анекдотов.net / Не мое, найдено в ВКонтакте.  Рассказал мне это мой знакомый, французский летчик, ветеран ВОВ по име..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Не мое, найдено в ВКонтакте.
Рассказал мне это мой знакомый, французский летчик, ветеран ВОВ по имени Антуан. И рассказал он следующее:
"Услышал я тут от молодых, что советские солдаты в Берлине, зверски насиловали местное население, и удивился. Когда это такое было? Конечно, нехороших личностей, готовых сделать что угодно, просто потому что им захотелось можно найти везде, кстати больше всего, по моим наблюдениям, таких разборок было в американских частях. Просто потому, что у этих ребят не было никакого морального стопора. Но не суть. Преступников опустим. Так вот насчет советских солдат, что вроде как была чуть ли не вседозволенность. Помню, как нас разместили вместе с советскими солдатами и местные, немцы, признав во мне француза, стали использовать как переводчика на полную катушку. Заходим в деревню — на всю деревню два деда и три пацана до десяти лет. Подходит старик ко мне и говорит: "Сынок, мы тебе и твоим товарищам заплатим, только вы с нашими девушками проведите время, а то очень хочется детей... ". Вот такие насильники были... в основном. — Антуан помолчал и добавил — а потом я русские деревни в следующем году увидел. Там еще страшнее было! Я вот что хотел сказать, не ведитесь вы на все, что в интернете рассказывают, столько там... тех кто никогда оружие в глаза не видел, а туда же. "
Истории о милиции и армии
* * *
Физик Георгий Гамов бежал в США из сталинской России. Говоря о том, что с ученым в эпоху политической нестабильности может приключиться все что угодно, он рассказывал такую историю:
"Вот сюжет, который поведал мне один из моих друзей, Игорь Тамм (Тамм — лауреат Нобелевской премии по физике 1958 года). Однажды, когда город был занят красными, Тамм (в те времена профессор физики в Одессе) заехал в соседнюю деревню узнать, сколько цыплят можно выменять на полдюжины серебряных ложек — и как раз в это время деревню захватила одна из банд Махно. Увидев на нем городскую одежду, бандиты привели Тамма к атаману — бородатому мужику в высокой меховой шапке, у которого на груди сходились крест-накрест пулеметные ленты, а на поясе болталась пара ручных гранат.
— Сукин ты сын, коммунистический агитатор, ты зачем подрываешь мать-Украину? Будем тебя убивать.
— Вовсе нет, — ответил Тамм. — Я профессор Одесского университета и приехал сюда добыть хоть немного еды.
— Брехня! — воскликнул атаман. — Какой такой ты профессор?
— Я преподаю математику.
— Математику? — переспросил атаман. — Тогда найди мне оценку приближения ряда Макларена первыми n-членами. Решишь — выйдешь на свободу, нет — расстреляю.
Тамм не мог поверить своим ушам: задача относилась к довольно узкой области высшей математики. С дрожащими руками и под дулом винтовки он сумел-таки вывести решение и показал его атаману.
— Верно! — произнес атаман. — Теперь я вижу, что ты и вправду профессор. Ну что ж, ступай домой.
Кем был этот человек? Никто не знает. Если его не убили впоследствии, он вполне может преподавать сейчас высшую математику в каком-нибудь украинском университете".
* * *
* * *
Урюпинск. Как я проходил военные сборы
Урюпинск, который считается столицей российской провинции, замечательный городок со своей интересной историей.
Когда-то давно в этом городке мы, студенты университета, проходили трехмесячные военные сборы. Мы были солдатами.
Начальником сборов назначили полковника Олениченко, руководителя чего-то там на нашей военной кафедре. Небольшого росточка, похожий на кабанчика, он при ходьбе размахивал руками, а при разговоре издавал звук, похожий на похрюкивание. За глаза его звали — «Олень». Он сам родом с Украины. Уехал оттуда давно, но сохранил своеобразный говор и строй речи, чем потешал студентов университета. Для того чтобы точно понять его мысль, постороннему человеку нужен был переводчик. Или субтитры, как в кино.
Например, останавливал Олень студентов на плацу и давал короткое наставление.
— Шо вы (хрю-хрю) как стадо баранов?!
(Субтитры: Уважаемые товарищи курсанты! Вы должны уметь ходить строем. )
— Война будет. И первымЫ ее начнем мы. Хрю!
(Субтитры: Скоро начнется 3-я мировая война, развязанная не нами. Но первыми в бой вступим мы, офицеры военной кафедры университета).
— А когда мы полягем, хто станет за нас? Шайка тунЭядцев?
(Субтитры: Когда мы падем смертью храбрых, вы должны будете занять наше место в строю. )
— И как вы будете воевать? С голымЫ писюнамЫ наперевес?
(Субтитры: Поэтому так важно овладевать воинскими знаниями).
А вот так выглядел «разбор полетов» после стрельб:
— Вчера Посупонько саданул из автомата по мишени и все патроны Богу в яйца… Извиняюсь! . . Пули.
(Субтитры: Вчера курсант Посупонько показал не лучший в своей жизни результат: все патроны полетели мимо цели… Прошу меня извинить! Оговорился. Не патроны, а пули. Патроны в цель не попадают. )
Представляете, как его прямая речь могла выглядеть в версии сурдопереводчика?
Чем мы занимались на сборах? Жили в солдатских казармах поротно. То есть одна рота в одной казарме. Человек по сто. Изучали вооружение армий стран потенциального противника, совершали марш-броски, ездили на стрельбы, учили устав. Помогали местному колхозу в сельхозработах.
Однажды нас отправили на бахчу собирать арбузы. В конце дня колхоз расплатился частью урожая. Привезли в казарму целую машину арбузов. Сложили их в одной из учебных комнат и начали их поглощать. Постепенно, но безостановочно.
Днем этот процесс как-то незаметен. Но ночью... Народ просыпался от непрекращающегося шуршания. Картина: «Вот солдаты идут». Идут в туалет. Причем, одна колонна идет туда, а вторая возвращается. Непрерывно.
Когда прибыли в часть, нам выдали обмундирование. И кроме сапог, портянок, пилоток и т. п. , дали тапочки-шлепанцы. Они были пошиты из голенищ старых кирзовых сапог и на один размер. Сорок шесть. Чтобы не промахнуться. Все 46-го размера. Ходить в них можно было только скользя. Как на лыжах.
Представьте себе картину. Ночь. Темная казарма. Только в конце коридора ярко освещена открытая дверь туалета. Свет в конце коридора. И курсанты в полусне, щурясь, вереницей к этой двери. Все в тапочках. Шурш-шурш-шурш. И молча.
Вы документальные фильмы про пингвинов видели? Вот как они ходили. А некоторые двигались, как пингвины, которые яйца высиживали. Они (пингвины) яйцо между ног зажимают и ходят. Иные из нас шли к цели в конце коридора, как пингвины с яйцом. Осторожно. Чтобы не расплескать…
Или, чтобы вам было еще понятней. Фильмы про зомби помните? Вот так курсанты и ходили. Бессмысленное выражение лица, полуприкрытые веки, чуть на отлете руки. Покачиваясь. Шурш-шурш-шурш. К свету.
Сборам предшествовал медосмотр в райвоенкомате. Представьте себе вереницу комнат. Трамвайчиком. В каждой сидит по врачу. В первой комнате раздеваешься до трусов и дальше только с больничным листком в руках. От врача к врачу. Каждый ставит свою резолюцию. Шутки, понятное дело, мужские. «Там будет такой кабинет…девушка молодая, хирург. С линейкой. Измеряет. Сначала в спокойном состоянии… Гы-гы-гы». Мужики, когда толпой собираются, быстро скатываются до примитивных и однообразных шуток. Но очень смешных!
На самом же деле девушка молодая и интересная была. Секретарша военкома. Она сидела в первом кабинете, напротив комнаты, где переодевались студенты. Обойдя всех врачей, нужно было вернуться по коридору к своим вещам. Одеться. Войти к ней и отдать свой листок с диагнозами докторов. И все! Девушка очень возмущалась, если студенты к ней входили неодетыми. Но об этом же никто друг другу не рассказывал. Не предупреждал. Все ждали представления.
Появляется какой-нибудь студент с листком в руке и в трусах: «Пацаны, а куда дальше? » — «Вот», — указывают шутники на дверь. И затаились. Через несколько секунд крик: «Сколько можно? Оденьтесь! » — Все: «Гы-гы-гы! »
Однажды приключилась еще более интересная история, едва не закончившаяся отчислением.
Подходит студент к группе таких балагуров.
— Куда дальше?
— Туда. Только понимаешь, ей этот стриптиз, эти раздевания надоели. Нужно сразу без трусов входить.
— Да, ладно вам. Умники нашлись.
Что происходит дальше? Это частично слышно и частями видно.
Девушка, поднимая глаза от бумаг на столе:
— Опять в трусах?!
— Извините, — студент рывком опускает трусы до щиколоток.
— Вон!
Распахивается дверь. Спиной, с голой задницей, путаясь в трусах, выскакивает наш сокурсник. За ним вылетает разъяренная секретарша и бежит жаловаться военкому.
Почему такая реакция? Непонятно.
Насколько, все-таки, разные — мужчины и женщины. Вот, например, вы — юноша… ну, мужчина… сидите в кабинете. Не врач. А к вам студентки. Сто человек. В белье. Ваши действия? А тут…
Виктор Висловский
* * *
День ВДВ, вечер. На набережной отдельные кучки в тельняшках довольно громко празднуют, причем одна такая группа празднует достаточно назойливо и явно ищет повода "постоять" за Родину и навалять супротивнику. Сначала пытались разобраться между собой, но тут под руку очень удачно подвернулся парнишка фриковатого вида: яркая молодежная одежда, независимый взгляд. Толпа быстро его окружает, обычные разводящие вопросы — "а что это у тебя, а как, чего, зачем? . . " Наконец, задают главный вопрос: "Ты знаешь какой сегодня день? " И это было их главной ошибкой! Парень не задумываясь громким голосом лупит как из пулемета: "Сегодня 84-я годовщина Воздушно-Десантных Войск, берущих отсчет от первого десантирования 12 десантников на учениях под Воронежом. Первый командующий ВДВ — Василий Филиппович Маргелов, отличительная форма десантников — берет и тельняшка, девиз ВДВ — "Никто кроме нас! ", Слава ВДВ! " Толпа — в хмуром о... (цепенении) — как же, добыча срывается и как срывается . Паренек повторяет уже настойчиво: "Слава ВДВ! ! С праздником! " Подходят более вменяемые тельняшки, "Слава ВДВ! ", "За ВДВ", братание, мир во всем мире, дружба. Паренек с кем-то ручкается; достается бутылка, разливается, чокается. Все расходятся своими путями. Как говорил Суворов, "Удивить — значит победить" .
* * *
Любители фантастики знают рассказ, как на борту космического корабля в "предвкушении" ревизора проводили проверку наличия имущества и недосчитались чего-то под названием "Кор. ес" (в другом переводе "Капес"). Похожая история из жизни.
В докомпьютерные времена в аэропорту на складе авиазапчастей проводилась инвентаризация. Вдруг в документах обнаружился "прибор хренометр авиационный комбинированный", коего завскладом на стеллажах и в своей документации не обнаружил. А завскладом увольняться собирался, нужно было чистенько все подбить. Мужик юморной, приготовил комплект: метровую металлическую линейку (страшный дефицит в то время) и здоровенный штангенциркуль. Но увы, хохот-то пошел уже по всему аэропорту, разозленная главбух подняла из подвала архивы и откопала все-таки за неделю накладную на "прибор кренометр авиационный комбинированный". А летчики уже предвкушали проверку...
* * *
МЕРТВАЯ РУКА
Dеаd Hаnd, буквально «Мертвая рука» — комплекс автоматического управления массированным ответным ядерным ударом...
К нам в палату его привезли под утро, когда все спали.
33 года, зовут Леха, диагноз: сотрясение мозга (кто-то, чем-то огрел по затылку, вследствие неудачного похода в кабак. )
Поначалу новенький не мог даже говорить, просто лежал и смотрел в потолок, и от того он казался всем нам таинственным незнакомцем.
Забинтованная голова, прищуренный взгляд Джеймса Бонда, многочисленные выцветшие татуировки на плечах, в основном армейского содержания, а главное этот его жуткий белесый шрам на загорелой груди. Такие шрамы бывают только у цирковых дрессировщиков — четыре борозды, явно от когтей хищника.
К вечеру Леха под капельницей понемногу разговорился, правда, почти все подлежащие, сказуемые и определения в его предложениях были матерными и никак не связанными с предметом разговора, так что смысловой КПД его речи был меньше чем у паровоза, а ведь бедняге и так каждое слово давалось с большим трудом.
Наконец, кто-то спросил:
— Леха, а что это у тебя за шрам?
— А это, так-пере-так, такой-пере-такой, в Бога, в душу, мать, шрам.
— Ну, это понятно, что "такой-пере-такой", но от чего он?
— Это я такую-растакую рысь из автомата завалил.
— Рысь? Да ты что? Расскажи, Леха.
— Ну, так-растак, слушайте, расскажу.
Когда я служил в такой-пере-такой армии недалеко от такого-сякого города Сарова, охраняли мы трам-парарам такой-сякой секретный объект в лесу, чтоб ему, балам-балалам.
Ну, вот, иду я вдоль такой-сякой колючей проволоки, в руках такой-рассякой поводок, веду, мать перемать, овчарку.
А в лесу такого-растакого дикого зверья, как мать-перемать где.
Вдруг, моя трам-парарам, ну что ты с ней будешь делать, трам-парарамовская овчарка, вырвалась и трам-парарам от меня.
Ну, думаю, хреновый признак, явно где-то рядом затаился трам-парарам, такой пересякой во все места, дикий зверь.
И действительно, смотрю, в десяти очень нехороших метрах, на дереве сидит такая-перетакая рысь величиной как вот ты, да нет, даже больше, как вот тот жирный мужик в таком-перетаком памперсе, что по коридору шкандыбает.
(Мы все невольно посмотрели на несчастного мужика в памперсе, представили его на ветке дерева и поняли, что Лехе попалась действительно страшная рысь)
Матка у меня, чух-перечух, сразу упала. Не долго думаю, снимаю, так себе, автомат с еще худшего предохранителя и даю по неприятной рыси нехорошую очередь.
Она падает на такую себе землю и тут же с@ка сдыхает…
Вся больничная палата удивленно переглянулась, но перебивать вопросами и без того трудный Лехин рассказ, так и не решилась.
Леха отпил водички и после некоторой паузы продолжил:
— А через полчаса примчалась такая-сякая, подыхать буду, не забуду, насколько она такая-сякая, тревожная группа. Самый нехороший в мире прапорщик-начальник караула, спросил меня «как» тут и «что» произошло.
Я рассказал, он подумал и говорит: «А ведь ты под роспись получил гадский приказ о том, что в зверей можно стрелять только после их непосредственного нападения на так-себе часового.
Все, пятно на нашу очень нехорошую часть, да и тебе, кстати, полгода дисбата железно светит"
Матка моя чух-перечух опустилась еще ниже, а прапор и говорит: "Ну, ладно, не ссы, хороший ты парень, на первый раз я тебя, так и быть, прикрою»
Короче приказал он бойцам прижать меня к так-себе земле и держать покрепче, один даже мне на голову сел, а сам он расстегнул мою ХБэшку, подтащил дохлую рысь и ейной, очень неприятной и с@ка острой дохлой лапой, захерачил мне вот этот шрам на груди.
Классный на самом деле дядька оказался, даром, что прапор.
Вот такая история, мужики…
…Я молча оглянулся на притихшую палату и когда увидел как все присутствующие трясутся под одеялами, то и сам не выдержал и заржал в голос…

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100