Про расовую дискриминацию.
Дело было в 80-х. Пришли с приятелем на деревенскую дискотеку. Проходила она с участием местного аккордеониста, который очень залихватски исполнял шлягеры группы ABBA. Но прикол было не в этом. А в том, что местное население (в основном женского пола) стояло вдоль стен, а в центре зала классно вытанцовывали три [мав]ра. Как оказалось заезжие студенты известного московского вуза. Минут 20 наши африканские друзья танцевали в одиночестве. Но видимо аккордеонисту надоела пассивность женской части публики, и он, заиграв типа "The winner takes it all", заорал: "До конца дискотеки объявляются "белые" танцы". При этих словах студенты-африканцы испугано оглянулись на аккордеониста и понуро покинули танцплощадку.
Истории на отдыхе
30 2011

* * *
Конфуз на Темзе.
Прилетел в Лондон, транзитом, на два дня, по пути в Латвию.
Разница по времени с Калифорнией значительная, а стало быть — мой старый недруг, джетлаг, немедленно дал о себе знать сонливостью, усугубляющим фактором стала погода, дрянная английская осенняя погода, разместился в гостинице, начал было задрёмывать...
Но усилием воли встряхнулся, пристыдил себя, мол, первый раз в Лондоне и дрыхнуть, вспомни — сколько заплатил за визу и отель, давай подымайся и пошёл.
Ну что сказать, интереснейший город, названия и имена знакомые по книгам увидеть воочию — мечта да и только.
Находился по историческому центру, уставать начал, сумерки, дождь зарядил в очередной раз, ноги гудят, голова тяжёлая, всё, сдаюсь.
И тут мой взгляд падает на рекламу речных туров по Темзе, отход через 20 минут, на пару часов экскурсия, обеденная.
О, класс, и поем и посмотрю на Лондон с реки.
Покупаю билет, дорогой, мерзавец, да кто его знает — их цены.
В фунтах дорого, а уж на доллары... ладно, однова живём.
Захожу на пароход, встречают прислуга — во фраках!
Подносят бокал шампанского!
Начинаю охреневать, ведут к гардеробу, скидываю свою старую кожаную куртку, метрдотель меланхолично спрашивает — есть ли пиджак?
Нету.
Не беда, у них есть, одеваю. Вот про галстук врать не буду, не помню, давно это было.
Заводят в обеденный зал, все столы с видом в большие иллюминаторы, людей немного, кстати.
Мне накрыт стол.
Не был я по тем временам знаток сервировки и ресторанов, такая роскошь мне малознакома: снуют одетые в чёрное и белое официанты, метрдотель ходит, подливает вина, меню фиксированное, блюд пять заявлено, атас!
Отчалили.
Из динамиков то музыка, то экскурсовод рассказывает о достопримечательностях на берегах реки.
То ли я голодный был то ли еда у них была действительно хорошо приготовлена и правильно подана — понравилось мне, всё вкусно, сервис — выше похвал.
Снуют быстро, меняют приборы — не, так жить можно.
Расслабился, слегка осоловелый, забыл про джетлаг...
Я-то его забыл, а вот он меня — нет.
А в сочетание с моей феноменальной способностью засыпать при любых обстоятельствах в любых условиях... короче, я заснул во время смены блюд.
Вырубился я минут на 10-15, чуть осев на стуле...
Проснулся, открыл глаза — два официанта с блюдами и метрдотель ждут, терпеливо.
Ой как стыдно! Я быстро выпрямился, сел ровнее, официанты, с британской невозмутимостью, подали очередные блюда, элегантно сняв колпаки с тарелок.
Надо отдать им должное — никто и вида не подал, я сходил в туалет — помыть лицо холодной водой.
А там и десерт, с кофе, ещё кофе и я взбодрился, дослушал экскурсию, помню что интересная, детали я, конечно, забыл.
Что я не забыл — момент пробуждения и три человека, ждущих этого момента, острое чувство стыда за своё несоответствие этому роскошному месту.
Конфуз, да и только.
Но ещё больше мне запомнилась реакция обслуги, полная вежливого достоинства и понимания, простая человечность.
А может быть, мне сейчас пришло в голову, такая ситуация у них уже случалась и они выработали кодекс поведения в подобных ситуациях, кто знает...
Чаевые, однако, я оставил щедрые.
* * *
* * *
Мужики возвращались с осенней рыбалки, в дюралевой лодке типа "Казанка", на подвесном моторе. Экипировка уныло-стандартная, как и положено было обычным советским "браконьерам", поздней осенью: шапки ушанки, отвернутые болотные сапоги, штаны ватные (свободный покрой, мотня до колен), телогрейки традиционные (серые в чешуе) – всех четыре комплекта.
На Уссури, холодина в ноябре под -20, а с ветром, и как пишут метеорологи "по ощущению"- холодина, просто пи[c]ец. Ну и несутся они "Вихрем" гонимые, с ветерком значит, и морды у них них[рена] не алые, словно щечки барышень на морозце, а серо-лиловые, что конечно тоже очень красиво, если бы не их зверские выражения — страшнее грёбанных викингов. А [фиг]ли, сутки почти не спали, скулы свело, получается только мычать да материться, пальцы от ледяной воды онемели-не гнутся, и водка давно не согревает тихим счастьем, а только притупляет немного. А дома еще жены. . , кому просто помолчат, а кому и по роже ни за что – злые мужики, браконьеры — одним словом.
В те времена по Уссури еще сплавляли с верховьев лес, и в местах, где плывущие бревна направляли в нужное место на выкатку, вдоль русла к протокам, отворотами устанавливали боны. Это связанные по несколько бревен, и соединенные между собой длинные плоты, наподобие тротуара на воде. В общем, в тех местах, где эти боны стояли, чтобы реку пересечь, нужно было перетаскивать через них лодку. Особо сноровистые лодочники лихачили, и перескакивали их на скорости, в последнее мгновение сбрасывая газ, и опрокидывая вперед мотор, чтобы он не зацепился "сапогом" за бон, и не оторвал транец и половинку кора-бля.
Наша команда сгруппировалась, и привычно прыгнула. И все бы закончилось довольно уныло, если бы в одно из бревен кто-то, где-то и когда-то, не вбил железнодорожный костыль. На другую сторону они приводнились со скрежетом и распоротым днищем:
— Муу, [м]лядь! — замычали рыбаки и приготовились к погружению. Рулевой закусив удила, ввалил полный. По началу лодка стала разгоняться, пытаясь выйти в глиссирование аки торпедный катер, но затем одумалась и пошла посадочной глиссадой уставшей пчелы. Паники не было и спасаться никто не спешил, да и куда спасаться, когда из спасательных средств только ватники, да ласты наоборот, а на лодке так куда сподручней, до берега еще оставалось метров семьдесят.
Для дальнейшего повествования, еще нужно упомянуть про течение в Уссури — упоминаю: течение в Уссури, когда она достаточно полноводна, такое, что если ты плывешь в размашку против течения без сапог, и не напрягаешься изо всех сил — ты плывешь назад. Ну а если изо всех, стоишь на месте.
В общем лодку быстро сносило. Берег понемногу приближался, а декорации на нем стремительно менялись. При ранее планируемом курсе, нашим героям после прыжка предстояло после еще чуть подняться против течения, и пристать в безлюдном месте, но при сложившемся раскладе, их уже несло мимо городского пляжа с мангалом и оживленным осенним пикником.
К тому моменту лодка уже полностью скрылась под водой, а ее положительная плавучесть, обеспеченная забитым в банки пенопластом, и еще булькающими ватниками рыбаков, не давала ей залечь на дно.
Почти в полной тишине, не считая мерно, с натугой бубнящего под колпаком мотора, еще не захлебнувшегося водой за спиной рулевого, и совсем не слышного с берега, они неумолимо приближались. Кто первым из отдыхающих, снова почувствовал себя маленьким, доподлинно не известно. Когда по очереди, вслед за выпученными глазами своих недавних собеседников, все повернулись к воде, они увидели как в полной тишине, разрезая бюстами речную рябь, и гоня перед собой богатырскую волну на них стремительно надвигается отряд из четырех, "как на подбор", одинаково серых и зловещих истуканов. О чем думали все эти люди в тот момент? Может, лихорадочно припоминая чем заканчивается сказка Александра Сергеича, писали в штаны и ждали появления Черномора, а может это было так давно, что Сашка все это сам и видел, даже чешую на телогрейках, а потом и выдал за сказку? Никто ведь все равно не поверит.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100