анекдотов.net / История о том, как я стал дедушкой в 31 год.  В свои годы я почти седой...  Еду вчера в маршрутке, с..
Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
😜 😎 😉 🙂
6 июля Анекдоты Истории Фото Шутки

История о том, как я стал дедушкой в 31 год.
В свои годы я почти седой...
Еду вчера в маршрутке, сзади меня сидят мама с дочуркой лет 5-6 ти.
Дочка постоянно задает маме вопросы, та на них исправно отвечает.
Кстати, у дочки очень развито логическое мышление, в чем и предлагаю убедиться. Дочурка спрашивает у мамы, имея ввиду меня:
— А этот дядя впереди нас — он дедушка?
— Чего ты так решила? (спрашивает мама)
— Потому что седой, а все дедушки седые!
— Ну, что же ты, дядя не сильно седой.
— Значит он почти дедушка!
— Нет, мое солнышко, дядя еще совсем молодой, как твоя мама.
После недолгого раздумья девочка выдает гениальную фразу:
— Значит ты, мама, тоже старая и скоро будешь бабушка, а не седая ты потому что красишься!
Истории о детях
* * *
Сегодня стоял на балконе, курил и наблюдал за ребятишками — девочками и мальчиками лет шести-восьми, которые возились в песочнице.
Одного из мальчишек окликнули из окошка на первом этаже и он с досадой прокричал в ответ: "Бабушка, мы как раз клад выкапываем! "
Ей-богу, я умилился: не все в этом мире уже испорчено интернетом; остались еще романтики.
И вспомнилось мне, как мы — я, Серега и сестренка его младшая, Нинка — играли на чердаке "в докторов". Ничего "такого" — мы действительно почти спасли-таки жизнь одного живого существа.
Дело было так: Полезли мы с Серегой как-то в воскреный день утром на чердак нашей пятиэтажки — разумеется, именно потому полезли, что лазить нам туда строго-настрого воспрещалось. Ну, и еще потому, что у нас там, в самом торце, был "штаб" — укромный такой закуток, в котором стоял чей-то старый сундук с барахлом и было слуховое окно, открывавшее вид на крышу соседнего дома. Там можно было играть в пиратов и Чапаева; рассказывать друг другу разные истории и вообще — фантазировать. И вот только мы подошли к нашему штабу, как вдруг в окно со страшной скоростью влетает какой-то серый комок, со всего разлета врезается в один из столбов подпорки и падает на сундук.
Смотрим — а это воробей. Лежит на сундуке кверху ж@пой и не шевелится — видать, здорово вписался. Глазки закатил, клюв как-то кособоко приоткрыт и только одна лапка конвульсивно подергивается. От кого уж он там на таких скоростях удирал — неизвестно.
Ну, у Сереги (тут надо заметить, что он старше меня на целый год был и намного авторитетнее и головастее) реакция всегда была будь здоров. Он тут же этого воробья — хвать. А тот только-только, видать, потихоньку от аварии в себя приходить начинает — задышал неровно и, вроде как, зашевелился. А лапка одна так и не подает признаков жизни — висит, что называется, плетью. Тут Серега и говорит:
— У него правая нога поломатая.
— Сдохнет? — спросил я.
— Если перелом вылечить — не сд@хнет. Потому что от сердца далеко. — говорит Серега. — Гипс наложить надо. Ну-ка, держи его — я счас.
Я взял воробья в руки покрепче, ничуть не удивляясь тому, что сказал
Серега: его отец был скульптором-любителем, так что Серый вполне мог обращаться с гипсом и глиной и даже сам лепил, бывало, таких глиняных солдатиков — закачаешься.
Минут через пять возвращается Серега со всеми необходимыми для операции причиндалами: гипсовым порошком, баночкой из-под вазелина, папашкиным долотом для обработки камня и литровой банкой воды. А следом тащится его младшая сестра Нинка с куском хлеба в руке.
— Ты зачем ее с собой притащил? — спрашиваю. — Сдаст ведь.
— Не сдаст, я ей пять копеек на мороженое пообещал. А то она сандаль давать не хотела — говорила, что будет орать, если я ее с собой не возьму. Ты не ссы, я все предусмотрел, — говорит.
— На фиг сандаль-то?! — спрашиваю я.
— А воробья фиксировать. Ты, чтоль, его держать будешь, пока я гипс буду накладывать? Он же трепыхаться будет, а это опасно — можно еще больше навредить. А у нее как раз размер подходящий.
М-да... Минуть десять мы фиксировали воробья в Нинкином сандалике — затолкали его башкой внутрь и подтягивали ремешки до тех пор, пока он не затих, свесив лапки наружу. Потом Серега по-шурому замесил гипс в баночке и, оттянув правую ножку воробья двумя пальцами, нанес на нее приличный слой раствора. Култышка получилась что надо — если и не размером, то уж формой точно она напоминала палицу Ильи Муромца. Наружу торчали лишь пальчики с коготками. Нинка только лупала глазами и пищала от восторга.
— Ну, и че теперь? — спрашиваю я, — долго ему в гипсе ходить?
— Ну, вообще-то так: сколько тебе лет, столько дней и гипс носить надо.
— говорит Серега. — Этот, видишь? совсем молодой еще. Полгода ему, наверное. Так что к вечеру должно срастись. Вот вечером и снимем.
Мы положили воробья на сундук. Воробей слабо вздыхал после операции. Мы насыпали ему хлебных крошек и поставили рядом с ним литровую банку с водой — на случай, если ему вдруг захочется пить, потому что летом на чердаке под шиферной крышей жарко.
... Вечером, когда мы, вооружившись молотком — для снятия гипса — залезли на чердак, воробья на сундуке не оказалось.
— Наверное, очухался и улетел, — предположил Серега.
— Как же он теперь с неснятым гипсом будет? — спросил я. — Мешает ведь.
— Ну... Что гипс? Обтерхается со временем. Главное, что выздоровел.
Мы молча переглянулись. А Нинка хлопала глазами и молчала...
... И только много лет спустя, на какой-то вечеринке, Нина спросила меня:
— Витя, а ты помнишь того воробья? Я ведь тогда сразу не поверила, что он улетел. Я на следующий же день поднялась одна — ох, и страшно же мне было! — на чердак и нашла там, в другом углу, кучку перышек и и рядом — кусочек гипса. Кошка, наверное... Я похоронила этот кусочек гипса во дворе рядом с беседкой. Лопаткой своей выкопала ямку и похоронила...
* * *
* * *
На днях на работе закончилась бумага в факсе, по сему поводу я был отправлен в магазин за новым рулоном. Зашел в магазин школьных и офисных товаров, выбрал что нужно, стою в очереди в кассу на оплату. Передо мной стоит парнишка среднего школьного возраста, оплачивает тетрадки, ручки, фломастеры и прочую школьную мелочь. Оплатил, убрал все в рюкзачок и направился на выход.
А на выходе стоит турникет пртивокражной системы, который реагирует на бирки-наклейки, которые часто встречаются на книгах, продуктах, лекарствах и прочих товарах в супермаркетах. Если товар с такой биркой не прошел через кассу и соответственно бирка не была "размагничена", то турникет поднимает тревогу, что кто-то что-то не оплатил.
И вот, проходит этот парнишка через турникет. Турникет ничинает пищать и моргать красными лампочками, что естественно не ускальзывает от внимания охранника.
— Эй, ты, стой, пади суда, показывай че у тебя в карманах и в рюкзаке!
В результате шмона и недолгих экспериментов выясняется, что сигнализация пищит на книгу из раздела "Гарри Поттер против Челябинских скинхэдов".
Охранник, судя по интонации его голоса, кажется уже представил, как ему выпишут премию за хорошую работу и предотвращение кражи.
— Та-а-ак, значит печатную продукцию воруем. Я видел, что ты в кассе ее не оплачивал. А книжечка-то почти 200 рублей стоит... Стоять здесь, никуда не ходить, щас будем с тобой разбираться!
Парень, опустив глаза в пол и заметно нервничая, говорит, что не брал он эту книгу, она у него уже давно, он уже успел прочитать половину и далее в таком духе. Охранник, осознав свою важность, продолжает морально давить:
— Это ты у меня будешь в милиции объяснять, сколько ты там прочитал...
[обращаясь к менеджеру торгового зала] -Оленька, посмотри пожалуйста, кажется это наше, из дальнего зала...
Оленька подошла, покрутила книгу в руках.
— Нет, у нас там только юридические и бухгалтерские, сказок у нас нет.
Охранник, осознав облом, сразу помрачнел, вернул книгу, пробурчал
"быстро собирай свое г@вно и вали отсюда чтобы я тебя тут больше не видел! ЖИВО! " Что, немного пришедший в себя парень и сделал.
Казалось-бы это не единичный случай, если бы не одно но... За несколько секунд до того как менеджер осмотрела книгу и вынесла оправдательный приговор, парень, осознавший какие проблемы создал себе и родителям, истерически рыдая завопил на весь магазин:
— Да клянусь вам, это не ваша книга! Клянусь, я ее в другом магазине
УКРАЛ!!!
* * *
* * *
Четырехленего сына в первый раз привезли в Россию к бабушке, в высотный дом. Прилетели издалека, из Америки. По дороге расписывали как будет здорово, бабушка живет на втором этаже большого высокого дома, там даже лифт есть. В общем ожидания у ребеночка были. Зашли в трехкомнатную квартиру, ребенок быстренько осмотрелася, все комнаты прошел и говорит — ну что, бабуля, поехали остальные твои этажи осматривать, что у тебя там есть. Четырехлетке даже в голову не могло прийти что живя в доме с ЛИФТОМ! это все не бабушкино. А как же бассейн на других этажах, спортивный зал, подземный гараж, это же все обязательно должно быть.
Долго потом пришлось оебенку объяснять, что собственно на лифте, конечно, можем прокатиться, до крыши и обратно, но в общем-то и все.
Разочарования не было, ведь впереди был новый атракцион, поезка на автобусе и метро, там ожидания оправдвлись в полной мере, ведь что машина, когда тут такое ездит!
* * *
Осторожно — дети!
Электричка отошла от платформы. У мужика напротив в кармане раздался звонок. Он суетливо достал телефон и противным мармеладным голосом заискивающе закудахтал в трубку.
— Да? Да-да! ... Я еду, еду! ... Вот от Строителя отъехали как раз!
Ребенок насторожился, оттопырил ухо, оторвался от только что купленного журнала, испуганно выглянул за окно и возмущенно закричал глядя на меня.
— От Перловской! Папа, ОТ ПЕРЛОВСКОЙ!!!
(В нашей команде он выполняет роль штурмана. Обязанность штурмана — отслеживать маршрут. За неверную координату в пространстве в любой момент времени — шолобан. Это в лучшем случае — шолобан. А то и строгий выговор с предупреждением. )
Мармеладный тут же набух, запунцовел лицом, и затараторил внутрь трубы.
— ... . От Строителя! ... . Говорю же — от Строителя! ... . Ну, это же ребенок! Он ошибся просто!
"Сам ты жеребенок" — хотел сказать я, но тут штурман на всякий случай прикрыл ладошкой лоб и не менее возбужденно заорал.
— Папа, Перловская же! Перловская?! Там церковь была, щас мост поедем!
Все, что в это время слушал в трубку мармеладный сильно читалось у него прям на лице бегущей строкой поперек монитора.
Я положил руку штурману на макушку и сказал, может чуть громче чем надо было.
— Перловская, сынок, Перловская. Я вижу. Не переживай. Читай журнал.
Мармеладный послал мне луч ненависти, схватил сумку, и ломанулся к выходу, на ходу продолжая упорствовать в своем заблуждении.
— ... Ну, я ошибся! ... . Ну, извини!!! ... Зачитался! Тут просто остановки не объявляют!
— ПЛАТФОРМА ЛОСЬ! СЛЕДУЮЩАЯ СТАНЦИЯ — ЛОСИНООСТРОВСКАЯ! — злорадно прокричала ему прямо в телефон вредная тетка из динамика.
Штурман облегченно вздохнул и вернулся к странице, где ужасные черепахи-мутанты мочили очередного несчастного злодея.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100