анекдотов.net / Происхождение слова херня.  В середине 19 века Россия еще не делала сама свои броненосные линкоры. И..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Происхождение слова "херня".
В середине 19 века Россия еще не делала сама свои броненосные линкоры. Их заказывали в судостроительных верфях Англии. Итак, из порта Глазго собирается отплывать в Крондштат один такой броненосец. Во время погрузки припасов на борт один из матросов чувствует сильную боль в животе. На корабле фельдшера нет. Он присоединится к команде только в Крондштате. Поэтому матроса отправляют к портовому доктору-англичанину.
Матрос приходит к доктору и на пальцах объясняет тому, что, мол, грузил ящики, заболел живот. Доктор осматривает его и пишет справку на английском языке. И тоже на пальцах показывает рабочему, что ему нельзя работать, только отдыхать, а по прибытии срочно показаться врачу.
Матрос радостный, хотя и с болью в животе, идет с запиской на корабль и показывает ее мичману. Мичман знает только немецкий язык, но кое-как находят графу болезнь.
"Едрить! " -удивляется мичман: "Написано "херня" какая-то! "
Матрос идет к себе. На вопросы о болезни машет рукой: "А... Херня! "
В общем всю дорогу домой он сидит на бухте с тросом и курит. Матросы переговариваются:
"Видишь, сидит человек и херней страдает! "
Но за сутки до прибытия в Крондштат матрос умирает от страшных болей в животе. У всех на устах: "От херни какой-то помер... "
Так постепенно неизвестное слово расходится по флоту и начинает выходить в массы.
Между тем ту самую записку донесли до одного офицера, знающего английский, чтобы все-таки удовлетворить свое любопытство. Он сказал принесшему: "Это, батюшка, никакая не херня! Это hеrniа — грыжа по нашему... "
Медицинские истории
* * *
* * *
Что я меньше всего ожидала увидеть за собственной дверью, вернувшись домой после учебного дня? Полицейскую телефонную будку? Здоровенного зеленого орка, который говорит: "О! Монетка! "?
Ничего подобного!
Меньше всего я ожидала увидеть себя саму, уставшую, слегка растрепанную и абсолютно прифигевшую. Орать было, вроде как, не солидно, хоть и очень хотелось, а в голове тут же всплыли десятки историй о параллельных вселенных, происках внеземных цивилизаций и банальном сумасшествии.
Наверное, я бы все-таки завопила, но тут другая "я" слегка качнулась и с матюками в мужском исполнении отодвинулась влево. На ее месте оказался мой собственный дядя, вооруженный отверткой.
— Проходи быстрее, — пропыхтел он, удерживая зеркальную дверцу от шкафа. — Колесико сломалось. Вот, пытаюсь заменить.
Колесико... я чуть не поседела раньше времени!
* * *
Язва, Фолкленды и КГБ
Советский транспортник проходил мимо Фолклендских островов, когда Капитан почувствовал боль под ложечкой. Вначале боль была легкой, и он подумал, что все обойдется как обычно. Нечто подобное у него уже бывало. Причиной был хронический гастрит желудка, который временами давал о себе знать, но не отражался на текущей работе. Тем более, что перед рейсами Капитан всегда старался пообщаться с медиками и привести себя в надлежащую форму.
Часа через полтора Капитан почувствовал себя хуже: боль стала нестерпимой, несмотря на прием спазмолитиков. Мышцы живота напряглись до предела, тело прошиб холодный пот, во рту стало необычно сухо. Капитану казалось, что в его живот вставлен лом и им долбают по кишкам что есть силы.
Поскольку на судне не было врача, медицинскую помощь Капитану оказывал старший помощник, в судовые обязанности которого это входило. Со слов Капитана и своих собственных медицинских познаний, он поставил диагноз – обострение язвенной болезни с возможным осложнением: прободением или кровотечением. Судовая инструкция требовала в таком случае связаться по радио с Базой и получить соответствующие рекомендации. В результате радиообмена было принято решение обратиться за помощью в ближайший порт. Таким портом оказался Порт-Стэнли (Восточный Фолкленд), где располагалась английская военная база.
Англичане оперативно откликнулись на просьбу оказать срочную медицинскую помощь, и через полчаса над советским транспортником завис вертолет, с помощью которого Капитан был эвакуирован на берег и помещен в военный госпиталь. Военные английские медики провели гастроскопию желудка Капитана с помощью фиброскопа (в Советском Союзе тогда подобным оборудованием пользовались только в поликлиниках Главного медицинского управления) и подтвердили диагноз старпома: обострение язвенной болезни. Пациенту был прописан строгий постельный режим, настолько строгий, что без сопровождения часового, дежурившего у палаты Капитана, он не мог никуда последовать в госпитале. Часовой был выставлен и под окном палаты, хотя она располагалась на втором этаже. По всему было видно, что англичане не доверяют больному и опасаются, что он сбежит и разузнает секреты военной базы для передачи их аргентинцам. Здесь следует сказать, что описанная история происходила в 1981 году, ровно за год до того, как разразился Аргентино-английский конфликт из-за Фолклендов.
Интенсивное лечение с использованием самых эффективных на тот момент препаратов быстро дало результат: о болях в желудке Капитан забыл на пятый день. Его можно было выписывать из госпиталя, но пролежать в палате ему пришлось еще неделю. Задержка была связана с тем, что мимо Фолклендов в те дни не проходили советские суда. Наконец, такое судно нашлось, и Капитан снова по воздуху был доставлен на его борт. Через неделю он уже был в родном городе. И вот тут история язвенной болезни Капитана получила новое развитие.
Капитана пригласили в Областное управление КГБ и попросили дать поподробнее описание своей госпитализации на Фолклендах. Капитан в деталях изложил хронологию событий молодому сотруднику, живописуя чудеса заграничного лечения и нелепости усиленного присмотра со стороны военных. Сотрудник вместе с ним посмеялся над чрезмерной предосторожностью англичан и в заключение попросил пройти медицинское освидетельствование в областной больнице.
— Зачем? – спросил удивленный Капитан.
— Затем, чтобы подтвердить правильность ваших слов.
— А разве медицинская справка, выданная мне в госпитале, не является таким свидетельством? — спросил Капитан.
— Для нас не является.
Против КГБ не попрешь, тем более, что разрешение на заграничную визу выдавала эта контора. Пришлось Капитану направиться в Областную больницу на рентген желудка, так как фиброскопов тогда в городе не было. К радости Капитана на полученной рентгенограмме врач не обнаружил никаких следов недавней язвы: ни рубцов, ни других постязвенных дефектов. Об этом он и написал в своем заключении, сказав, что на Западе умеют лечить язву. С полученным заключением Капитан вновь пришел в управление КГБ и передал его уже знакомому молодому сотруднику. Тот внимательно прочитал заключение, потер себе лоб и сказал:
— Что же у нас получается? Вы и англичане показываете, что были госпитализированы на Фолкленды в связи с обострением язвенной болезни, а данные рентгенологического обследования говорят о том, что у вас никаких признаков этой болезни нет. Явный нонсенс! Как прикажите его понимать?
— Не знаю. Может техника диагностирования не та? — только и смог ответить Капитан.
— Может быть дело в технике, а может быть в чем-то другом? – многозначительно произнес сотрудник КГБ. – У них, видите ли, фиброскопы, а у нас рентгеновские аппараты.
— Да еще образца шестидесятых годов, – нашелся что сказать Капитан.
— Ну, хорошо, допустим дело в старой технике? Тогда вам следует пройти рентген на современной технике. Поищите такой аппарат в городе и сделайте новую рентгеноскопию желудка. Согласны?
— Согласен, – ответил Капитан и занялся поисками нового рентгеновского аппарата.
Таких аппаратов в городе было два. Один в городской больнице, а другой в военном госпитале. Рентгенограмма из городской больницы на этот раз не принесла утешения Капитану. Желудок был в полном порядке. А вот рентгенограмма из госпиталя оказалась такой, как надо. Там где и положено четко просматривалось углубление в слизистой оболочке желудка, которое могло быть классифицировано как язва. Правда восторжествовала. Но ценой ее стала новое госпитализация и лечение, которое заняло уже целый месяц.
Выписавшись из больницы, капитан сходил в Управление КГБ и передал курирующему его сотруднику свое медицинское заключение.
— Ну, вот, теперь полный порядок! – сказал тот, прочив медицинскую справку. – Ни вам, ни нам не нужна сомнительная информация. Желаю вам всего хорошего.
* * *
* * *
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100