анекдотов.net / Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой.  В 70е годы был такой хороший обычай - вывозить..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой.
В 70е годы был такой хороший обычай — вывозить коллектив за счет предприятия за грибами. И вот в один из августовских деньков дружный коллектив института ядерной физики был вывезен подальше от цивилизации в лес. Народ запасся ведрами, корзинами, бутербродами и само собой беленькой, для успешного завершения дня на природе. Ехали долго, всю дорогу потешаясь над коллегой, который вместо лукошка погрузил коробку из-под Рубина. Рубин — это был такой гигантский по габаритам ламповый цветной телек. В коробку соответственно можно было засунуть взрослого человека. Сын этого сотрудника очень обижался за папу, но по причине малолетства сопел молча.
И вот прибыли. Шофер еще постарался в лес заехать пока есть возможность и на полянке остановился. Договорились — сбор через 6 часов. Старт! И только хруст веток затихающий вдали...
— Папа, а мы?! Пошли скорей грибы искать! — сын-третьекласник не мог понять отчего его папа, вместо того, чтобы сломя голову искать грибы, не спеша раскладывает на сиденье бутерброды и сворачивает голову поллитре.
— Куда торопиться, сынок, лес кругом, успеем.
— Но у нас такая большая коробка!
— Ничего ничего, иди поиграй пока, — приговаривал отец, наливая вторую.
Огорченный пацан отошел от автобуса и стал морально готовиться к позору.
Но вдруг под его ногой чтото громко хрупнуло, это был здоровенный белый груздь, замаскировавшийся как партизан. Рядом сколько хватало глаз вздымались очень подозрительные холмики. На радостные вопли сына отец ответил:
— Сынок, я знал, что грибы есть, причем совсем рядом. Мы же в лесу!
Через 6 часов усталые грибники вернулись, неся частично наполненные емкости. В автобусе сидел пьяненький Родионыч, дураку было ясно, что он никуда не ходил. Шутники уже набирали воздуху побольше, но тут кто-то крикнул: — Смотрите!
В конце салона стояла осмеянная коробка изпод телека, битком набитая отборными груздями. Воздух вырвался в едином крике: — Где?!
— Сына, покажи это место людям, — сказал Родионыч и задремал.
Через час груздями были забиты все емкости. Родионыч был разбужен и опять напоен, как герой дня. Пока он мог говорить все спрашивали, как же он догадался никуда не ходить, а искать рядом с автобусом.
— Друзья, вас подвел инстинкт — искать грибы подальше от цивилизации. Вы не учли, что автобус заехал в самую чащобу. Удаляясь от него, вы
ПРИБЛИЖАЛИСЬ к цивилизации.
История реальна. Через 10 лет Родионыч стал моим свекром, а его сын моим первым мужем.
Истории на отдыхе, охоте и рыбалке
* * *
Пошли мы в июле с приятелем на небольшой прудик карпов половить. На весь день пошли с припасами.
Закинули снасти, сидим рыбачим. Порыбачим, закусим, порыбачим, закусим, покурим. Погода была хорошая, солнечно и не жарко особо и такая у нас хорошая беседа завязалась под рыбалку, что кажется, вот тут бы и жил всю жизнь. За спиной у нас находился небольшой кустарник, и приятель решил осмотреть, что там, за этим кустарником происходит. Осмотреться он решил серьезно, салфеток бумажных целую пачку взял. А я сижу, на птичек, мимо пролетающих любуюсь, мысленно разговор продолжаю. Ибо разговор уж очень приятный был – о бабах. Об абстрактных бабах всегда и говорить, и думать приятно. И вдруг ловлю себя на мысли, что напеваю достаточно грустный романс «Динь-динь-динь, динь-динь-динь, колокольчик звенит…»
Стоп! Колокольчик звенит! Звенит колокольчик! Со всей пьяной прыти подсекаю спиннинговое удилище, в донку переквалифицированное, и вижу как над моей головой, по кругу, радиусом много-много метров, где-то в поднебесье пролетает рыба. Помахав плавниками чайкам и дроздам, она пошла на снижение у меня за спиной. За вышеуказанными кустами было небольшое болотце, на противоположенном берегу которого находились заросли ивы. Вот в эти-то ивы грузило и, что там еще после полета осталось, и угодило. Крючков было много и все они (или большая часть) зацепились за ветки. А мне хорошо так, спокойно и лениво. «Ладно – думаю – леска крепкая, так попробую выдрать». И не сходя с места, начинаю оборот за оборотом леску на катушку наматывать. Вот она идет все сложнее, а ветви уже и не шеб@ршат, а все изгибаются и уже пытаются удилище у меня вытянуть. Ну, я всем телом за удилище как дернул. Крючки освободились, дерево разогнулось, а я благополучно хлопнулся в прибрежную грязь. И, что странно, в унисон с моим криком «Мать!» раздался такой же крик из кустов, только громче и протяжней.
Приподымаюсь, смотрю около кустов, друг мой с невидимым противником дерется. Отмахивается руками и ногами, а глаза большие – большие и бешеные – бешеные. Я встал, подошел. Он успокоился, а дыхание у него сбитое, весь возбужден, руки-ноги в леске, а на боку, вцепившись парой крючков в футболку, висит карпик, сантиметров 30-35 в длину.
Я так долго соображал, когда рыбка клюнула, что карп успел крючок с манкой как говорится «до ж@пы» проглотить и не сорвался, а когда я леску сдернул груз с карпом полетели почти по прямой, на которой оказался возвращающийся приятель.
А теперь его впечатления:
— Иду, тишина, красота! Вдруг, кто-то через деревья ломится, пулей от туда выскакивает, налетает на меня и когтями вцепляется! Хорошо что хоть «от туда» шел, а не «туда», совсем оконфузиться мог бы!
* * *
Где-то в начале 80-х на советском телевидении появилось новшество.
Сообщая результаты футбольных и хоккейных матчей, дикторы спортивного раздела программы "Время" стали призносить нечто вроде "тех, кто собирается посмотреть матч в записи после нашей программы, мы просим приглушить звук... а остальным... после небольшой паузы... сообщим результат... ".
При моем равнодушии к футболу и хоккею вообще, а тем более к телевизионным трансляциям, новая формула поражала только единодушным горячим одобрением со стороны остальной части аудитории. Леха, сосед по рабочему месту, достал меня восторгами как теперь классно — смотришь запись как прямую передачу. Несмотря на мои попытки протестовать и игнорировать, он упорно возвращался к этой теме ежедневно.
Тем страннее выглядело однажды утром, как Леха матерится в адрес тех же дикторов.
— Сволочи! Лучше б совсем ничего не сообщали!
— До сих пор я думал что тебе нравится. Что не так?
— Все не так!
Накануне вечером Леха пришел домой, поужинал под программу "Время" и приготовил все необходимое для комфортного просмотра очередного матча.
Игра была очень важная — может быть даже решающий матч Спартак-ЦСКА.
Открыл бутылочку пива, положил спички и сигареты на стул в изголовье дивана, лег и накрылся пледом. Телевизор в ногах. Уже начались новости спорта. Наконец: "те кто хотят... ". Леха быстро сполз по дивану и пальцем босой ноги нажал клавишу выключения телевизора. Не было тогда пультов-лентяек. И телевизоры были ламповые, показывать начинали секунд через 20-30 после включения. Выждав положенное время, той же ногой Леха включил ящик, сместился обратно и начал устраиваться поудобнее.
— ... ноль-ноль! — радостно возвестил хорошо поставленный женский голос с темного экрана.
— Твою маааать!
* * *
Давно это было, в середине 90-тых. Поехали мы большой компанией на базу отдыха. Лето, только первый курс отучились, свобода. Что еще нужно для счастья? Для полного ощущения счастья устраивались на этой базе отдыха дискотеки, на которых собирались не только отдыхающие, но и местные, из близлежащих деревенек. Бетонная площадка, скамеечки, пара колонок, да магнитофон. В качестве светомузыки пара фонарных столбов. Народ топчется, изображает танец, а трое девиц из нашей компании не танцуют, сидят, треплются. Наши-то знали, что эти три девицы танцами занимаются профессионально, с самого раннего детства. Ну не интересно им это, да с такими партнерами. Но девушки-то видные, красивые. И вот местным донжуаном приспичило потанцевать с нашими девочками. Те отнекивались, но потом решили, ладно, давай, но пусть «ди джей» поставит песню, которую мы закажем. Донжуаны договорились, девочки вышли, и… Когда начинают действовать профессионалы, любителям делать нечего. Тем более если профи действуют по накатанной программе. К концу музыкальной композиции на площадке остались только три наших девочки, они выпендривались по полной, звезды местного разлива сидели по лавочкам. После к ним подошли донжуаны, и спросили какие еще песни им нравятся, а затем отправились к ди джеям. Ни одна из названных девочками вещей в этот вечер не звучала.
* * *
Выросла в доме, где было 12 ребят и нас две девченки. Причем у Наташи было с детсва больное сердце и полгода проводила в санаториях.
В силу того, что я была рослая девченка, да еще по тем временам, развита не по годам (т.е. к пяти годам я бегло читала по-русски и украински, т. к. в нашем доме была библиотека, где я была своим человеком в читальном зале), то пользовалась авторитетом у ребят. Как подшучивали соседи — атаманша.
Наши родители все работали на заводе, Наташина мама преподавала немецкий в вечерней школе, дочь воспитывали бабушки, я приходила к ней домой, мы общались, но играла в основном с ребятами в американку, лапту, ножичком нарезали землю, подвесного квача, лихо прыгая по деревьям, избегая бегающего внизу водящего. В общем детсво было типично дворовое. С лет 10 начали ездить на рыбалку на велосипедах на утреннюю зорьку, с 12 — с ночевкой, чтобы рыбачить на зоре. Уха на костре, страшилки у костра ночью до жути, запугивали так друг друга, что боялись отойти от костра по нужде в одиночку. Купание до посинения, догонялки в воде, в общем все мои рассказы так Наталку раззадорили, что она свою маму достала желанием поехать с нами в поход.
Надо сказать, что к 14 годам Наташа превратилась в славную девушку и сердце ее тоже переросло детские проблемы.
А теперь сама история.
Выезжаем мы оравой, по привычке беря с собой только крупы, хлеб и сахар. Все остальное мы добывали на месте. Но с нами едет Наташа и ее 120 кг мама. Которая к нам иначе как "Дети" не обращается. Поверьте, что мы себя уже чувствовали взрослыми, и когда нам она стала приказывать вылезти из воды, мы похихикивая ныряли вниз по течению. Ее назойливая опека с лихвой компенсировалась жратвой, которую она наготовила. Борщ с тушенкой примирил нас с мыслью о потере свободы.
Анекдотов мы уже не травили, в общем ооочень примерные ДЕТИ.
Вечер, после ужина, попив чайку с травами и печеньем, который опять же притащила с собой Наташина мама, лежим в нирване у костра, глядя в ночное звездное небо и испытываем такую благодать и умиротворение!!!
Вдруг шум мотоциклов, подъезжают к нашему месту три "Явы" и не обращая внимания на нас, начинают разбивать свой лагерь. Один из них проходя мимо нас, став на утесе глядя на воду прокричал со всей дури:
— РОМАНТИКА, И@@@@ГО МАТЬ!
На замечания Надежды Ивановны, что здесь дети, они отреагировали хамством и бурным ржанием.
Быстро темнело, собираться в темноте и искать другое место — бессмысленно. Наши соседи бегали в темноте купаться голышом мимо нас, мы же были загнаны в палатку с приказом спать.
Ага, тот случай! Мат на весь лес, музыка, танцы, визг, и через каждые пять минут -РОМАНТИКА, И... . ГО МАТЬ!
Уже светало, когда мы заснули. Проснулись от крика и опять мата, но крик был ужасный. Мы выскочили из палатки.
В утреннем тумане виднелось такси, в одной палатке были вырваны колышки и пытающихся выбраться из палатки била скалкой разьяренноя фурия. Когда ее попытались оттащить два друга, она вметелила им по башке так, что гулкое эхо разнеслось по всему лесу, причем частота ее ударов вызывала восхищение как у профи ударника. Она успевала ногой опрокинуть мотоцикл, побить на нем все, что можно побить и помять, не отрываясь била ребят и как оказалось своего мужа и его любовницу, брыкающих в палатке.
Мы застыли от ужаса и тут Валера выдал так философски смиренно
— ВОТ И РОМАНТИКА, И@@ГО МАТЬ!
Надо отдать должное, мы дрожащие от сырости и утренней прохлады, от этого зверского подъема, разразились таким нервным истерическим смехом, что дама, напоследок стукнув мотоцикл и вылезшего из палатки мужа, ушла со слезами в такси.
Такси уехало, за ним разбрелась и гоп-компания. А эта фраза еще долго была паролем в нашей дворовой компании.
* * *
Сашке в бане не везет. Не то что попариться, даже помыться не всегда получается. То на каменку сядет, то подскользнется и упадет, то в бассейн прыгнет, а он без воды. Как-то нехорошо получается, в общем.
А началось все в аквапарке. Ну, не в таком аквапарке, который все себе сейчас представляют, а в Уфимском. Он не совсем в Уфе этот процветающий и сейчас аквапарк. Он в Михайловке. Откуда парочка биатлонистов-чемпионов родом. Помните анекдот про то, как сын — российский чемпион мира по биатлону к отцу в деревню приехал? А отец его через месяц попросил не ссать в огороде, потому что картошка с арбуз размером растет, а морковка сама любого зайца запросто схомячить может.
Так это точно не в Михайловке было: тамошние биатлонисты с допингом не балуются, а все от чернозему растет.
Так вот этот аквапарк на озере расположен. Запрудили разветвленное урочище с ручейком и по берегам построили бани. Лесок, лужайки, озеро и бани. Весь аквапарк. Когда случилось, там пять бань было. Четыре маленьких: на компанию человек на пять-шесть, и большая трехэтажная — человек двадцать вполне. Зимой проруби рубили, чтоб из парилки сразу в прорубь нырнуть. Хорошо.
В большой бане горка еще была. Со второго этажа из банкетного зала с камином. Пропил в стене метр на метр с дверцей. Дверцу открыл, на горку вылез (там площадка метра два горизонтальная) и можно прям с горки в прорубь. Хорошо. Но холодно. Холодно чертовски: минус тридцать почти.
Поэтому когда кто с горки съехать захочет, на нее несколько ведер горячей воды выливают специально обученные люди. Ну, чтоб лед с горки смыть и чтоб не примерзнуть по дороге.
Мы пробовали после бани в прорубь-то. Отличная вещь. Освежает. Холодно только. Поэтому возле проруби специально обученный человек стоит и тулуп на тебя накидывает, когда вылезешь. Ну и лед еще колет этот человек, потому что вода имеет свойство к замерзанию.
Так вот паримся все, выпиваем. Кто квас, кто пиво, кто покрепче чего.
Демократия у нас на этот счет: не хочешь водки — не пей. Нам больше достанется. И вот, после очередной рюмки кваса, начальник всего этого аквапарка Сашке говорит:
— Неправильно ты, дядя Саша, водку ешь, т. е. с горки съезжаешь: ногами вперед. Неправильно. Головой вперед нужно, — так ощущений больше.
Сказал и сам к горке шасть. Ему дверцу придержали, водичкой горку полили, он через пропил в стене вылез, лег на живот и башкой вперед в прорубь уехал. Внизу булькнуло. Вернулся минут через десять уже из парилки.
— Видел, дядя Саша, как надо, — спросил он, наливая себе из графина, — только я думаю, что москвичам слабо.
— Не, это я тебе ща покажу как надо, — ответил Сашка, поднимаясь, — открывайте дверь мужики, я пошел.
Сашка отошел подальше для разбега, и. И тут зазвонил его сотовый. Сашка прервал разбег, взял протянутую кем-то трубку и заговорил. Говорил он минут сорок: звонили с какого-то объекта, там чего-то не ладилось. Все уже забыли о Сашке, о том что он собирался научить уфимцев кататься с горки. Все занимались своим делом: кто квас, кто пиво, кто покрепче чего. У нас демократия.
Все забыли, а Сашка не забыл.
— Открывайте дверь! — завопил он специально обученным людям, когда закончил разговор.
И как только лаз был открыт, он прыгнул с разбега. Сашкино тело взвилось в воздух, пролетело параллельно полу пару метров, и, курлыкнув по-журавлиному, вылетело вон. Наружу. Снаружи тело понятным образом осознало, что до наклонной части горки оно не долетит. Падать на обледенелую горизонтальную площадку ему не хотелось и тело дало команду мозгу задержаться в воздухе. Мозг попробовал помахать крыльями, но, вовремя вспомнив, что крыльев у него нет, использовал руки вместо шасси.
Для отнюдь не мягкого приземления.
— Бум, — вздрогнуло трехэтажное строение, — Бумм, — раскатилось надо озерным льдом эхо.
Секунды лежания на льду телу хватило чтоб замерзнуть.
Тело сделало два мощных гребка в стиле "брасс" и покатилось с горки, дрыгая ногами в стиле "кроль". В середине скольжения, тело странно изогнулось, кривовато приподнялось, и покатилось дальше, опираясь на ладони и стопы, — горка была покрыта ледяной коростой, ободравшей телу пузо.
Наконец горка кончилась и голова тела ушла в прорубь. Бульк?
Нет, не "бульк". Не бульк, а "хрясь": голова проломила лицом трех-четырех миллиметровую ледяную корку. Потом — "бульк".
Уолт Дисней умер бы от зависти, если бы дожил до этого момента.
Окунувшись в обжигающе теплую на морозе озерную воду Сашка вылез из проруби.
— Пожалуйте тулупчик, — подскочил к нему специально обученный человек.
Тулуп Сашка взял. Но спросил:
— Любезный мой, специально обученный человек, — спросил Сашка, напяливая поданный тулуп, — не будете ли вы любезны объяснить мне, почему лед в проруби не сколот и не вынут?
Дальнейший Сашкин монолог переводить на обычный русский язык очень муторно. Отметим только, что Сашка не забыл упомянуть всю родню специально обученного человека, кончая детьми Ноя. Длился монолог минут десять, а стекла дрожали в зданиях за пару километров.
Кстати, добрый совет: никогда не стойте босыми, мокрыми ногами на льду.
Особенно, когда материтесь при минус тридцати градусах мороза. Потому что примерзнете.
Сашка и примерз. Материться правда не перестал. А вы бы перестали?
Вот тогда Сашке последний раз повезло в бане: в бане было много горячей воды. Она и растопила лед, держащий Сашкины ноги.
С тех пор Сашке в бане не везет. Не то что попариться даже помыться не всегда получается. То на каменку сядет, то подскользнется и упадет, то в бассейн прыгнет, а он без воды. Как-то нехорошо получается, в общем.
Хотя именно та баня с которой все началось очень давно сгорела.
* * *
Египет — страна прекрасная. Но жаркая. Между нами говоря, очень жаркая.
Многие русские туристы такого климата не переносят. Но продолжают кататься туда в июне-июле из жадности. Цены в это время падают на двадцать долларов, вот они и катаются. Специальная замануха для мазохистов, х@ле.
Описываю один случай, произошедший... не со мной, нет — с моим давним дружищем по социальной сети ВКонтакте. Он не мазохист, он КМС по самбо, ему до экстремальных условий как-то фиолетово. Может, даже намеренно в это время поехал. Фиг знает, не спросил.
Итак, вообразите — Египет, июль месяц, группа русских туристов приехала осмотреть храм в Карнаке. Адово пекло — плюс сорок семь градусов в тени.
Если выставить на солнце черную сковородку и разбить на нее три яйца, поджарится яичница. Даже верблюды в меланхолии. Российские туристы, напротив, бодрые — у каждого в руках по двухлитровой бутылке пойла. У детей — литровые. По Карнаку их ведет экскурсовод, бывший историк, узбек по национальности — к жаре привычный.
Кста, забыл сказать. Карнак — это здоровенный храм, памятник архитектуры, наследие ЮНЕСКО и прочая бла-бла-бла. Занимает он площадь в несколько квадратных километров. Каждый фараон, по их египетским понятиям, должен был воздвигнуть в Карнаке хотя бы одну статую или сфинкса. Иначе он, типа, не реальный пацан, а обыкновенное чмо.
Экскурсия началась в десять утра и продолжалась долго. Бутылки опустели, детки начали скулить, сами туристы стали похожи на персонажей нетленки "Бурлаки на Волге". Бодрым оставался один экскурсовод. Он же историк — а вокруг столько всего. Знай себе лопочет про Тутмосов, Аменхотепов и Нектанебов, и чихать ему на жару. Да еще, стервец, подгоняет туристов:
— Ну что ж вы встали? Скорее, скорее, мы еще столько интересного не видели!
В какой-то момент экскурсовод замечает:
— Увы, многие памятники Карнака не дошли до наших дней! Этот великолепный храм был наполовину разрушен персидским царем Артаксерксом Третьим.
— Какая жалость... — говорит на это одна из уморенных туристок.
— Вам тоже жалко?
— Да! Какая жалость, что он не развалил все нахрен, чтобы вы, историки, НИКОГДА БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕ РАСКОПАЛИ!

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100