анекдотов.net / Июль. Берег реки Волги рядом с г. Канаково. Мы с парой друзей взяли палатки и разместились с ночевко..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

Июль. Берег реки Волги рядом с г. Канаково. Мы с парой друзей взяли палатки и разместились с ночевкой порыбачить. Местность не знали, встали на первой понравившейся полянке с подходящим берегом. Естественно развели костерок, сварили уху, ну а под уху и 100 гр не грех принять.
День будний, середина недели, вокруг ни души. Ночь хоть и короткая, но выдалась темной. Луны не было видно, только звезды, но зато сколько их было! Слышно лишь плеск воды, треск костра и изредка позвякивают колокольчики донок. С первыми лучами нового дня похолодало и начал появляться туман. Сначала он заполнил низины и начал стелиться по воде, после начал подниматься и запеленал все вокруг. Видимость упала до пары метров. Моему приятелю стало скучно. Он набрал полные богатырские легкие воздуха и как заорет:
— ЙО-О-О-ОЖИ-И-ИК!
В ответ даже эхо не было. Он еще раз:
— ЙО-О-О-ОЖИ-И-ИК!
И тут такое далекое-далекое, еле слышное:
— ЛО-О-ОША-А-АДКА-А-А!
Товарищ взял пузырь, закуски и пошел он на голос постоянно зовя ежика потерявшего лошадку. Вернулся минут через 40 по воде на деревянной лодке! На вопрос "откуда? ", сказал: "ежик дал покататься".
Оказалось сторож одной из лодочных станций услышал в ночи зов и со скуки решил хоть как то развлечься. Так и познакомились. В тот год благодаря укуренному советскому мультику мы в первый раз ловили рыбу на середине Волги.
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
* * *
Может, если коты приелись, то другой кто подойдет? У меня вот однажды киндерсюрприз пернатый был.
Мы шли как-то с папой по росе, по лесополосе. Вдруг из-под ног кто-то вышмыгнул. Смотрим — птенец типа цыпленка. В пуху еще, пестрый, а на спине — так вообще полоски, как у бурундука. "Куропатка! " — сразу определил папа и сказал: "Смотри и слушай, где-то должна быть мать с остальными. " Мы стояли-стояли, слушали-слушали — нигде ничего. Взяли куропатенка с собой, принесли в квартиру. У мамы приключился когнитивный диссонанс, а когда он отключился, то говорить что-то за или против не было смысла. Птиц остался. Был наречен Прохором.
Проха был кореш без проблем: ел практически все, что давали, даже вареное яйцо и тушеную капусту. Я ему каждый день ловила мух, мух он ценил. На балконе ему поставили большую картонную коробку с добротной корягой и листьями, в которую он забирался на ночь.
Ну да, он гадил, конечно, — но только на гладком полу! Папа, как главный специалист по дрессировке (не только куропаток), двумя-тремя затрещинами дал ему понять, что с кровати, диванов, ковра надо сойти сначала на линолеум, а потом уже ляпать свои шедевры. Невероятно, но факт: Проха приучился. Вот лежим с ним на кровати, я читаю книжку, а он, привалившись к моему боку, пух свой чистит. Вдруг встает, топчется-топчется — скок с кровати на пол, сажает там кляксу — и обратно, на кровать, ко мне под бочок.
Обожал, когда солнечное пятно под окном появляется, сесть пузом на теплый пол и закемарить. При этом начинал заваливаться на бок, ноги из-под него по гладкому полу выезжали в сторону, и так он и валялся на боку, как кот какой-нибудь.
А один раз прихожу утром на кухню, застаю картину: сидит мама, на коленке у нее Прохор, она держит перед ним чашку, а он оттуда чего-то пьет. Оказалось — кооофе с молоком...
Но не все коту масленица. У Прохора начали расти настоящие перья, и папа сказал: "Его надо учить летать. Иначе он потом в лесу не выживет. "
Сказал — сделал. У Прохора начались тренировки. Против полетов птиц категорически возражал. С небольшой высоты он либо просто нехотя с@скакивал, либо намертво цеплялся за руку когтями. Высота была увеличена. Тогда он наловчился, обдирая когтями поднятую вместе с ним руку, спускаться по ней вниз, на плечо, а уж быть спихнутым оттуда было не так страшно. С полетами не клеилось. И тут у Прохи стал расти гребешок. "А, — сказал папа, — тогда это однозначно петух. Не знаю, что он делал в лесу, но это петух. А раз петух, то летать ему не обязательно... А вот драться учиться — НАДО! " Надо — так надо. Тренировки перешли в партер. Проху дразнили ногой, а он на нее нападал. Это он делал с азартом и рвением, достигнув успехов. В результате успехов всем пришлось носить по два носка на каждой ноге — тогда синяков почти не было.
В общем, при добротном питании и должном физическом воспитании через пару-тройку месяцев у нас был шикарный сторожевой петух вишнево-коричневой расцветки, с зелеными и синими перьями в хвосте, радостно орущий в 5 утра на балконе. "Хм, — сказал папа, — а ведь ему теперь курица нужна! ". Папа знает, что говорит. Нужна так нужна. И от знакомых из деревни была привезена молодая курица, такая же пестрая. Курицу привезли вечером, Проха уже спал на своей коряге в коробке. Правда, коробка уже стояла не на балконе, чтоб все-таки не улетел ненароком. "Курицу надо подсадить к нему прям сейчас. Тогда утром они проснутся, как будто так и было. Иначе он ее побьет", — инструктировал папа.
В самом деле: утром Проха увидел незнакомую мадемуазель, тюкнул ее лишь пару раз по голове, обозначив, кто тут главный, и настала семейная идиллия. Только вечером нам надо было уйти допоздна, а когда мы пришли, то в квартире был полный разгром. Похоже, деревенская курица с полным отсутствием манер пыталась найти место для насеста. Она мирно дрыхла в ванной, на полочке перед зеркалом, сметя все, что там стояло, на пол. Убрав осколки и вытерев лужу туалетной воды, мама сказала: "Или она, или я. " Прохор и его молодая жена были отправлены в ссылку, в деревню к тому самому владельцу курицы.
Мы были там потом, год спустя. Проха заматерел, еще увеличился в весе и размере, только одного глаза не было. "Зато весь гарем — полностью его, — сказал хозяин, — он моего петуха тогда чуть не до смерти уделал, сам глаза лишился, но того вообще пришлось прирезать, чтоб не мучился. Чужие все сюда ходить боятся, хоть люди, хоть коты, про соседских петухов вообще речи нет. "
Без особой надежды на эффект, мама позвала его: "Проша! ". Он встрепенулся, прислушался — и вдруг каак припустит к ней, бегом! Прибежал, мы его погладили... На следующее утро смотрю — сидит папа у крыльца на корточках, протягивает Прохе на ладони хлеб. Проха как-то потоптался вокруг, потом примерился — взгромоздился на руку — клевать, как раньше... Хотя теперь он на руке еле-еле умещался и с трудом балансировал. Но ведь вспомнил! Вот зря говорят — "мозги куриные".
А Проха вот был индивидуум, личность куриной породы, не хуже кота.
* * *
"К вопросу об автоматике" или "что такое положительная обратная связь".
Надумали в нашем доме коммунальщики бороться за экономию. То есть, чтобы подъездное освещение автоматически включалось, когда на улице темнеет и отключалось, когда на улице светло. Под козырьком одного из подъездов приляпали фотоэлемент, сделали автоматику, а в подъезде поставили огромный автомат, который, собственно, все включает и выключает, но при этом производит "Бабах! " с громкостью взрыва снаряда.
Проверили (методом прикрывания фотоэлемента ладошкой) — все отлично работает. И пошли по домам.
Наступает вечер. А дело было в разгар лета и темнело поздно, где-то часов в 23, люди уже спать начали ложиться.
Итак, наступает вечер. "Ага! " — думает умный фотоэлемент — "стало темно, пора включать! ". И включает. Огромный автомат делает свой взрывоподобный "Бабах! ", от которого весь дом аж подпрыгивает — и включается подъездное освещение. Все прекрасно.
Но под козырьком того же подъезда (то есть, рядом с фотоэлементом) тоже висит лампочка, и она тоже включилась. "Ага! " — думает умный фотоэлемент — "стало светло, пора выключать! ". И выключает. Огромный автомат снова делает свой "Бабах! ", дом снова подпрыгивает — и освещение выключается.
"Ага! " — думает умный фотоэлемент — "стало темно, пора включать! ". И снова включает... снова бабах! снова стало светло...
Дальнейшее понятно — эти "бабахи" с интервалом в несколько секунд и с непрерывным подпрыгиванием всего дома продолжались до глубокой ночи. Пока кто-то из технически грамотных жильцов не сообразил, в чем дело и не расколошматил эту лампочку кирпичом. Дом, наконец, заснул.
На следующий день приходит комиссия принимать работу — и видит, что лампочка разбита. Непорядок! Электрики быстренько вкручивают новую, демонстрируют работу — все довольны, все отлично.
Наступает вечер. "Ага! " — думает умный фотоэлемент — "стало темно, пора включать! ". И снова начинаются бабахи с последующим разбитием лампочки.
Борьба электриков с жильцами за целую/разбитую лампочку продолжалась еще несколько дней. Пока кто-то совсем уж технически умный не приляпал к фотоэлементу жестянку, чтобы свет от этой лампочки на него не падал.
И воцарилась благодать!
* * *
Расскажу со слов знакомого — подполковника-артиллериста.
Середина 70-х годов прошлого века. Армия. Большие то-ли армейские, то-ли окружные учения, с привлечением все родов войск.
Майор Ананасов (на самом деле — Амосов, ставший Ананасовым после того, как пьяный корреспондент "Красной Звезды" перепутал фамилию, и в газете вышла статья о доблесном капитане Ананасове) командует батареей, которая должна отрабатывать стрельбу по волнам морского десанта.
Для справки: морской десант высаживается на берег не скопом как попало, а волнами. Для имитации этой волны (не по живым же людям стрелять) используется старая, отслужившая свое, баржа, с наваренными внутри дополнительными переборками, чтобы не ушла на дно после первого же попадания. Баржу эту тянет на достаточно длинном тросе десантный катер.
Пока батарея окапывается по уши в грязи (а дело это не легкое), морские десантники бухают водку и вовсю прикалываются над бедными грязными и уставшими артиллеристами, чем доводят до белого каления доблесного майора.
История умалчивает, как майор готовил данные для стрельбы, какие метеопосты выставлял, а может, просто, повезло, но факт остается фактом: первый же пристрелочный выстрел попадает точно в баржу, дальше следует залп батареи, все 6 снарядов — точно в баржу, еще залп — еще 6 снарядов в цель. Такого издевательства никакие дополнительные переборки выдержать не могут — баржа практически в мгновение ока превращается в подводную лодку. Напомню, что тросом она привязана к десантному катеру (с теми самыми веселыми десантниками на борту). Глубины в этом месте оказывается достаточно, чтобы превратить катер в поплавок — катер встал "на попа", половина его (вместе с тем местом к которому крепился трос) уходит под воду. Для освобождения, десантниками надо перерезать толстый трос, находящийся под водой.
Отборный мат десантников было слышно аж на огневой позиции батареи, в нескольких километрах от берега.
* * *
Из серии "Когда я был маленьким... "
Когда-то я тоже был маленьким. И тоже ходил в школу. И у нас тоже были каникулы. И даже зимние. Начинались они, как и у всех, за день или два до Нового года.
Было это в классе пятом или шестом, в эпоху, которую сейчас модно называть "расцветом застоя". Случилось так, что в первый день зимних каникул ударил сильный мороз. Градусов в тридцать пять. Не такое уж и событие для наших краев, хотя был бы учебный день — его объявили бы актированным. Но это были уже каникулы, и актированным этот день быть никак не мог, а в школу идти было нужно, так как по тогдашней традиции в первый день зимних каникул производилась генеральная уборка класса с последующей выдачей дневников. Одели меня родители "по фактической погоде" и отправили в школу. "Кворума" для генеральной уборки, естественно, не набралось, поэтому получил я свой дневник и отправился в обратный путь.
Стою на практически пустой остановке. Автобусов нет долго — как заведено, из-за внезапно ударившего мороза половина из них просто не завелась, а другая отдыхала в парке между утренним и обеденным часами пик. Нельзя сказать, что я замерзал — одет был, все-таки, по погоде. Да и ветра в такой мороз обычно не бывает — солнечно и полный штиль. Очень красивая, кстати, погода. Из-за дальнего поворота появился автобус. Радость. Радость, по мере приближения, сменилась разочарованием — маршрут совсем не мой. Автобус остановился, открылась дверь — внутри пусто. И тут водитель кричит мне из кабины сквозь салон: "Заходи! ". Я пытаюсь объяснить, что маршрут не мой, но он не слушает и заявляет, что ему как раз в ту сторону, куда мне нужно. Зашел. Вопросов на тему, откуда он знает, куда мне нужно, как-то не возникло. Попутно не возникло еще много каких вопросов из тех, которые обязательно возникли бы в наши дни. Автобус был стажерский, то есть за спиной водителя была оборудована специальная кабинка, где, на возвышении, должен был сидеть инструктор, когда автобусом управлял стажер. В эту кабинку и загнал меня водитель. Поехали. В кабинке было очень тепло и уютно. Разговорились. Слово за слово — разузнал он, куда мы все-таки едем и, минуя все остановки, привез прямиком к дому.
С наступлением холодов я часто вспоминаю эту историю, и становится чуточку теплее. И еще думаю, вот интересно, в наши дни такое возможно? Возможно ли в наши дни, чтобы водитель автобуса сошел с маршрута, чтобы подвести до дому замерзающего мальчонку? Вряд ли. Высадить — пожалуйста, а подвезти — нет. Даже если очень захочет — не сможет, ГЛОНАСС не даст. Все ходы записаны.
А может это был мой личный Дед Мороз? Не тот театральный, что из телевизора, в бороде и с мешком подарков по сто рублей, а настоящий, с обычной внешностью и очень добрый...
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100