ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ
Есть старая пословица: «Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь... »
В моем понимании она должна звучать иначе: «Не говори «гоп» — даже если уже перепрыгнул... »
Мой друг Эдик «срочную» служил в начале 80-х в Венгрии. Да так лихо служил, что за два года — три раза побывал в отпуске (!) это очень круто, кто понимает. (Я вот за два года не смог заработать даже увольнение в город...) Вот мой бравый друг возвращается в часть и наступает самый ответственный и волнующий момент, даже более волнующий, чем встреча с родными – это таможня.
Хитрость в том, что тогда из СССР можно было вывезти только три червонца, а хотелось бы гораздо больше. Ведь если даже тридцать рублей поменять в Венгрии на форинты, то можно прикупить спортивный костюм! А что может быть на свете лучше спортивного костюма? Ничего.
Пожалуй, только десять спортивных костюмов и кроссовки...
Риск был большим: специально обученные офицеры шмонали солдатские чемоданы, да и форма у всех одинаковая, а значит и места на форме которые служили тайниками – тоже не отличались разнообразием.
Если поймают, то в зависимости от суммы: в лучшем случае лишат звания, отправят на губу на месяц, и дембель отодвинут до упора... В худшем – тюрьма.
Эдик три последних дня не спал, волновался, готовился. Выдолбили с отцом в каблуках подвалы и загрузили в них по 250 рублей под каждую пятку.
От дикого давления каблуки в любой момент могли отстегнуться как горные лыжи...
Вот и настал момент «Х», прошмонали чемодан, хитро посмотрели в глазки, поверили, пропустили. Ура!!!
От радости не чувствуя 500 рублей под ногами, Эдик зашел в зал, где и стал дожидаться поезда в родную часть.
За ним впорхнули еще двое эйфорийных счастливчиков, для которых шмон тоже был позади. Счастье сближает — парни быстро познакомились и немедленно отправились в туалет, перекурить это дело.
В туалете на всех кабинках висели бумажки с надписью «ремонт», ну да не за этим они пришли. Главное, что курить можно...
Посмеялись, поговорили о бабах, поспрашивали — кто откуда родом, и один сержант, понизив голос сказал:
— Я был в шоке, думал – пропал. У меня по всей спине кителя под подкладкой 300 рублей. Старлей меня еще по плечу похлопал: «На себе ничего не везешь? »
Хорошо, что моя матушка догадалась поменять новые десятки на затертые, чтоб не хрустели...
Второй солдат:
— А я особо и не парился, купил новую электробритву, разобрал, выпотрошил все изнутри и забил туда больше сорока червонцев, потом пошел в гарантийную мастерскую и за пять рублей мастер поставил на пластилине новую пломбу. Старлей кстати смотрел на нее с@ка, аж очки снял.
Эдик:
— Это все херня: бритва, подкладка, вот у меня целых 500... ... э... эээ... . . ээ... а... ... прыжков с парашютом, а нам за них доплачивают, так что я вообще ни одной лишней десятки не везу. Сказано три — значит три. Зачем рисковать? И так хватает.
Двое товарищей:
— Ну, ты и сцыкло – ни одного червонца не прихватил! ? Сцыкло, да еще и балабол. Не может у тебя быть 500 прыжков! За два года 100 и то вряд ли наберешь. Ты че там без выходных и праздников по три раза в день прыгаешь?
Эдик:
— Да нет, 500 прыжков у меня только будет через год к дембелю, а может и не будет... сейчас только 28...

Эдик нес еще какую-то белиберду, а сам неотрывно смотрел на кирзовые сапоги, чернеющие под короткой дверкой в одной из кабинок...
Внезапно, все дверцы распахнулись, парни вздрогнули и увидели пятерых солдат стоящих на унитазах (шестой стоял на полу, в его кабинке не было унитаза, эти сапоги и заметил Эдик).
Солдаты спрыгнули, обступили нашу троицу и захохотали:
— Что, говоришь у тебя на спине три сотни? Молодец, давай спарывай аккуратненько. А у тебя, говоришь — волшебная бритва за четыреста с копейками? Пойдем, покажешь...
А ты боец, прыгать с парашютом любишь? Ну что сказать – молодец... удачи тебе.
Первые двое заныли:
— Мужики, ну вы чего? Вы же тоже солдаты, как и мы, хорош прикалываться...
— Да уж какие тут приколы, у вас двоих два варианта: либо вы по-тихому все отдаете, либо мы зовем нашего старлея, он тут недалеко, в соседнем зале. Тогда будет по-громкому. Или вы – бедолаги думали, что уже проскочили? Нет, не проскочили. Для вас все только начинается...
Истории о милиции и армии
7 мая 11
* * *
* * *
ИСПОВЕДЬ ДИВЕРСАНТА
Моя мама 30 лет проработала в библиотеке, и все постоянные читатели ее знали и любили. Особенно пенсионеры.
1987-й год.
В читальный зал каждый день уже лет двадцать ходил Иван Иванович — старый заслуженный ветеран войны. В одно прекрасное утро, он как всегда пришел самый первый к самому открытию, поздоровался, мама ответила:
— Доброе утро Иван Иваныч, как ваше здоровье?
— Знаете что, Валюша, не называйте меня больше Иваном Ивановичем.
— ... ?
— Просто я уже могу Вам рассказать об этом. До меня, старика нет никому никакого дела – перестройка и гласность...
— Иван Иваныч, причем здесь перестройка? У Вас случилось что... ?
— Да нет, наоборот, как раз сейчас все хорошо, а началось это, когда Вы еще не родились — в самом начале войны. Я был капитаном, командиром диверсионной группы, мне поручали самые сложные и опасные задания. Имел ордена еще за Испанию. Вызывает меня полковник — начальник разведки армии и приказывает:
— Товарищ капитан, Вам надлежит сегодня ночью отбыть на особо важное задание в тыл врага для обучения партизан диверсионному делу. С этой минуты, для всех Вы перестаете быть капитаном и становитесь лейтенантом-артилеристом, вот Ваши новые документы, теперь Вы Смирнов
Иван Иванович.
Желаю успеха лейтенант...
Так я попал на Украину в партизанское соединение. Занимался диверсиями, командовал разведкой, заслужил там немало орденов и медалей, ну Вы же видели меня на праздник с наградами...
После освобождения Украины, прихожу в штаб армии, чтобы вернуть себе свое законное имя и звание. Докладываю:
— Так и так, вот мои документы, но я не Смирнов Иван Иванович, по моему вопросу необходимо связаться с моим непосредственным начальником полковником таким-то, я буду докладывать только ему лично.
Мне говорят:
— Хорошо, товарищ Смирнов, посидите у нас, пока мы все не выясним.
Сутки продержали в одиночке, даже не кормили, а на утро приходит
«смершевец» и заявляет, что мой полковник недавно расстрелян как враг народа, за шпионаж и попытку покушения на члена комитета обороны, а вместе с ним расстреляны еще десятка два его подчиненных офицеров-заговорщиков... так как говорите Ваше настоящее имя?
Тут я понял, что сам себе подписал смертный приговор... Выбрал момент и кинулся с третьего этажа прямо через закрытое окно. Слава Богу, внизу была травка, так что приземлился и ушел без последствий. Из окна в меня тоже не попали. Прибился к наступающей части и воевал с ней до Праги, пока не списали по ранению.
Никто меня даже не искал, видно «смершевцы» боялись признаться, что проворонили такого «матерого шпиона»... С тех пор я так и остался
Смирновым Иваном Ивановичем и больше не рисковал соваться за правдой...
Ну, а спустя столько лет, моя правда никому уже не нужна, даже жена умерла, так и не узнав настоящего имени.
А теперь, когда и бояться нечего, так вроде и рассказывать некому, один я остался... Вот Вам открылся сейчас и как-то полегчало, как будто бы с войны вернулся...
Валечка, мне будет очень приятно, если хоть Вы будете называть меня
Марком Борисовичем.
Карточку читателя не трудитесь уже переписывать, но вообще моя фамилия
Ройзман...
* * *
Светлому событию-очередному весеннему призыву-посвящается.
Сижу на лавочке, греюсь на весеннем солнышке, кайф ловлю. Подсаживается изрядно поддатый мужичок и с ходу в карьер:
— А как вы относитесь к службе в армии?
Отвечаю что-то типа"я к ней не отношусь, у нас бабы в армии только по желанию служат, а ребята пусть идут туда, очень многим полезно послужить". Мужик радостно:
— Вот-вот, и я про то же. У них мозги на место встанут, это точно полезно, да и бабам тоже.
Не обращая внимания на то, что я не особо расположена его слушать, продолжает(видать, сильно его вся эта тема задевает, и злит, и веселит одновременно)(далее от первого лица):
— Моего старшего должны были несколько лет назад забрать, так супруга на дыбы встала. "Не отдам, говорит, кровиночку, там жуткие условия, там дедовщина, кирзовые сапоги, тяжеленные автоматы, а он такой домашний мальчик, он не привык рано вставать, он любит борщ и домашние котлеты, ему хочется с девочками погулять, в кино сходить, а он там за забором, с этими грубыми необразованными командирами. Он там не выдержит. Не пойдет никуда мой мальчик". Парень, кстати, не считал даже годичную службу мечтой всей своей жизни, но и против ничего не имел, даже с каким-то интересом этого ждал. А она подняла все связи, вспомнила про одноклассников-одногруппников, с которыми с самого выпуска не общалась, заплатила кучу денег(моих, между прочим, сама-то она не работает), в общем, отмазала сыночка. Пошел он после института на работу, все, вроде, в порядке, но какой-то недовольный ходит. Расспрашиваем-молчит или говорит что-нибудь нейтральное. А в один прекрасный день его прорвало.
Пришел с работы злой, как черт, и такие маты на голову заботливой мамочки сложил, каких, наверно, еще никогда в жизни не употреблял ни в какой ситуации:
— Какого х. . ты меня от армии отмазала? Зачем все эти бабки платила?
Чтобы спасти меня неизвестно от чего? С чего ты взяла, что год в сапогах и без твоих е... . котлет я не перенесу? У нас в фирме все служили. На меня смотрят, как на совершенно больного инвалида или маменькиного сынка. Сказать, что это твоя идея была? Так тогда я стану маменькиным сынком в квадрате.
Ну, и так далее. Оказалось, что у них освободилась должность, на которую претендовали двое: мой пацан и еще один парень. Все у них одинаково: и образование, и способности, но мой в армии не был, а тот был. Вот открытым текстом ему об этом и сказали:
— Он знает, что такое дисциплина и порядок, а ты, извини, халявщик. И не стыдно-здоровенный бугай и откосил? Придется тебе долго трудиться, пока руководство не посчитает, что можешь на повышение идти.
Гнев молодого человека понятен. Дура мамаша причитает уже по поводу"ну, сыночек, кто же знал, что так все обернется". Папаша тихонько хихикает в углу. Армия ждет своих героев.

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100