анекдотов.net / Дядю Мишу забыли на крыше.  Если бы дядя Миша был голубем, он не огорчился бы, просто слетел бы вниз..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Дядю Мишу забыли на крыше.
Если бы дядя Миша был голубем, он не огорчился бы, просто слетел бы вниз, но дядя Миша был разнорабочим, открывающиеся перспективы не вызывали у него радостного трепета в маховых перьях. За сорок семь лет дядя Миша так и не освоил базовые навыки горизонтального полета. Не стоит судить его строго, всякий раз, когда дядя Миша оказывался на крыше, в руках у него была лопата, а сам он был привязан к трубе. Нельзя ожидать, что человек в таких обстоятельствах сумеет самостоятельно освоить полет. Едва ли он этого хотя бы захочет. Дядя Миша никогда не считал себя птицей высокого полета, рисковать ему не хотелось.
Дело было так. Родной ЖЭК отправил дядю Мишу сбрасывать снег с крыши дома номер пять. В помощь ему дали разгильдяя Кольку, чтобы тот набирался ума от дяди Миши. Колька работал всего две недели, в средние века его должность называлась «подмастерье». В те времена главное требование к соискателю заключалось в ударопрочном черепе, через него происходила передача знаний от мастера к ученику.
Дядю Мишу назначили Колькиным ментором, уже через неделю ему стало казаться, что образовательная система за последние пятьсот лет основательно сдала позиции. Запрет на физические наказания, как выяснилось, сильно снижает ценность передаваемого опыта в глазах подрастающего поколения.
Пустить Кольку на крышу дядя Миша категорически отказался.
— Вот уж нет, студент, — объяснил он Кольке. — Упадешь, ударишься башкой, сломаешь себе что-нибудь. А потом твоя мамка придет, будет меня спрашивать: «Ты, дядя Миша, зачем моего оленя на крышу погнал? » Что я ей скажу?
Одним словом, Колька был оставлен внизу, у подъезда, дядя Миша наказал ему предупреждать проходящих жильцов, чтобы остерегались падающего снега.
— Или лопаты, — добавил Колька.
Сам дядя Миша поднялся на шестой этаж, отпер люк, выбрался через слуховое окошко на скат крыши, с помощью страховочного троса связал свою судьбу с трубой вентиляции. Колька заметил его, принялся подбадривать снизу незатейливым юмором.
— Дядьмиш! — кричал Колька. — Дядьмиш, осторожнее там! А то упадешь, ударишься башкой!
Дядя Миша отвечал ему с крыши коротко и содержательно, обильно употребляя в речи букву «ять». Колька внизу задорно ржал и уворачивался от падающих сугробов.
Пока они таким образом резвились, на площадку третьего этажа вышла баба Нюра, единственный приличный человек во всем подъезде. В подъезде восемнадцать квартир, все населены наркоманами и пр@ститутками, в квартире справа алкаши, в квартире слева — антихристы. Баба Нюра неоднократно писала на них заявления в милицию, и оптом, и в розницу, но все безрезультатно, в милиции работает одна мафия. Последний оплот порядка остался в квартире бабы Нюры, самый настоящий Сталинград в кольце фашистов. Баба Нюра покидала его только чтобы сходить за хлебом, да еще к соседке бабе Кате. Баба Катя, конечно, та еще старая коза, но хотя бы не наркоманка и не пр@ститутка. По крайней мере, последние полвека.
Баба Нюра поднялась к ней на шестой этаж, и сразу заметила открытый люк на крышу. Не надо быть Ниро Вульфом, чтобы понять, что туда пробрались наркоманы и пр@ститутки. Никакой Шерлок Холмс, никакая мисс Марпл не вникали в ситуацию так быстро, как баба Нюра. И ни один комиссар Мегрэ в жизни своей не пресекал деятельность уголовных элементов так решительно и быстро. Она вскарабкалась по лестнице, захлопнула люк и водворила на место замок. Наркоманы оказались изолированы от общества, как им и полагается.
Восстановив справедливость в отдельно взятом подъезде, баба Нюра постучалась к бабе Кате. Она собиралась попросить соли в долг, это должно было занять часа полтора-два, не больше.
— У тебя в люк-то наркоманы лезут! — сообщила она бабе Кате. — Ты что не следишь?
Они прошли в кухню и там принялись обмывать кости соседям.
Тем временем на крыше кончился снег.
Говоря по совести, снега на крыше еще оставалось прилично, но дядя Миша утомился. До конца рабочего дня оставалось еще часа три, однако человеческая жизнь слишком коротка и слишком ценна, чтобы проводить ее на крышах чужих домов. Даже у разнорабочего есть свой собственный дом, где его ждет личная жизнь и дела по хозяйству. У дяди Миши, например, в холодильнике была припрятана бутылка перцовки, и он чувствовал, что не может дольше находиться с нею в разлуке.
— Все, шабаш! Дуй домой! — приказал Кольке дядя Миша. — Если кто спросит — мы работали до шести.
Колька не заставил себя долго упрашивать, он был человеком покладистым. К тому же, его дома ждала подружка и шесть банок пива, он беспокоился, как бы в его отсутствие они не познакомились друг с другом слишком близко. Колька дождался, пока дядя Миша скроется в слуховом окошке, и удалился.
А дядя Миша, просочившись на чердак дома номер пять, обнаружил, что люк заперт.
— Ух ты! — удивился дядя Миша.
Он подергал люк, пнул его ногой. Люк не поддавался.
— Ишь ты! — сказал дядя Миша.
Несчастный аббат Фариа, заключенный в подземелья замка Иф, выкопал подземный ход голыми руками. У дяди Миши была при себе лопата, вне всяких сомнений, его положение было гораздо более выгодным. Он воткнул лопату в щель люка, налег, крякнул, выругался и сломал лопату.
— Ах ты! . . — сказал дядя Миша.
В принципе, ничего непоправимого в ситуации не было. В наш век высоких технологий достаточно просто позвонить по сотовому телефону, чтобы вызвать себе подмогу, где бы вас ни заперли: в замке Иф или на чердаке дома номер пять. Проблема заключалась в том, что сотового телефона у дяди Миши отродясь не водилось.
Оставался последний выход. Дядя Миша высунулся из слухового окна наружу.
— Колька! — крикнул он. — Колька, собачий сын! Ты там? . .
Собачий сын Колька ему не ответил, в этот момент он уже находился на полпути к дому, предвкушая свидание с девушкой и алкогольными напитками. Тогда дядя Миша выбрался на крышу, снова привязал себя к трубе вентиляции и осторожно подобрался поближе к краю крыши, чтобы лучше видеть окрестности. Оттуда, нависая над грешной землей, словно орел на утесе, дядя Миша принялся кричать.
— Люди! — кричал дядя Миша. — Э-эй! Помогите, люди! Э-э-й!
Никто его не слышал. Рабочий день был в самом разгаре, пр@ститутки и наркоманы, проживавшие в доме номер пять, все еще находились на своих рабочих местах. Во дворе было пусто.
— Эй, ну хоть кто-нибудь! — вопил дядя Миша. — Собакины дети!
Через пять минут он перешел почти исключительно на слова с буквой «ять», а еще через десять охрип.
— Твою хрр! — сказал дядя Миша, хватаясь рукой за горло.
И потерял равновесие.
Тем временем на кухне шестого этажа, в квартире бабы Кати, баба Нюра размешивала варенье в кружке с чаем. Старухи только что закончили обсуждать соседей и как раз собирались взяться за героев телесериалов.
Именно эту минуту дядя Миша выбрал для того, чтобы упасть с крыши. Страховочный трос остановил его падение на уровне шестого этажа, а бессердечная с@ка инерция увлекла его, хрипло матерящегося, задом вперед, прямо в окно кухни. Если вы думаете, что застекленное окно может представлять серьезное препятствие для задницы сорокасемилетнего разнорабочего, падающего с крыши, я вынужден вас огорчить. Это не так.
Дядя Миша выдавил стекло прямо на кухонный стол, и тут же снова исчез за окном. От неожиданности баба Катя издала нечеловеческий вопль, а баба Нюра выплеснула в окно чашку чая.
В жизни разнорабочих случаются и более приятные дни, например, дни зарплаты, или вечер пятницы. Этот день был не такой. Дядя Миша висел, раскачиваясь на страховочном тросе, словно маятник, то появляясь в поле зрения старух, то снова исчезая, и непрерывно сипя бранные слова. Осколки стекла не нанесли его корме никакого урона, но туда попал полный заряд горячего чая с малиной, отправленный меткой рукой бабы Нюры.
— Батюшки! Да ведь воры лезут! — вдруг догадалась баба Катя.
В углу у нее имелся веник, баба Катя схватила его, высунула руку за окно и принялась лупить дядю Мишу.
— Вот тебе, паразит! — приговаривала она. — Не лазай в чужие квартиры! Вот тебе!
Дядя Миша отплевывался и хрипел. Будь он голубем, он мог бы просто улететь прочь, но увы, разнорабочий, привязанный к трубе, никогда не сможет улететь далеко. Дядя Миша впервые в своей жизни сожалел об этом.
С крыши дядю Мишу сняли только через час.
Неделю спустя, когда он смог снова выйти на работу, родной ЖЭК отправил его сбрасывать снег с крыши дома номер двенадцать. Дядя Миша хлопнул Кольку по плечу и вручил ему новую лопату.
— Вперед, — сказал он Кольке. — Я в тебя верю.
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
По поводу английского юмора.
Каждый год провожу свой отпуск в Ереване, там живет моя мама. Для отпускника из России, Армения это прекрасное место, к сожалению недооцененное. Одно из немногих реальных достижений армянской жизни, это сильное развитие телевидения, действует большое количество телеканалов, которые достаточно серьезно конкурируют в попытках найти новый сюжет или идею для передач из местной жизни. Одной из таких попыток стала программа на одном из каналов, об иностранцах постоянно живущих в Армении. Сам видел передачу об одном англичанине, художнике по профессии, который уже несколько лет живет в обычном панельном доме, рисует картины об армянской природе, исторических местах и других объектах вдохновляющих свободного художника. Этот мужик, по виду типичный англичанин, высокий блондин, очень худой, с узким длинным лицом, и тонким, выступающим, слегка волнистым носом. Он дружит с соседями по лестничной площадке, особенно с молодыми мужем и женой, иногда сидит с их маленьким ребенком, когда матери нужно выйти из дома. Все это было радостно изложено в показанном сюжете, а в конце журналистка спросила самого художника: "А почему вы выбрали именно Армению для переезда сюда, и уже столько здесь живете? " Ответ был достойным английского джентльмена: "А в какой еще стране человек с таким носом как у меня будет чувствовать себя полностью равным другим".
* * *
Давно это было…
Сидим, водку пьянствуем. Повод? Коллега женился. Работает у нас недавно, но уже освоился вовсю – мозги на месте, язык подвешен, специалист хороший, т. е. в коллектив влился без проблем.
Выпили по паре рюмок, закусили, повеселели. И начались подколки молодожена:
— Санек, как там первая брачная ночь? Как простыни? Как теща?»
И т. д. и т. п.. Санек отшучивается – парень адекватный, все без обид, — сидим, веселимся. Выпиваем по третьей, я спрашиваю:
— Саш, а где живете-то?
— Да у Ленки двушка на Птичнике. Мою еще не достроили.
И тут у меня проскакивает мысль: я живу в такой же квартире, только на другом конце города. Точно. Т. к. весь его микрорайон застроен домами одного проекта – с отличной по тем временам планировкой, кстати.
И тут Остапа понесло:
— Сань, а адрес у вас какой?
— Дом 10, квартира 21. А что?
В уме прикидываю расположение квартиры – блин, точно как моя!
— Это второй подъезд, второй этаж, квартира направо?
Он, уже задумавшись:
— Да. А…
Не давая ему очнуться, продолжаю, импровизируя на ходу, не вдаваясь в подробности:
— Как заходишь – одежда справа висит.
— Даа… В шкафу… А откуда…
Про себя думаю: «А где же ей быть? Там же ниша как раз под одежду предусмотрена». Продолжаю:
— Направо – кухня. Перед ней справа – туалет с ванной, а напротив шкаф.
«Блин, да стандартно все его туда ставят, место для него там отличное».
— Да… А откуда…
— А если прямо – там кладовка, справа зал, слева спальня, в спальне лоджия.
— Блин, а ты что…
И тут, не давая Саньку опомниться, — «контрольный выстрел» наудачу (дома строила одна контора, в одно время, используя стандартные санкабины со стандартными отверстиями под трубы):
— Да, — а в туалете дырка в стене за унитазом крашеной ДСП забита.
Где-то 40 на 50.
— Блин! Точно!..
— Привет Ленке!
Немая сцена, достойная пера классика.
После следующей рюмки я, конечно, объяснил задумчивому Саньку что и как. Так что пьянку все закончили в хорошем настроении, вспоминая различные приколы и смешные истории.
А с Ленкой мы с женой потом познакомились. И дружим семьями до сих пор.
* * *
Вспомнилось тут про армию. Служил с 1985 по 1987 годы. Про доблестных отцов-командиров и находчивость рядового и сержансткого состава уже столько понаписано, но все равно кое-что осталось и на мою долю. Как известно, основной задачей в советской армии для солдат срочной службы было как можно чаще ходить в самоволки, употреблять спиртного, ничего при этом не делать и при этом не быть пойманными вышеназванными отцами-командирами, а их сверхзадача состояла в том, чтобы максимально загрузить солдатские будни, чтобы им, то есть солдатам, всегда было чем заняться, причем не тем, что они сами себе придумают, а тем, что по мнению командного состава, должен круглосуточно заниматься солдат — то есть мести ломом плац, зимой вывозить с территории части грязный снег и на его место завозить новый, и т. д. В нашей конкретной части замполитом был полковник Чалей. Редкой "души" человек! Где бы он не появился — все, считай, личное время солдата кончилось, и начались докапушки. Как известно, все дембеля должны перед отбытием на родину сделать дембельский альбом, а это весьма трудоемкое занятие! (кто служил — знает). Там и фотографии, в том числе так называемые "неуставные", которые нещадно конфисковывались при обнаружении, и картинки разные, и много чего еще, в меру фантазии автора. Одним из очень удобных мест в нашей части для изготовления фотографий и оформления альбомов, был собачий питомник, где содержались псы в количестве около 5 и обитали их наставники, то есть собаководы из числа солдат и сержантов. Сам питомник был отгорожен сеткой-рабицей от остальной части, что бы злые собаки кого-нибудь ненароком не покусали. Так вот, повадился замполит посещать этот питомник с недружественными и неожиданными визитами, и первые посещения принесли ему богатый улов в виде большого количества фотографий, заготовок к альбомам и другой неуставной, а значит подлежащей немедленному изъятию ерунды. В общем — дембелям облом по всем позициям! однако с некоторых пор на замполита начали реагировать все собаки в питомнике — а именно при виде его, вся собачья рать буквально сходила с ума, и норовила в силу возможностей "доблестного" полковника цапнуть, при чем пару раз это собакам удалось. Ну постепенно у собачьего контингента и командира выработался взаимный антагонизм, и замполит прекратил свои посещения питомника, поскольку только при одном его приближении к питомнику поднимался вселенский лай, который сводил на нет эффект внезапности, на который замполит, собственно, и рассчитывал. Долго все удивлялись такой неадекватной реакции собак на полковника, собаководы при этом лишь пожимали плечами и делали удивленные лица. И лишь после благополучного увольнения в запас всех собаководов тайна была раскрыта. Все дело оказалось в том, что собаководы где-то раздобыли старую шинель замполита, и стали ее использовать в качестве дресс-костюма. Кто знает — это тот костюм, который одевает человек при отработке захвата служебной собакой объекта. Как известно, у собак нюх очень хороший, и постепенно у животных выработался устойчивый эффект — костюм — запах — схватить и укусить! Как следствие, приближение полковника в шинели и со знакомым запахом тут же выводило собак из себя! В общем — все просто, но эффективно! всем дембелям привет!
* * *
История о деревянной защите космических аппаратов и грядущий праздник космонавтики напомнили историю, рассказанную прямым участником событий.
Летчик-космонавт В. Н. Кубасов в год 25-летия проекта "Союз-Аполлон" посетил родной город и родную школу, где на детской конференции, посвященной космосу, рассказал нам, всем присутствующим, следующее...
... За несколько минут до открытия переходного люка из "Аполлона" в "Союз" выяснилось, что не работает телекамера, с помощью которой должен вестись эпохальный репортаж о стыковке. Возможная причина — разъем в коммутационном блоке, находящимся под пультом космонавта в ногах. Развинтить десятки винтов, для этого не предназначенных — невозможно.
И тогда Кубасов (бортинженер) принимает решение вскрыть крышку обычным консервным ножом, что ему успешно удалось. За минуты повреждение было устранено, а для изоляции использовался обычный лейкопластырь. Но соль не в этом. Когда в корабль вошли американцы, Стаффорд уселся как раз в то кресло, под которым был вырезан люк. Протянул ноги. . и остался доволен — ноги никуда не упирались. Рослый американец (190 см) отметил удобство советского корабля и тесноту американского. Наши космонавты кивали головами, мечтая только о том, чтоб американец своими ногами не повредил скрученные пластырем провода... Впрочем, пластырь оказался очень хорошим. Как все, что делали для космоса.
* * *
Было это давно – лет 20 назад. Май, красота, птички, цветочки. И решили мы с подружка-ми лекции задвинуть. Решено было в кино пойти. Взяли билеты, а до начала сеанса – поч-ти 2 часа. Ну что делать будем? Купили пивка, сели в скверике культурно – курим, пиво пьем, жизни радуемся. Это сейчас мы – толстые тетки с сиськами и авоськами, а тогда – никаких забот, сплошная фиеста (между сессиями). Время убили, пиво допили, двинули к кинотеатру. А в кино нас не пускают, рано еще, правило раньше такое было — пускать зри-телей не раньше, чем за 30 минут до сеанса. У одной из нас пиво стало на улицу просить-ся, стоит она, бедная, топчется, подвывает, еле терпит. «Пойду я, — говорит, — девки, в кус-ты, иначе помру». Огляделись, видим — в сторонке кустики подходящие, красиво так под-стрижены и посажены кружком. Задумала она забраться в самую середину этого круга. А кусты эти колючие были, и она, чтобы одежду не порвать, задрала юбку, трусы спустила и – задом вперед, на кусты! (Задница-то фиг с ней, заживет, а одежду жалко – раньше на все дефицит был). Только она в кустах с головой скрылась, раздается дружный мужской хохот. Подруга вылетает оттуда пробкой, лицо красное и недоуменное, мы тоже не вруба-емся в чем дело. Постояли, посовещались, отдышались и пошли в разведку – решили кус-ты обойти. Смотрим – елы – палы! Кусты эти не кружком, а подковкой были посажены, и с другой стороны, внутри подковки трое мужиков удачно расположились: сидят на газет-ках, посередине бутылка и закусь кое-какая. Сидят мужики, хихикают, увидели нас и спрашивают: «Девчата, это чей же зад над нашей бутылкой только что маячил?»
* * *
Занимался я кикбоксингом уже второй год. Приходит к нам девчонка заниматься. Я грит хочу научиться себя защищать. Ну ладно, грит тренер. И нагрузки в первый месяц давал нам такие что мы кое как вывозили, а она плакала в раздевалке потом, но все равно приходила на следующую тренировку. Легкоатлетка бывшая в принципе к нагрузкам привычная. Так прошло где то года три. Она несколько официальных боев выиграла, немного взлетела. Поехали на районные соревнования по боксу, т. к. соперников по кикбоксингу мало, а вот боксеров в любой деревне много))). В ее весе соперниц не было, записали к парням ( ну для опыта типо). Там вместе с ней три человека было, т. е по любой призовое место было. Ну так вот, не учли что соревнования районные, парень деревенский. Тому без разницы кого бить и как. На первый раунд их боя он вышел как на последний и как давай лупасить нашу девочку по тяжелой. Через 10 секунд на ринг вылетел его же тренер и правым боковым уложил его спать. Вы думаете, после таких люлей девчонка ушла из кикбоксинга? Хрен там. Она через год выиграла женский чемпионат мира по тайскому боксу. Мне потом говорит: " После того первого раунда мне теперь никакая баба не страшна"))))

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100