анекдотов.net / - : Привет, дети подземелья. Как дела? Что новенького?  - Да нормально все, только премии лишили.  -..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

— : Привет, дети подземелья. Как дела? Что новенького?
— Да нормально все, только премии лишили.
— За что?
— За то что Мусик улетел
— Муся? Это ж миномет на испыталке.
— Угу. Вчера испытания нового пороха были. Не знаю кто вел расчеты, но что-то подсказало мне что нужно поделить заряд на два...
— И?
— И Муся и улетел вместе с 5 тонной бетонной плитой в лес.
— ...
НИИ в городе N. Режимный объект. Реальный случай.
Истории о милиции и армии
* * *
... Ничто не выдавало в нем вражеского разведчика, кроме болтавшегося на шее автомата, да волочившегося за спиной парашюта...
Живу в Канаде, работаю в полиции. По роду деятельности знаком с некоторыми несущественными секретами.
Стою однажды возле одного такого "особого" объекта.
Парковать полицейскую машину возле него запрещено.
Появляться внутри или рядом в полицейской форме запрещено.
Никаких вывесок или логотипов; парковочные места для командного состава вместо привычных полицейских званий, типа "Stаff Supеrintеndеnt" или "Stаff Inspеctor" обозначены как "Mаnаgеr", "аssistаnt Mаnаgеr", да и само здание даже в полицейских документах числится под фиктивным адресом — кому надо, тот и так знает; кому не надо — значит и знать ни к чему.
Рядом припаркована неприметная машина. К ней из здания неторопливо направляются два неприметных мужичка, одетые в обычные костюмы, а в руках прут ничем не прикрытые автоматы.
* * *
ПРО ПРАПОРЩИКОВ
Вместо эпиграфа:
"Говорят, скоро для прапорщиков введут новую форму с одним погоном, как у эсэсовцев, чтобы носить было удобней и звездочки за мешок не цеплялись!"
Служил я в морской авиации на одном из аэродромов в Приморском крае. Керосина в те времена не жалели и наш полк летал регулярно 2 раза в неделю, один раз днем, один раз ночью. На всех полетах в обязательном порядке дежурила пожарная машина. Начальником пожарного расчета был один прапор из местных, остальные — матросы и сержанты срочной службы.
В деревне, по соседству с гарнизоном, жила у него мать в своем, частном домишке. Зимы в Приморье бывают суровые, вот он и поставил матери котел на жидком топливе, чтобы старушка с дровами не мучалась. Топливом, естественно, был авиационный керосин. Теплотворность большая, а копоти — мало. Как-то раз ночные полеты завершились около 3 часов ночи. Прапор, как заботливый командир, отправляет весь расчет спать, мол машину сам отгоню и в бокс поставлю. Когда личный состав устремился в сторону долгожданных продушек, прапор слил с пожарки все воду и, по договоренности с матросиком с топливозаправщика, заправил ее керосином, чтобы маме отвезти. Однако, то ли устал сильно, то ли мать побоялся разбудить, но решил он перенести поездку до утра, поставил машину в бокс пожарной части и пошел домой спать.
Как и на каждом аэродроме, на нашем была своя метеослужба и своя метеостанция. Распологалась она на краю аэродрома в двухэтажном деревянном здании. По закону подлости, в 5 утра здание метеостанции загорелось. Возгорание произошло в угловой комнате на 1 этаже. Народ срочно вызвал пожарку. Еще не успевшие очухаться после недолгого сна, матросики впрыгнули в машину, приехали на пожар, в рекордные сроки развернули два рукова, дали в них давление и приступили к тушению. Кто знает что такое авиационный керосин, легко представит что было дальше. Кто не знает — поясню. Видели на кадрах военной кинохроники как немцы с огнеметами сжигают дома? Так вот было тоже самое, только струя керосина под давлением смотрелась гораздо эффектней. Внутри здания мгновенно полыхнул огромный огненный шар, старые деревянные перегородки выгорели в мгновение ока и, не выдержав, рухнули. Здание развалилось на глазах у изумленной публики и сверху его останки прихлопнула почти не пострадавшая крыша. На этом пожар закончился и прибывшему второму расчету осталось только залить незначительные очаги пламени.
На "разбор полетов" прибыл сам начальник штаба авиации флота. Не стесьняясь выражений, он всему гарнизону очень поучительно изложил эту историю и огласил оргвыводы. Свое выступление он закончил знаменитой цитатой из речи Генерального секретаря ЦК КПСС: "Все, что создано народом — должно быть надежно защищено... — и от себя добавил — ОТ ПРАПОРЩИКОВ!!!"
* * *
Армейская
Поведал эту историю перед строем наш ротный — хотел подбодрить нас, желторотых, накануне первых прыжков. Напишу рассказ более литературным языком, ибо его повествование состояло сплошь из мата и междометий: Самолет АН 2 (кукурузник), восемь перворазников курсантов, ну и выпускающий офицер набирают высоту. Настроение у всех, кто первый раз прыгает, на нуле — не верьте тем, кто говорит, что не боялся. Первый сигнал! Легли на курс – пора приготовиться, открылись двери. А двери, надо сказать, маленькие, а ребята – здоровые…
Второй сигнал! Типа уе..вайте! Ну, выпускающий хлопнул первого по плечу, давай! Курсант нагнулся (глаза закрыты) и… попал головой в переборку. Что за нах!?
Повернулся к офицеру – глаза шальные (у него уже паника, нештатная ситуевина!).
Получил по башке – нагибайся мол ниже.
Второй заход – снова переборка, крики и мат выпускающего!
Надо полагать, с третьего раза все бы получилось, но…
Воздушная яма — самолет качнуло и курсант, чтобы удержаться на ногах, случайно хватается за… за кольцо запасного парашюта офицера. Далее события развивались стремительно – купол запаски падает к ногам командира, резко наполняется ветром, хлопок! И… первым покинул борт тот, кому положено покидать его последним!
Р.S.
Рассказано это было для смеха, но нам тогда было не смешно.
* * *
* * *
— А может кто нибудь из вас потушить выстрелом из пулемета свечу, ну скажем с 50 метров?
Ребята тут же загорелись, раздобыли свечей, установили их на полигоне... да вот только не успевали отойти от зажженной свечи, как ветер ее тут же тушил.
К счастью на полигоне стоял сарайчик какой-то. Вот свечу в этот сарайчик и установили. Оно и виднее заодно. Дверь разумеется нараспашку, отмЕряли дистанцию. Ну поскольку пулемет стреляет только очередями, то просто заряжали по одному патрону. И тут выяснилось, что задачка не так проста. Нашлось пару снайперов, которым удавалось свечу перебить, но решили, что это не по правилам — ее ж только потушить требовалось. В общем, когда все попробовали и решили, что это можно сделать только случайно, конструктор сказал:
— Ладно, давайте я попробую.
Надо сказать, что конструктора оружия сами редко прилично стреляют, но уважили, уступили место за пулеметом, стараясь не улыбаться. Соколов долго и тщательно целился, потом выстрелил, свеча погасла. Сбегали проверили, цела родимая.
Конструктора резко зауважали.
Когда делегация возвращалась к машине, водитель, привезший Соколова на полигон, тихо поинтересовался:
— Я видел, что Вы зарядили пулемет патроном, который вынули из кармана.
Это что, специальный, целевой какой-нибудь?
Соколов усмехнулся.
— Да нет, патрон обычный, только в пуле наискосок отверстие просверлено.
При полете такие завихрения создает — костер потушить можно, не то что свечу.
— А что ж Вы так долго целились?
— Понимаешь, боялся в дверь сарая не попасть, — грустно ответил Соколов.
* * *
Эту историю рассказал мне друг Сашка. Далее от первого лица.
Когда начался всесоюзный бзик по разооружению, на наши ракетные базы
стали пускать америкосов и прочих бывших потенциальных противников. Вот
и в нашу ракетную часть под Челябинском (недалеко, километров 400),
приехали американские инспекторы, в количестве 3-х штук. Так как я
более-менее владел английским, меня к ним прикрепили. Хотя, как
впоследствии выяснилось, напрасно, двое из трех вполне сносно говорили
по-русски. Ну проинспектировали нашу часть и следующей точкой их
инспекции была часть под Хабаровском, командование решило, что если я с
ними неделю промучался, то еще недели две-три с меня не убудет. И
прикрепили меня к ним до полного отбытия из славного СССР.
Это была преамбула.
А теперь амбула.
Приезжаем на аэродром, после хорошего банкета. Загрузились в
самолет (врать не буду, какой не знаю, но точно грузовой), взлетели.
Минут через 15 после влета борттехник, поколдовав где-то в закутках,
выносит импровизированный поднос из фанеры, на котором: фляжка,
порезанное сало, соленые огурцы, две открытых банки консервов и четыре
металличиских армейских кружки. Буркнув что-то вроде: "За удачный
полет", разлил спирт и достал вторую флягу с водой. Задумчиво посмотрел
в сторону пилотской кабины и сказал — "Не по правилам, конечно, но вы
гости" и поставил кружки перед нами. Америкосы, выпучив глаза, дружно
затрясли головами, я выпил. Борттехник на америкосов поморщился, на
меня посмотрел с уважением и пошел в пилотскую кабину. Выпучивание глаз
и отвисание челюстей усилилось, после того, как командир, второй пилот
и штурман, крякнув, приняли на грудь. Часа через три одному
русскоговорящему американцу приспичило узнать, где мы находимся? И он
домотался с этим вопросом к штурману. Штурман, глянув вниз, выдал
координаты. Американец офигел и не поверил, на что штурман, вздохнув,
произвел расчет и показал на карте, америкос не сдается и считает, что
его разводят, как лоха. На что штурман, опять глубоко вздохнув, говорит:
"Минут через 15 слева по борту Красноярск виден будет". Через 15 минут
слева по борту стал виден Красноярск. Американцы в шоке. Командир,
вышедший к нам размяться и принять очередную порцию, на вопрос: "А как?"
пояснил, что штурманов в советские ВВС отбирают специальных, они
напамять помнят все координаты планеты Земля и вообще он сам иногда
боится ума своего штурмана. После чего заокеанские гости выпили-таки
спирта, но до самой посадки в Хабаровске хранили гробовое молчание.
Дело в том, что этим маршрутом экипаж летал уже не один год, и все
привязки к местности штурман действительно знал наизусть.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100