анекдотов.net / Жил был мужик Петрович. Мужик был слесарем и жил сему полагающе – от аванса до зарплаты и впритык. О..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Жил был мужик Петрович. Мужик был слесарем и жил сему полагающе – от аванса до зарплаты и впритык. От зарплаты до аванса тоже получалось, хотя и было труднее психологически, а вот от зарплаты до зарплаты было бы совсем скучно.
К профессиональному росту мужик Петрович не стремился, может по причине крайней близорукости, хотя благодаря ей и спрос с него был мизерный. Он и с учителем-то, будучи еще школьником, здоровался только после того как его обнюхает, а испортить себе зрение еще сильнее путем самообразования и внеклассных чтений, не мог потому что не видел букв.
Зато и зримые преимущества были. Незримое им советское телевидение он только слушал, и потому гипертрофированные яйца балетных танцоров с голубого экрана Петровичу не маячили, и как его зрячих коллег по горячему цеху не раздражали.
Две толстенные, словно от разбитого бинокля линзы, примотанные к башке, совместно с сердобольными товарищами помогали ему кое-как справляться с нехитрыми обязанностями на работе и время от времени расписываться в платежной ведомости.
После окончания очередного ссудного дня и получения аванса, трудовая ячейка вкупе с Петровичем, традиционно накатила три корпоратива на пятерых, и разбрелась по домам.
Путь к родовому гнезду Петровича лежал через разгороженный школьный стадион. Обычный стадион — футбольные ворота, трава по колено, не большой но очень уютный.
Как и положено, смеркалось.
Сумерки Петровича сгустились пуще остальных, но дойдя до футбольной штрафной он различил в створе ворот несколько сидячих фигур. Футболом как и балетом Петрович не увлекался и хотел было пройти мимо, но его окликнули:
— Эй, мужик!
— Чего, — на всякий случай прибавил ходу Петрович.
Одна из фигур встала и двинулась наперерез. Здоровый футболист, отметил Петрович, если он еще и нападающий, продолжал отмечать Петрович, то — хрен убегу.
— Купи штакетину, мужик! – Перегородил ему дорогу здоровый.
Сбоку, с товаром наперевес, приближался второй.
Нифига себе ночной базар, снова подумал Петрович, но от навязчивого предложения отказаться не успел.
Штакетина прилетела со стороны правого углового, щелкнув по выключателю на затылке Петровича.
По причине двойной анестезии, окончание текущих суток Петрович вспоминал вяло, а в последующие выходные в ясное сознание приходить не хотелось. На пару с соседом, они не спеша врачевали напрочь заплывшую синевой физиономию пострадавшего, дегустировали спиртовые компрессы и поминали аванс.
И все бы так буднично и закончилось, если бы не чудо. В понедельник рано утром, продрав похмельные глаза, он им не поверил. Петрович испуганно поозирался, медленно осмотрел свои ладони, покрутил перед глазами пальцами – так и есть. Он видел все, даже остатки мазута под ногтями.
На звуки матерных междометий из кухни примчалась его испуганная жена, и увидев сияющую радостной синевой физиономию Петровича, испугалась еще сильнее.
— Я вижу! – заорал ей Петрович.
Ну п@здец, подумала жена, не иначе белку. С чего бы еще мужику так радоваться понедельнику?
А Петрович прозрел.
История о его чудесном исцелении быстро стала заводской сенсацией, и вызвала массу негодований других слабовидящих граждан. И какого, извините, еще раз простите ради всего святого, х@я, строят из себя все эти окулисты с офтальмологами, резонно рассуждали они. Приладить к голове две лупы и дурак-то сможет, а ты попробуй-ка штакетиной от недуга избавить да еще в сумерках. Это ж какое дьявольское мастерство надобно иметь, чтобы так филигранно диопртию навинтить? Х@як — и с минус восемнадцати аккурат в единичку, даже в дальнозоркость не перевалило и опять же, глаза не разъехались. А учитывая размер слесарного аванса так и даром почитай получилось. Свезло — одним словом, Петровичу.
Что уж там приключилось в прежде недальнозоркой башке, доподлинно неизвестно. Мужики накидывали конечно варианты про то, что глаза от удара просто встали на место и даже предполагали где глаза были до этого. А Петрович только улыбался, да поглядывал по сторонам зорко.
Эффект оказался стойким. Через пару лет Петрович правда пожаловался мужикам на то, что зрительная острота притупляется, так они ему рецепт быстро предложили напомнить. Отказался Петрович, да и на пенсию уж пора было.
Медицинские истории
* * *
* * *
Коллега Ольга Корчинская радует нас медицинскими заключениями
* «Осмотр в приемном отделении. Больная лежит на кушетке и ритмично стонет».
* «Больной в коме. Ночь проспал спокойно».
* «Диагноз: ОРЗ. Заключительный диагноз: ожог левой лопатки».
* «Больная до приезда «Скорой помощи» половой жизнью не жила».
* «Отмечается улучшенное состояние больного — он самостоятельно протягивает ноги».
* «Несмотря на проводимую терапию, у больного появились трупные пятна».
* «В руках у девочки треснула посуда и разлетелась на стеклянные части, частично впившись в ее организм с целью травмирования».
* Запись анестезиолога-реаниматолога: «Реанимационные мероприятия без эффекта — очнулся сам».
* «Состояние больного удовлетворительное, температура нормальная, стула не было, был обход профессора».
* «Больная N. Возраст — 70 лет. Диагноз: острый холецистит. Сопутствующая патология — девичество».
* «У больного имеются жена, две дочери и прямая паховая грыжа».
* «Два года назад врачи обнаружили у больной Р. нервную систему».
* «Направление больного в урологическую клинику. Причина направления: ушиб правой почки о самосвал».
* «Пульс больного хорошего наполнения, ритмичный, 2-3 раза в день».
* «Больная Харитонова Ульяна Яковлевна, 97 лет. Состояние удовлетворительное, сознание ясное. В постели активна».
* «Больной А. : глаза голубые, уши чистые».
* «Жалуется на зрение: уже не может отличить девушку от женщины».
* «После того как собака укусила больного за ногу, она скрылась в неизвестном направлении».
* «По словам соседей по палате, газы отходят хорошо».
* «Диагноз: ушиб правого яичка о краешек Можайского шоссе».
* «... и клизму сделали, а он все равно молчит».
* «В поезде женщина упала, и ее стало бить. Когда побило — она встала».
* «Анамнез жизни: житель Урала».
* «Язык большой, сухой и весь в отпечатках пальцев"
* * *
Где-то десяток лет назад велели мне доктора срочно ложиться в госпиталь и делать довольно неприятную операцию. Прогноз не самый лучший, настроение хуже некуда. Но надо так надо.
Приехал в назначенный день, и пошел процедуру приема. И вот комната для переодевания. А там обстановка такая, что напоминает прием в гулаговский концлагерь. Не хватает только чтоб из шланга облили ледяной водой. Настроение вообще зашкаливает вниз: — «а что, прожил жизнь, может уже и пора сворачиваться… Ну хотелось бы как-то иначе, не так как в мясокомбинате…»
И тут включается какая-то внутренняя реле: — «а вот шиш вам, не дамся без боя, сам буду решать». Так все и пошло. Лег, пришел консилиум, и мудрые профессора решили, что рано молодого человека резать пока все лекарства не испробованы. И, о чудо, лекарства подействовали, операцию отменили.
А мораль сей сказки такова, что жуткие условия иногда могут стать хорошим мотивационным пенделем. Хотя лучше не надо.
ПС. Узнал, что в том госпитале сделан отличный ремонт и задачка сделать выбор (пришел умирать или жить? ) уже не доступна.
Берегите себя.
* * *
Продолжу о пиявках.
В восьмидесятых годах был необычный случай, связанный с пиявками. Летом на одну из охотничьих баз областного общества охотников привезли детей на несколько дней подышать свежим воздухом, что–то вроде турпохода. Июль, жара, база на берегу красивого большого озера, большие помещения для отдыха с кроватями и постелями, столовая, в общем, все замечательно. Вода в озере стоячая, нагрелась, как на экваторе, дети счастливы.
Но, оказалось, не все. На следующий день после купания утром один из пацанов не встал с кровати. Пришел инструктор, а пацан лежит, вся постель в крови, и он весь бледный и чуть живой.
Оказалось, что у него несвертываемость крови, правда, не настолько серьезная, как, пишут, была у наследника российского престола, тем не менее, хорошего мало. А у пацана во время купания в паху присосалась пиявка, он этого не почувствовал сразу, а когда почувствовал, была уже ночь, будить инструктора постеснялся, да и так окружающих стеснялся из–за места присасывания — мальчишка же.
Конечно, тут же вызвали «скорую», пацана отвезли в больницу, все уладилось, но случай, конечно, опасный. Так что и пиявки могут быть даже смертельно опасными.
* * *
Кооператив " Фторовые шупы ".
Заинтригованы? Нет, это не супы и не шубы.
Так я мысленно прозвал свой кооператив" Здоровые зубы".
Да-да, мой кооператив, один из первых в СССР анестезиологических кооперативов по лечению и удалению зубов под наркозом, точно что первый такого рода в Латвии.
Сначала короткое предисловие, исторический фон, если хотите.
Очень рано, на заре моей медицинской карьеры отец забраковал меня как стоматолога, к моей великой радости, я считал стоматологию нудной и мои руки, по мнению отца и брата, росли из того же места, что и ноги.
Я вырос в молодого анестезиолога, получил распределение в маленькую районную больницу и, к удивлению главврача района, доехал, тут же получил 2, 5 ставки и кабинет завхоза в качестве жилья.
Любимой работы было непочатый край, Горбачев повысил зарплату анестезиологам и сельским врачам, то есть мне и опять мне, деньги после студенческого безденежья были очень приличные.
Девушки были молоды и прекрасны, самостоятельности в работе — хоть отбавляй, я быстро пришелся ко двору, оснастил три койки в реанимации, дневал и ночевал в больнице.
Все еще комсомолец, это важно для повествования.
Райком комсомола мобилизовал меня в капитаны районной команды "Что? Где? Когда? ", мы очень успешно выступали по республике, все удивлялись, маленький заброшенный район и такая приличная команда.
Чего они не знали — мы тренировались и проводили матчи с ребятами из Себежа и Пскова, очень сильными игроками с отличными командами.
Так, отвлекся, извините.
Короче, я был доволен жизнью, можно сказать — счастлив.
Однако ветер перемен долетел и до нашего захолустья.
Первый признак — алкоголь исчез из магазина, совершенно!
И это в районе, где пили сильно и почти поголовно.
Растерянные алкоголики рванулись к ресторану, где барменшу сменили суровые комсомолки с одной дозой шампанского, 100 грамм в один пересохший рот в день. Излишне говорить — одеколоны исчезли из продажи и белая горячка стала больничной рутиной.
Народ встрепенулся и наладил самогоноварение, залив жажду и затопив ординаторскую, взятки несли 3х литровыми банками из-под березового сока, наполненные великолепного качества самогоном.
А потом меня взяли на очередные сборы, я поехал в Ригу, а там уже вовсю развернулись кооператоры.
По возвращению меня ждала просьба зайти в райком комсомола.
Хм, чего это я им занадобился?
Разгадка была простая.
Всесоюзная лихорадка кооперативного движения достигла нашего района... и забуксовала, хоть убей, местные колхозники в такой чепухе не нуждались, прекрасно торгуя на рынках Себежа, Пскова и Риги, десятилетиями.
Какой-то жалкий кооператив по ремонту магнитофонов и телевизоров, все, больше кооперативы не зачинались, идей не было...
А разнарядка, между тем, была спущена сверху, к такому-то отчитаться о развитии кооперативного движения, а то кузькина мать и кары небесные!
Райисполком и все райкомы располагались под одной крышей, так что буфет там был один, там они и обменивались мнениями по отчаянному положению с кооперативами. Так вот, именно там и родилась идея о медицинском кооперативе.
Однако, легко сказать, трудно сделать — врачи не были заинтересованы, у них были хутора, где они выкармливали свиней и растили картошку, на продажу.
А давай анестезиолога позовем, озарило какую-то светлую голову.
Так я оказался в окружении управленцев, весьма смутно представляя — чем я могу им помочь.
И тут на помощь пришли две вещи — отвергнутая мной стоматология и мое умение давать наркозы при челюстно-лицевых операциях, спасибо моим сэнсеям из Стоматологического Института, вам кланяется ваш седой ученик, долгих лет жизни, Леня и Сима!
В райисполкоме моя идея о лечении и удалениях зубов под наркозом понравилась, мне велели сесть на попу и заполнить бумаги, такой оперативности я не ожидал, через неделю "Здоровые зубы", кооператив анестезиолога и двух или трех стоматологов.
К моему удивлению, пациенты повалили гурьбой, в основном колхозники-хуторяне, не посещавшие стоматолога десятилетиями, с 6-10 удалениями, рекорд — 16!
И — никакой боли, заснул, проснулся, полчелюсти как не бывало.
И что более удивительно — они охотно платили, с радостью!
Позже я понял — ну, некогда им таскаться в город, хлев и огород требуют постоянного присутствия, а тут зашел-вышел, удалили-подлечили, все за раз, на те, доктор, деньгу.
Деньги сельчан — мятые и разглаженные пятерки и десятки, тяжелым трудом заработанные на рынках... Я их помню до сих пор, моих пациентов, простых тружениках, платящих мне деньги да еще и благодарившие меня много раз!
Все, вроде, хорошо, все довольны...
Нет, не все, стоматологи быстро поняли, что наркозы отнимают у них время, что лечение зубов без меня намного быстрее и денежнее.
Ко всему прочему и массовые удаления кончились, нужда во мне и вправду уменьшилась.
А тут еще в Риге пошли митинги по размежеванию, кабинет завхоза мне надоел хуже горькой редьки, свиней я разводить не умел, да и не хотел.
Пора было паковать чемоданы...
Об одном я все-таки жалею — нет у меня документального подтверждения того, что мы, в маленьком заброшенном городке, в простой районной больнице были пионерами кооперативной анестезиологии.
Ждаровых вам фупов!
* * *
Величайший русский врач Боткин С. П. , творивший во времена, когда слыхом не слыхивали о рентгене, УЗИ, и прочих медицинских обследованиях, кои применяются в наше время, ставил диагноз на раз-два, причем никогда не ошибался. Мало того, он всю жизнь учился, познавал, создавал и делился открытиями с коллегами по цеху. Самое ценное, квинтэссенция его научных и практических изысканий, сводится к тому, что обследование и постановка диагноза обязывает врача рассматривать организм в целом, ставить диагностику не только болезни, но и «диагностику больного», лечить не только болезнь, но и больного в целом. Именно Боткин создал учение об организме как о едином целом, где во всем просматривается причинно следственная связь. Один из примеров его гениальности: однажды в выходной день, ранним утром, в его квартиру позвонили, открыв, он увидел на пороге женщину, с девочкой подростком лет 12, просящую осмотреть ее дочь, так как они проездом издалека и не могут остаться в Питере, чтобы попасть на прием в будний день. Боткин в пижаме, спросонья, ответил грубо, и собственно, отослал их по известному адресу. Женщина заплакала, взяла дочь за руку и они начали спускаться по лестничному маршу. Боткин смотрел им вслед некоторое время, а потом окликнул женщину и сказал, чтобы девочка по месту жительства пришла к земскому врачу и лечилась от «опущения почек». Именно этот диагноз и был подтвержден (из воспоминаний старой большевички, которая и была той девочкой).
Теперь так не «лечат». Под словом «лечат» я подразумеваю не только УЗИ или рентген, или уколы, или еще что-нибудь, а и то, что совсем забыли (или просто не хотят, или не знают) современные лекари – тщательно! собирать анамнез. Их, анамнезов, два: ан. болезни и ан. жизни. И если по анамнезу болезни от доктора можно услышать до 10 вопросов (когда заболел, куда отдает, какая температура, стул, и т. д. ), то при сборе анамнеза жизни современный врач особо не заморачивается и может только спросить не болел ли ветрянкой, и не было ли в семье шизофреников или туберкулезников. И на этом сбор данных заканчивается. А зря, ведь именно здесь и кроются те самые причинно следственные отношения.
В далекие 197… годы меня спасла врач от Бога, старенькая, за 70 лет, интеллигентная, зав. отделением терапии Марта Леонтьевна. Спасла от постановки неправильного диагноза, и соответственно от «залечивания» организма при надуманной болезни. Вышло так, что я, спортивный молодой человек, студент, в жизни не бывавший в больнице, начал замечать, что появились загрудинные боли в области сердца, в основном днем, длительностью по 5 – 6 часов. На приеме у Марты Л. я не был подвергнут взятию анализов, облучению рентгеном и даже не было сделано ЭКГ. А диагноз был, и причем, правильный. Упор был сделан на анамнез жизни (аnаmnеsis vitае – лат. ). Она тщательно расспрашивала меня: об образе жизни, питании, учебе – сколько пар, когда заканчиваются, чем занимаюсь на переменах, и т. д. Все оказалось банально – студент, денег в обрез, естественно неправильное питание: хлеб ржаной – 14 коп. , халва – 1. 20 руб. /кг (на 4-5 дней растягивали), молоко – 14 коп. пакет. И так каждый день, за редким исключением, перепадало и мяско и колбаска, но очень редко. На переменке – пирожок с капустой в столовке, на улице не бывал с 8. 00 до 15. 00. И, простите за медицинские подробности, такая еда просто вызывала обильное газообразование, при этом приходилось «терпеть» (из помещения на улицу в течении дня не выходил, чтобы пропердеться), газы подпирали средостение (? ), и все это давило на сердце. Вот и вся «болезнь». Начал правильно питаться и закончились проблемы со следующего дня и до настоящего времени.
Сегодняшние реалии таковы, что с подобными жалобами наши эскулапы не выпустят такую жертву, ощиплют по полной программе. С обязательными повторными осмотрами, обследованиями и консультациями (платными), сдачей анализов, с рецептами лекарств на многие тысячи рубчиков, с рекомендациями воздержаться от физических нагрузок (чит. от спорта). В итоге здоровый парень бросит спорт, будет принимать таблетки, которые попутно убивают печень, получит комплекс неполноценности. Спрашивается, а с какого перепуга я поднял эту тему, да еще Боткина вытащил на обозрение? Просто на той неделе моему товарищу прихватило спину, пошел он к врачу/ам (ходит к нескольким, т. к. привык выслушивать мнения нескольких спецов, чтобы точнее выявить правильность суждения), побывал у троих (можно и к десяти сходить, плати и вперед). Вот что из этого вышло:
Врач №1: д/з «Почечная колика? »
Врач №2: д/з «Межреберная невралгия»
Врач №3: д/з «Ушиб мягких тканей спины. Ишиас? »
Мой кум – врач травматолог, часто проводим время вместе — баня, теннис. И за рюмкой чая я спросил его о том, куда все подевалось: сопереживание, человеколюбие, ответственность и проч. качества врача. Его ответ длился долго, в голосе были усталость, разочарование, пустота. Рассказал, как он делает по 2–3 трепанации черепа в месяц, и знает, что в Штатах такая операция стоит до 70. 000 баксов, а у него оклад 12. 000 руб. , т. е. около 200 долларов в месяц. И чтобы хоть как-то заработать, берет кучу дежурств, дома практически не бывает. А еще через год на пенсию, и все, что у него есть, это двушка квартира и лада «калина», да еще варикозные узлы на ногах, от бесконечного стояния за операционным столом. А чего стоят разборки с недовольными, отписки и походы в прокуратуру, суды. Человека после аварии по кусочкам собрал, а он исковое заявление, что шрамы остались некрасивые, типа, можно было по аккуратнее шить раны. И много еще чего рассказал, но я ограничусь сказанным.
Что-то случилось с нашими людьми, с нашей страной, если врачи, стоящие на страже физического здоровья нации, учителя, стоящие на страже морального здоровья, сошли с пьедестала, где-то не по своей воле, с того самого, где они стояли в советское время. Для меня, советского пацана в те годы, — врач, учитель и космонавт были синонимами слов честь, совесть, достоинство. Сейчас на пьедестале другие персонажи – барыги, воры, чинуши, и синонимы у них соответствующие, вернее один, объединяющий их всех синоним – бабосы. Печально.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100