помещения столовой и их служебный вход как раз с
заднего двора, куда Саня срал. Вдруг слышу оглушительные маты-перематы.
Подошел поближе к столовой, прислушался. Орала завстоловой, крупнючая
баба лет сорока. Помимо этого происходила какая-то суета и беготня
персонала столовой во двор. До меня стало смутно доходить — не Санин ли
подвиг тому причиной?
Я вышел с другой двери, обогнул здание и зашел в хоздвор. Передо мной
предстала толпа баб во главе с заведующей и в компании с проректором по
АХЧ (главным завхозом ВУЗа). Бабы орали и показывали проректору на
ОГРОМНУЮ кучу говна, лежащую на покатом КОЗЫРЬКЕ над входом в их
столовую, то бишь почти на уровне второго этажа! Видно все было
великолепно, как на ладошке!
Я подошел поближе, встал незаметненько и прислушался. Версии выдвигались
разные: обнаглевшие бомжи или алкаши, науськанные зелеными чертиками,
залезли на козырек; кто-то из кровельщиков, работавших на крыше здания,
кинул подлянку; мерзавцы-студенты насрали всей группой и лопатой
закинули говно, чтобы, видимо, выразить таким образом свое отношение к
качеству работы столовой. К единству и, главное для нас, к единственно
правильной версии так и не пришли. Переключились на более актуальную
тему — как это убирать? Желающих лезть наверх и счищать не наблюдалось.
В итоге, протянули шланг с водой и смыли струей всю благодать.
Днем ВУЗ полным составом обсуждал инцидент. Слухи обрастали новыми
подробностями, выдвигались кандидатуры героев. Первым, кто все понял,
оказался завлаб. Мужик он был с чувством юмора, к тому же не переваривал
завстоловой, поэтому все обошлось. А Саню за спиной в своем кругу стали
именовать не "Саня", а "Сраня".
* * *
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100