Мечты детства
Когда я был маленьким, то очень увлекался историей. Книжки в доступе были и я в свободное время и во время каникул на даче читал запоем, при этом тщательно запоминая даты и факты. В общем, годам к 12 мое образование было на уровне 1 курса исторического факультета как минимум. Времена были непростые, на дворе 94 год, и вместо сегодняшних курортов мы с мамой на каникулы едем к родственникам в Питер.
Благо, дешево и есть где «окультуриться». В нашей программе, кроме досконально изученных музеев из «первой пятерки», был Артиллерийский музей. Экспозиция его была очень обширной, но в отличие от своих более известных массовым посетителям собратьев он общенародной любовью в те годы не пользовался. Иными словами, собрать экскурсионную группу «не представлялось возможности». Но я не просто увлекался военной историей – ваш покорный слуга к 12 годам изучил множество книг и даже несколько серьезных научных работ по вопросам артиллерийского дела в России и мог поспорить со студентом инженерных курсов, если таковые были на тот момент в России.
В общем, моя мама сделала ход конем по прямой – пошла в экскурсионное бюро и рассказала все как есть. Что, дескать, хочет оплатить мне индивидуальную экскурсию по музею. В бюро ей объяснили, что правили есть правила, и экскурсия возможна только для группы не менее 10 человек. На вопрос, можно ли сделать индивидуальную, так как других желающих нет, глава экскурсионного бюро оценивающе посмотрела на нас – мы явно не тянули на жену «нового русского» с сыном, которым батя строго-настрого наказал «позырить какие стволы были у братвы в прошлом». Иными словами, начала маму всячески убеждать, что индивидуальная экскурсия есть буржуазное проявление и все тому подобное. В общем, мама не выдержала. Она прямо рассказала, как я интересуюсь историей и перечислила книги, которые я читал. Мои глаза дополнили картину – лицо женщины изменилось и она сказала «Ждите», уйдя куда-то наверх по мраморной лестнице.
Через 5 минут она спустилась и повторила «Ждите», но как-то торжественно. Я искренне стал ждать. И не ошибся. По лестнице раздались громкие и звонкие «цоки» каблуков офицерских ботинок. И вдруг… да, передо мной появился ОН – Генерал–Лейтенант, директор музея, который лично спустился, чтобы провести мне индивидуальную экскурсию по своему музею. Свои чувства я описать не смогу – у меня просто не хватит слов. На прощание он подарил мне пачку календариков, которые я иногда перебираю до сих пор. И понимаю, что это те чувства, которые сейчас не купишь ни за какие деньги.
Истории о детях
* * *
* * *
* * *
Историю рассказала замечательный доктор. Заслуженный врач Республики Марий Эл, хирург- офтальмолог, спасшая от слепоты не одну тысячу человек.
1970-е. Не все жители Марий Эл понимают по-русски. На матерном русском при этом шпрехают виртуозно все от мала до велика. Это и по сей день особенность нашего коренного населения. В связи с этим все русскоязычные доктора знают марийский.
Собственно история. Привозят из глухой марийской деревни девчушку трех лет от роду . Проникающие ранение роговицы. Клюнул петух. Требуется срочная операция, иначе глаз просто вытечет. А анастезиолога нет. Пересменка у врачей. Бывает. И доктор принимает решение шить без наркоза, благо операция на несколько минут.
Девчушке во время операции доктор на марийском ласково приговаривает: "Капли пештем, капли пештем!" (Капли капаем, то есть, потерпи.) Ребенок переностит операцию не пискнув. И только когда ее вывозят из операционной гневно, дрожащим детским голосом заявляет: "Капли пештем, капли пештем! Х. Й пештем. С. ки! Бл. ди!!!"
Из девчушки, натерпевшейся во время операции, выросла роскошная красавица. Зрение ей сохранили. Спасибо нашим докторам за золотые руки и умение найти общий язык с любым пициентом.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100