анекдотов.net / Пришел ребятенок с садика и громко объявил что их всех просили принести рисунок любимой игрушки, вып..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Пришел ребятенок с садика и громко объявил что их всех просили принести рисунок любимой игрушки, выполненный собственноручно. Мамочка решила поинтересоваться, что же дите нарисует. Результатом стал 20-минутный перебор вариантов, как-то: бэтмен, паззл, дедушка, пистолет, компьютер, ну и так далее. Не выдержала мама, отправила ребенка на поиски решения к папе. Еще 10 минут из соседней комнаты раздавался голос ребенка, изредка прерываемый папиными вздохами. Потом все затихло, а через полчаса маме было представлено изображение какой-то невообразимой сине-зеленой мочалки. На вопрос "ЧТО ЭТО?" ребенок пояснил: "Мы спорили-спорили, а потом папа достал с полки медицинский атлас и попросил перерисовать оттуда ваши нервы".
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
Настоящий Ученый всегда следит за точностью формулировок и корректностью терминологии. Даже если он не на Ученом Совете среди коллег, а, скажем, на даче в кругу семьи. Итак, семья собралась на веранде дачи. Все уткнулись в свои книги. Тишина прерывается лишь шелестом страниц. Но залетает на веранду шмель. Жужжит. Всем мешает читать. Мой отец (геолог) берет тряпку и пытается оного шмеля изловить и с веранды удалить. Мама (химик) пердупреждает -"Смотри, чтобы не ужалил!" Дед — Настоящий Ученый, биолог — такого издевательства над терминологией стерпеть не может (ужалить можно только специальным органом — жалом, кое у шмеля отсутствует, а потому тот пользуется челюстями и расположенными рядом с ними железами, вырабатывающими яд). Оторвавшись от чтения, дед, с высоты авторитета академика, президента научных обществ, лауреата и прочая, хорошо поставленным голосом опытного лектора, умело держа паузу (чтобы и самые тупые успели понять), изрекает:
— Шмель НЕ ЖАЛИТ...
Отец бросает тряпку, хватает шмеля голой рукой — и под его (отца) отчаянный вопль дед заканчивает фразу:
— Шмель КУСАЕТ!
* * *
В холодный ноябрьский денек особенно приятно вспомнить летнюю жару.
Итак, июль, жара, Московский Метрополитен. Запах пота настолько густой, что оседает солью на стеклах. Пассажиры спрессованы так, что "ни родить ни залететь". Я в сарафанчике длиной "покуда мама разрешает". Стою спиной к сиденьям. Вдруг чувствую, что кто-то гладит меня по бедрам, точнее, по тому месту, которым они к корпусу привинчены. Причем прикосновение не рукой, а чем-то типа кисточки или пуховки для пудры. За спиной строгий старческий возглас: "Вася!"... "Ребенок, что ли, балуется?" — думаю. Снова прикосновение. "Вася!!!" А повернуться ну никакой возможности нет! Наконец, на "Библиотеке" выходят сразу пол-вагона. Оборачиваюсь. Сидит дедуля, лет 80 минимум, на коленях у него портфель а-ля товарищ Дынин, а в портфеле здоровенный мохнатый котище. Зверь от духоты и шума, ес-сно, нервничает и машет хвостом, периодически попадая мне под юбку. Теперь уже спереди. "Васенька!" — укоризненно восклицает дедуля. "Я с тобой полностью согласен! Но я же держу себя в руках!"
* * *
* * *
* * *
* * *
Прочитал в ЖЖ. Не смог не скопировать. Далее — автор (там еще и фото было)
Случай, о котором расскажу, приключился со мной более двадцати лет назад в городе Киеве. Была весна, ранняя и холодная. Выпили мы тогда пива с коллегами и я, повесив свой фотик на шею, пошел по Крещатику, пугая советских обывателей беспардонностью заглядывания к ним в душу мутными стеклами объектива. Вдруг у подземного перехода, тетка сельского вида как вскрикнет, так тоскливо, тоскливо: «Ой лишеньки! . . »
Ну, я ее бац, и запечатлел чисто автоматически. А тетя рыдает и меня зовет. Подхожу осторожно. Мол, что? Что случилось? Начинаю извиняться.
Оправдываюсь. Случайно снял, и не ее вовсе снимал. А она сквозь рев: Да знімай скікі бажаєш! У мене просто синочок так на тебе схожий, тільки молоденькій... Ойойойойой...
Ну, я конечно забеспокоился. К чему бы это?
— И что с ним? — спрашиваю.
— Ойойойойойой... в Афганістані він вже рік. И не пише давно. Була у воєнкома. Вин пообіцяв з’ясувати, але досі нічого. Я в Москву їздила і теж там нічого. Тільки обіцяють... Ойййй. Шось погане з ним.
— Да успокойтесь пожалуйста. Думаю все в порядке. Ну там, — говорю, — на задание пошел секретное в тыл врага. Я ж тоже служил на войне и знаю.
Оттуда не присылают весточек. Можно себя выдать. А ежели с ним, что случилось, то давно бы командование сообщило.
— Так, гадаєте він живий?
— Жив точно!
А сам думаю, что это я несу, идиот, а вдруг убили парня или в плену мучают...
— А здоровий, не поранений?
Несчастная тетка воткнула мне в мозг свои красные мокрые глаза.
— Ну может чуть, чуть... всякое ж бывает.
— Ойойойойойййййо... . ой...
— Да чего вы кричите! Вот дослужит, осенью вернется! Через полгода, может раньше.
А вокруг уже народ стал толпиться. Милиционер косо взглядом шарит.
Кошмар, короче.
А тетка вцепилась мне в рукав и причитает:
— Ну точно повернеться... точно... скажіть...
— Да откуда же я знаю! Думаю что вернется и все будет хорошо!
— Ні! Скажіть точно, чі не точно повернеться! ?
Во дела!
— Точно!
И уже не соображая что делаю, записываю ей телефон свой домашний на клочке бумаге. Позвоните когда приедет. Это вам для успокоительной уверенности.
— А як тебе звуть сынку?
— Саша...
— Оойойойойойййой... Ой йго теж Сашей звали.
— Зовут...
– Ойойойой, серденько моє...
И тут вдруг тетка успокоилась. Глаза ее мгновенно высохли. Взяла сумку и пошла вниз. Потом обернулась и на прощанье твердо: Ну, ти мабуть точно знаешь. Я вірю тобі.
Друзья мои, увидев, что я зацепился с неизвестной женщиной из-за фотки, подошли чтобы меня выручить. Но так и застыли рядом с выпученными глазами...
Прошло несколько месяцев, на дворе стоял август, но уже все думали об осени. И вот, как-то вечером позвонил мой телефон. Беру трубку: Алло...
— Сашенька! Ойойойойй... . Мой сыночек вернувся, підбитий тільки сильно.
Я тебе запрошую у гості... Він на машині в село тебе до нас привезе и назад до твого дому доставить!
Меня как парализовало. Я забыл об этом случае напрочь. Отнекивался... А потом согласился. Через пару часов подъехал к условленному месту
"москвичок". За рулем парень, Саша. На лице несколько маленьких царапин.
Пока ехали, узнал я его историю в подробностях. Воевал. Попал в плен.
Бежал. Полгода вот так и прошли. Выбрался. Еще немного кагэбэшники помучили и отпустили с миром. В боях ни разу не ранили. Только вот граната рванула рядом и чуть землей лицо посекло. Это то, что мать назвала "сильно підбитий".
В гостях было хорошо. Соседи глазели на вашего покорного слугу как будто я негр с хвостом. А мамаша Саши меня всем как спасителя представляла. Я потом у тезки спрашиваю, когда уже домой вез:
— Чего это она меня спасителем называла?
— Да когда я писать ей перестал по понятным причинам, запаниковала она.
Побежала к гадалке, к другой, третьей... Без толку... А один тут старик есть, и нашептал ей, что вот, встретит она мужика с фотоаппаратом и он ей всю правду и скажет. И что зовут мужика так же как и сына. А сам старик ничего сказать не может, потому что не знает.
Я затих, не по себе стало. Дальше Саша рассказывал мне всякие армейские истории, а я думал о том, что совсем легко оказаться непонятно кем в руках неизвестно кого.
Пошел на следующий день к священнику знакомому. Рассказал ему все как на духу. Тот почитал молитвы и сказал, что всякое бывает и все в руках божьих и даже такие совпадения. Греха никакого нет, ибо все живы и здоровы, и люди хорошие...
Александр Ляпин

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100