анекдотов.net / Вдогонку к истории про спасенного бочонка и карьерный взлет, только эта история с грустным концом...
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
27 июня Анекдоты Истории Фото Шутки

Вдогонку к истории про спасенного "бочонка" и карьерный взлет, только эта история с грустным концом.
Рассказал мне эту историю один из приятелей, посему за верность полностью поручиться не могу. Дело в ней было в начале 90-х.
"Бойтесь своих желаний, ибо они имеют особенность сбываться не так, как вы себе это представляете".
Работал вместе с ним в небольшой фирме на средненькой должности молодой парень. Еще тридцати нет, сообразительный очень, но только грустный какой-то. Нет в нем радости к жизни совсем. Парень не общительный особо, но как-то на корпоративе они с приятелем на пару поддали, и тот рассказал ему свою историю.
Далее от его лица:
Понимаешь, у меня дед офицер, воевал в Отечественную, отец — полковник, Афган прошел, и я с детства мечтал стать военным. Искренне мечтал, без розовых очков. Закончил школу, поступил в училище, учился прилежно, стал лейтенантом, уехал служить в одну из сопредельных с Москвой областей. Служил честно, шли годы, получил капитана, затем в другую часть перевели, чуть ближе к дому. А у отца неподалеку садовый участок был. В общем, как майора получил, я стал в увольнении летом там жить. И хобби у меня появилось — за белыми грибами ходить. Я же к армии с детства готовился, всякое там ориентирование, марш-броски для меня плевое дело. И как в лес уйду с восходом солнца — так в сумерках обратно выхожу с корзинкой белых. Другие грибы принципиально не брал — чтоб азарт был.
Места у нас там дремучие, но до Москвы не особо далеко — километров 120-140.
И вот как-то пошел я с утречка рано за грибами, и забрел километров на 15 в глубь леса.
Вечереет уже, начал обратно собираться, и вдруг вышел на полянку, а на ней на поваленном дереве мужик сидит. Немолодой уже, костюм на нем явно хороший, но рваный весь, а на лице — полный набор чувств. Ну, я спросил, чего как — заблудился мужик. Спросил чего выпить. У меня с собой чекушка была. Посидели, выпили. В общем, ехал мужик с утра с дачи, водитель спереди, он с женой сзади. И слово за слово, поцапались они с женой не на жизнь, а на смерть. Он и не выдержал, велел остановить машину и пошел в лес напролом. Как в себя пришел — понял, что вокруг бурелом и куда идти не знает. Звуков не слышно. Помыкался- помыкался, умаялся и уселся на дерево. Так я его и нашел.
Ну и меня, значит, спрашивает, кто я и что. Я ему честно рассказал, что майор, что служу, что Родину люблю и армию, ну и все в таком духе.
Допили чекушку, я его повел из лесу, довел до дома, часть пути уже тащил — так он умаялся, и отвез до города — он адрес мне дал. Денег не взял с него — нехорошо это за помощь такую деньги брать с человека, хотя и предлагал он мне хорошую сумму. И напоследок он меня спрашивает: "Ну а мечта-то у тебя, майор, есть? " — "Конечно есть, отвечаю, у меня отец — полковник, дед полковник, нужно династию продолжать! ". Пожелал мне этот мужик удачи и ушел. Больше я не видел его никогда, хотя и искал конечно потом...
Ну вернулся я из увольнения, приступил к службе, и тут вдруг дежурный прибегает, говорит к начальнику части тебя, срочно. А начальник у нас хоть и полковник, но часть большая, и потому к нему без особой надобности не зовут. Прихожу, и еще в приемной вижу, что случилось что-то. Ну, захожу в кабинет, там все руководство части нашей, на начальнике лица нет, смотрит на меня ошалело и бумагу мне дает — на, типа, почитай. Я читаю. И понять не могу. В общем, чтобы вокруг да около не ходить — присвоили мне отдельным приказом звание полковника. Не списком, как всем, а именным. Причем я ж майор был, через звание — а такое, как говорится, только в сказке. Сначала думал — шутка какая, может, батя мой пошутить решил так, с начальником и офицерами договорился. Но быстро понял, что нет.
И знаешь, отношение ко мне стало сразу какое-то неприятное. Вроде как нормальный парень я, свой-свояком, хороший офицер, а что-то поменялось. Понятное дело, стали на меня наседать, выпытывать, что где и почему. А я-то что? Это ж я только после про мужика вспомнил да факты сопоставил, да и то меня на смех подняли. Как говорится, попал я в патовую ситуацию. Ну, начальник части, мужик он нормальный, через пару дней все же понял, что я не вру товарищам и никаких "лап сверху" у меня в помине нет — да тем более на таком-то уровне! И начал по старым боевым товарищам допытываться, что да как. Только все молчат, как рыбы — да не потому, что не хотят помочь, а не знают просто — обо мне в первый раз слышат. Аж до начальника округа дошел — но даже там ни слухом ни духом. А то, что приказ настоящий, сразу поняли — несколько раз в штаб звонили — там все подтвердили, все чин чинарем. Но тоже никто ничего не знает.
Стали думать, что со мной таким орлом делать — опыта у меня нет, должности для меня тоже — откуда ж ей взяться-то самой? Да и академию я не заканчивал. Кавардак со мной начался — мама не горюй. И это начальник еще попался нормальный, а остальные офицеры ко мне стали относиться с презрением что ли каким — кто ж поверит, что вот так простому майору ни за что полковника дали. Время суровое, война на носу, в сказки знаешь ли никто не верит. Батя тоже ко мне стал странно относиться — да что там говорить, самому противно. Я все ж потом вспомнил того мужика, думаю нужно его найти и поговорить с ним, что за дела — но сам понимаешь, дом, куда я его привез, огромный, квартир куча, время неспокойное, а так тип непонятный про кого-то разведать пытается — в общем после пары разговоров с ментами и охраной там я дело это бросил. После вызвали меня в штаб округа, мурыжили, мурыжили, тоже пытались понять что почему, и в результате решили меня на комиссовать и по-тихому в запас отправить. Начальник части мне потом на прощание сказал, что по всей видимости приказ "прямой" был, то бишь от "самого", а к нему ни на шаг не подступиться.
Я с горя чуть не спился, благо батя вытащил — сказал мне, что офицер — он не только на службе, он и в жизни офицер. И должен "стойко переносить все лишения и тяготы... ", как в уставе написано.
Пить я бросил, и на работу эту устроился. Только вот счастья в жизни нет как-то...
Лучшие анекдоты из жизни
* * *
* * *
История случилась вчера — 1 апреля 2011 года. Не был бы участником не поверил бы.
Закончилась наша командировка и мы — два проверяющих — мчимся на такси на ж/д вокзал и опаздываем на 4 минуты. Ну как бы все — билеты сдавать, ждать следующего поезда. А было нас двое — самозваный начальник да я.
Место действия — город Черновцы. И тут у меня взыграло — не бывать такому! Догоним поезд! Я вспомнил, что поезд очень медленно тащился последние 50 км перед Черновцами и предположил, что и назад, по дороге из Черновцов, тоже будет тащиться. И пока начальник гордо выхаживал в раздумьях по перрону вспомнил железнодорожную юность. Неподалеку стояла желтая мотодрезина с краном — еще советского производства. Я подошел к мужикам и объяснил ситуацию — денег нет, перекупить билеты не за что — помогите бывшему коллеге. Мужики оказались что надо — настоящие добросердечные украинцы: связались с диспетчером и испросили разрешения проехать до станции Кицьман за какой-то железякой. Диспетчер дала добро.
Я влез на дрезину и позвал своего важного начальника. Тот сначала не поверил происходящему, но потом взобрался с важным видом. Дрезина затарахтела и мы помчались на всех парах догонять поезд. Мы — это четверо мужиков и я с начальником. Я рассказал мужикам, что когда-то работал на железной дороге и на путях вести себя умею. Ну, короче, летим. Проехать надо было где-то так с 20 км. Летим — вдали показался хвост ползущего состава. И тут дрезина начинает чихать (то есть дизельный двигатель дрезины). Несколько чихов и двигатель глохнет. Все — амба. Мы стоим посреди дороги, поезд медленно уползает вдаль, вокруг поля — даже попутку не наймешь. Начальник начинает меня пилить. Важно и значительно. Мужики нас успокаивают — щас мы спустим ручную дрезину и поможем вам догнать поезд. Запускают в действие кран и спускают на рельсы ручную дрезину с ручагом посредине. Ну, я ко всякому привык, но тут даже я начинаю обалдевать от странности происходящего. Спускаемся с начальником на ручную дрезину, за нами в помощь два дядечки. Двое остаются запускать двигатель. Дальше картина как в ускоренном кино — бешенно качающие рычаг четверо мужиков в мыле догоняют железнодорожный состав. Не хватает только музыкального сопровождения соответствующего.
Но самое главное — мы начинаем нагонять поезд! Когда до Кицьмана остается остается с полкилометра нас догоняет завевшаяся дрезина, но поднимать ручную дрезину на борт поздно — не хватит времени. И вот такой кавалькадой мы прибываем на станцию: состав, четверо мужиков на дрезине, отчаянно качающих рычаг, и мотодрезина, тарахтящая и тутукающая кому-то впереди. Мы хватаем с начальником сумки и летим к поезду. Сзади спешат мужики в оранжевых робах и машут станционному работнику, чтобы задержал поезд. У дверей вагона теплое прощание, слова благодарности, предлагаем деньги. Мужики отказываются от денег и с добрыми выражениями на лицах отходят в сторонку. На дрезину грузится тележка с рычагом. Поезд трогается и мы уезжаем в Киев. Я вспоминаю, что сегодня 1 апреля и звоню жене. Вы думаете она не поверила? Как бы не так! Еще и рассказала детям, а те своим друзьям. Поверили все! А я вспоминаю и не верю!!!
* * *
По поводу вчерашнего "Вот придут к тебе ПРИЛИЧНЫЕ ЛЮДИ" вспомнилась пара историй. Обе произошли в самые лютые для страны годы антиалкогольной компании.
Приятель, готовясь к юбилею, нарыл где-то талонов на водку, и попросил отоварить. Без водки вполне можно было обойтись, тесть обещал привезти из деревни самогона собственного приготовления в достаточном количестве. Но на случай, если "придут приличные люди", товарищ решил подстраховаться. Традиции большого русского застолья требовали ставить водку на стол хотя бы на первый тост. Потом можно было подливать в те же бутылки самогон.
Талонов было на шесть бутылок. Я аккуратно поставил их в пластиковый пакет советского производства, и на выходе из магазина случайно задел пакетом о косяк. В пакете неприятно хрустнуло и захлюпало. Минус один — подумал я, и расстроился. Так, расстроенный, и пришел к приятелю. Советский пакет, к слову, не пропустил ни капли, все содержимое вместе с осколками плескалось на дне. Мы проткнули шилом пакет, и аккуратно слили содержимое. Потом процедили его через несколько слоев марли, марлю крепко отжали. Приятель меня утешал, но я был безутешен. Тогда он сказал — да х@ли? И разлил спасенное содержимое в два стакана. Мы накатили, и закурили. Немного отпустило. Приятель подумал и сказал, — нечетное количество бутылок не укладывается в логику традиционного русского застолья. Спрашивать его, на чем базируется эта логика не стоило, ответ мог затянуться на пару суток. Поэтому мы просто открыли лишнюю пятую бутылку, чтобы восстановить гармонию. Потом зашел Саня, сосед, с извинениями, что не сможет прийти на юбилей, потому что работа. Тут уж сам бог велел не лишать хорошего человека праздника. Бутылок снова стало нечетное количество, и пришлось это снова как-то компенсировать.
Потом я помню довольно смутно. Но точно помню, что в итоге на юбилее все приличные люди хлестали самогон как не в себя, и пели осанну тестю. А я нет-нет да и мучил себя вопросом: если бы я не расхреначил ту бутылку, дожила бы водка до юбилея?
Другая история случилась в те же примерно годы в Одессе, где мы отдыхали у родственников жены. Они только недавно вернулись из Германии, и у них в стенке, на самом видном месте, стояла какая-то ох@енно красивая бутылка с темным содержимым. Я не помню, может это был хеннесси, может еще какая экзотика, неважно.
На все мои заманчивые предложения испробовать заграничного зелья я получал категорическое нет. Причем хозяин был по существу не против, а хозяйка — ни в какую. "Щас вам, олгоголегам! Вот придут приличные люди... ! "
— Капец, ну вы жлобы! — говорил я, и шел в палатку за пивом. Пива, слава богу, в те годы в Одессе на каждом углу было хоть утопись.
Отпуск заканчивался. Накануне отъезда мы устроили небольшой прощальный ужин. Выпили конечно. Потом легли спать. Среди ночи я почувствовал, как кто-то толкает меня в бок. Возле кровати в полумраке стоял хозяин. Он прижимал палец одной руки к губам, а во второй руке у него что-то загадочно поблескивало. Увидев, что я открыл глаза, он призывно махнул бутылкой, и вышел.
Сперва мы хотели сесть на кухне, но по здравому размышлению решили, что это слишком рискованно. Хозяин снова махнул бутылкой, мы взяли стаканы, пару конфет, и спустились во двор. За все это время нами не было произнесено ни звука. Только во дворе, на лавочке, разлив по первой, хозяин сказал:
— Ну их в п@здy!
Это, как я понял, был тост, и мы выпили.
Мы сидели в тени большого каштана, под черным одесским небом, и молча пили экзотическое заграничное пойло. Говорить нам по сути было не о чем, слишком разные мы были люди. Единственное, что нас роднило, это мужская солидарность и ненависть к бабскому лицемерию. Не скажу, что вкус пойла меня как-то особо поразил. Оставив в бутылке грамм сто мы вернулись на кухню, и посредством крепкого чая, йода, и марганцовки стали подбирать нужный колер. Немного повозившись, мы наконец добились примерно нужного результата, долили бутылку до краев, водрузили на место, и разошлись спать.
На следующее лето мы в Одессу не поехали. И на позаследующее тоже. Жена уговаривала, но я сказал что к таким жлобам, для которых бутылка бормотухи дороже теплых человеческих отношений, я больше ни ногой. А спустя года три или четыре в разговоре по телефону одесская родственница обмолвилась жене:
— Помнишь ту бутылку? Мы ее открыли на мой день рожденья. Пришли приличные люди, хороший повод. Ты бы знала, какое там оказалось г@вно! Так стыдно! Слава богу никто не отравился.
— От йода с марганцовкой еще никто не умирал! — злорадно буркнул я себе под нос.
Остроухая жена однако расслышала, и долго с пристрастием пытала, что я имел в виду.
Но я молчал как рыба. Потому что это была не только моя тайна.
* * *
* * *
* * *
Тем летом, все помнят, жарища стояла. Пиво шло на ура. Ну, и тара под него соответственно тоже. Привезли мы ПЭТ в одну пивнушку. Пока продавщица принимала товар, в окошко сунулось черное-черное лицо и сказало: "Малборо". Я слышал, что в наш колхоз делегация африканская приехала, но возле пивнушки увидеть ее представителя не ожидал.
Продавщица спокойно, ничуть не удивившись, дала ему пачку и вернулась к приемке. Под веселым настроением, я решил "блеснуть" перед делегатом английским: "Гуд монинг! Вот из е кантри? ". "Кения". "О, Кения! Гут!
Найроби! Нашионал энимал парк! Ранинг мэн! Стайерс! Бьютифал кантри энд пипл! " — на одном дыхании произнес все, что знал об этой стране. Афр покивал головой и убил меня напрочь: "Приходи вечером в отель, бухнем! ".
На русском. Совсем с небольшим акцентом. Так как я не пью уж давно, пришлось вежливо отказаться.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100