Цифровая реальность и карьера провинциала.
Историю эту рассказали коллеги одного из самых молодых генералов МВД. К слову сказать он не только самый наверное молодой, но и из самых дальних краев нашей необъятной страны сделал карьеру из простого участкового в начальники управлений столичного министерства. На вопрос коллег, как он оказался в участковых в таком дальнем Зажопинском участке наш герой предпочитает не говорить. Его право. Но про своих первых подопечных может рассказывать часами. Народ был откровенно маргинальный: бичи, поселенцы, алкашня, шизики, хиппи и прочий сброд. С работой тяжело. Воровство страшное. Но тяжелых преступлений против личности фактически не было. Будучи в поселке человеком новым, участковый одевшись попроще после каждого очередного грабежа выходил на рынок соседнего городка. И не было случая, чтобы на рынке он не находил краденое барахло. Став узнаваемым он нанял за свои деньги бабок старожилок, которые годами торгуют своим поношенным барахлом. Единственным их бизнесом были "премии" от участкового за каждый найденный утюг или кастрюли, торгуемый воришками на этом базарчике. Почти 100% раскрываемость на участке подкинула нашего героя карьерно уже в райцентр. Заодно наш герой стал студентом-заочником одного московского ВУЗа по специальности управления базами данных. Это были времена, когда компьютеры уже появились, но в провинции они использовались лишь как пишущие машинки и игрушки. Картотеки и архивы были еще бумажными и в виде карточек. Даже в Москве. А наш герой в Зажопинском райотделе на софте, купленном у местных фанатов игр, который те привозили с московской горбушки, начал городить на языке SQL базы данных, что на местном уровне стало выглядеть как фантастическое будущее. После первой же презентации на областном совещании героя переводят в область и дают в подчинение уже группу пиджаков, которые за полгода вбивают в базу всю областную шантрапу, кооператоров, придурков психбольниц и пр. Скачок раскрываемости преступлений по области, включая поимку маньяков и серийников сделал начальника областного управления МВД полковником столичного главка, куда он перетащил и нашего героя. А он так и продолжал свои заочные освоения компьютерных систем. Тут уже появился ORACLE и первым кто влез на это поле осмысленно и был наш герой. У него уже был отдел в НИИ, красивая форма, квартирка в пригороде когда началась война на южных берегах. Еще не время, но одним из первых, кто стал анализировать интернет трафик околотеррористической публики и стал наш герой. Много жизней он спас в невзорванных машинах и подъездах наших городов. И звездочки его заслуженны абсолютно честно. И когда очередная столичная тетка с кульками выступает в метро на понаехавших тут, я почему-то обязательно вспоминаю нашего героя и говорю — спасибо, что вы к нам понаехали. Побольше бы таких "участковых" — с головой и совестью.
Истории о милиции и армии
19 ноября 2017
Адриан

* * *
Расскажу со слов хорошего знакомого, в достоверности не сомневаюсь.
Екатеринбург и Челябинск — города-близнецы. Оба — центры уральской тяжелой промышленности. В начале 90х она почила в обоих. Без работы тогда остались тысячи здоровых молодых парней. А вот судьбы у этих парней и у этих городов оказались разные.
В Ебурге наступил бандитский беспредел. Здание областного УВД расстреливали из гранатометов. Уралмашевская группировка одно время треть России держала. Не без успеха штурмовала Москву. К ним валила молодежь. Явные же победители. Здравствуй, Сомали в России! Будущее за тобой!
Сейчас эти парни тише воды, ниже травы. В буквальном смысле.
А вот челябинские менты отбивались отчаянно. И город умудрились удержать от сваливания в беспредел. Самая боевитая безработная молодежь, вместо бандитов, предпочитала там в менты валить. Точнее, в ОМОН.
Что за чудеса, казалось бы? А я одного такого омоновца помню. Глядя на него, сам чуть в этот ОМОН не пошел (рассказчик пошел вместо этого в МГУ). Поселился здоровенный такой дядько в нашем доме, квартиру снял задешево. А стоила она пустяки, потому что съезжали оттуда люди. В то время в Челябинск хлынула наркота. Всего одна, но какая — гер@ин.
Продавали его поначалу по бросовой цене, чтобы побольше народу подсадить. Наш дом стал притоном. Заходить в подъезд было страшно — они могучими кучками держались. Повсюду валялись шприцы, ими даже почтовые ящики были поутру забиты.
Героин забирает на тот свет быстро. То передоз, то заражение крови. Из нашего подъезда периодически уносили жмуров. Им на смену приходили новые. А вот этому дядьке за три дня удалось навести порядок. Во всех подъездах. Исчезли из них нарики, и до сих пор не возвращаются.
— Что, свое маски-шоу вызвал?
— Не, зачем. Сам справился. В первый вечер вежливо предупредил. Не помогло. Слегка огорчился. Уральцы народ прямой. Ну вот что делать, если слова доброго кто-то не понимает? Тут и соседи решились, присоединились к движухе. Вышибали наркоманов из всех пяти подъездов потрясающими траекториями. Жалко их было, но — пришла пора поставить на крыло.
— Так ты же сказал, что он за три дня справился?
— Ну да, на следующий день они опять вернулись. Идиеты. Вот тут уж он разозлился по-настоящему. Это был пц. Больше не беспокоили. Весь дом на него тогда молился. А одна даже замуж за него вышла от восторга.
— Ну а нарики в соседний дом ушли небось. Что толку.
— Безусловно. "Кто-то теряет, кто-то находит". Но им все равно героином на тот свет one waу ticket был уже выписан. А эти ребята вскоре саму кассу прикрыли. Свой дом зачищать — это было его хобби.
В нерабочее время. А вот в рабочее, во всеоружии и группами, это были профи. Они поставщиков накрыли и прекратили. Вот и смекала молодежь, что круче — омоновцем служить рядом с ними, или [ман]дюлей от них огребать.
Не сразу у них получилось, конечно — одних упакуют, другие понаедут. Несколько лет город трясло. Ну так, чем дольше война, тем слаще победа. Любой рефери сейчас присудит — победа осталась за этими бесчеловечными омоновскими дядьками. Они жили по принципу — "Сниму квартиру. Порядок в районе гарантирую".
* * *
* * *
Не моё, но поскольку авторы не публиковали, имею право. На месячных военных сборах (кто не знает, заключающих обучение на военной кафедре и являющихся необходимым условием присвоения звания лейтенанта запаса) один прапорщик постоянно до*бывался к студентам-курсантам: "Вы думаете, вы солдаты?! Вы не солдаты, вы г*вно! " Приходилось терпеть, ну а что делать? После прохождения процедуры зачета перед отбытием из части, где сборы проходили, студенты скинулись и на торжественном "заседании" благодарили руководство сборов — святое дело — коньяком разной звездности для разнозвездных же командиров. Дошла очередь и до нашего прапорщика, тот, кто выступал от студентов, говорит: "Товарищ прапорщик! " Тот, довольный, выходит получать свою бутылку и что, вы думаете, слышит? "Товарищ прапорщик, вот теперь мы офицеры, а Вы — г*вно! " Присутствующие офицеры его вредность явно знали и поэтому сами смеялись и оргвыводов не было.
* * *
Увидел сегодня по телевизору американские авианосцы на учениях возле Северной Кореи и вспомнил молодость.
В 1995 году я болтался на очень маленьком научном суденышке вдоль побережья Калифорнии – экипаж 12 человек и еще 12 человек – научный экипаж, в основном, биологи.
Биологи мерили что-то свое биологическое, в нескольких, заранее определенных, точках. Поэтому мы ходили по кольцевому маршруту делая полный оборот за сутки, останавливаливались в нужных местах, спускали шлюпку. Шлюпка на веслах (чтобы не потревожить живность) и после измерений мы шли к следующей точке. Все постепенно дурели от однообразия жизни.
В какой-то день я проснулся от шума, и выйдя на палубу увидел огромный авианосец прямо по курсу. Наш капитан говорил биологам, что он сейчас свяжется с авианосцем, тот отойдет в сторону и биологи смогут провести измерения. Охреневшие биологи пытался уверить капитана, что после авианосца мерить что-либо бесполезно и одной точкой больше или меньше – не так уж важно: жизнь дороже. Но у капитана что-то заклинило в голове и он послал радиограмму на авианосец с требованием подвинуться. Я сразу вспомнил выложенные в сети радиопереговоры между авианосцем и маяком и, устроившись поудобнее, стал смотреть.
Что ответили с авианосца на радиограмму я не знаю, но судя по виду нашего капитана, думаю, что если опустить все неприличные слова, то не ответили ничего. Капитан решил бороться за свою репутацию и пошел на таран. Вряд ли дело бы закончилось хорошо, но, на авианосце, по-видимому, передали по внутренней связи текст нашей радиограммы, и весь экипаж, все пять с лишним тысяч человек, выскочили на палубу, чтобы посмотреть на идиотов, которые думают, что авианосец подвинется. После того как они увидели что требует уступить ему дорогу, у моряков началась истерика – они заржали в пять с лишним тысяч глоток, так что это было слышно на несколько миль вокруг. У нашего капитана не выдержали нервы и он приказал повернуть в сторону. Биологи отпоили его спиртом и все вернулось на круги своя.

Истории о милиции и армии ещё..

Рамблер ТОП100