На антикварном комоде красуется макет корабля.
— Какой замечательный! — говорю даме, продающей мне это комод.
— От деда моего осталось на память!
— Он был моряком?
— Почти. Когда бабушка познакомилась с ним, он представился капитаном дальнего плавания. Через месяц она забеременела. Дед ушел в Африку, а через две недели явилась его сестра и сказала, что он — аферист и представляется так, чтобы соблазнять молоденьких дурочек. Бабка тогда чуть с ума не сошла, но мать мою родила.
Через шесть лет дед их нашел, явился в капитанском мундире с букетом цветов. Объяснил, что сестра соврала, а ему сказала, что бабка избавилась от ребенка. Они стали жить вместе. Через полгода она снова забеременела, а дед ушел в плавание. А еще через месяц в дом пришли из милиции и сказали, что дед вообще никогда нигде не плавал, и последние пять лет сидел в тюрьме. Потом родилась тетя Аня.
Через четыре года дед снова явился, и опять в капитанском мундире с цветами. Потом появился на свет дядя Андрей.
— Бабушка вновь ему поверила? — спрашиваю я
— Она говорила, что ничего не желала знать, просто любила и хотела быть с ним. Они прожили вместе еще много лет.
— Простите, но если он не был капитаном, то почему на память о нем стоит макет корабля?
— Говорят, он украл его из детской секции судомоделирования ей на день рождения.
Истории о женщинах
29 января 18
* * *
* * *
История про гостеприимство.
Каппадокия – безумно красивое место, место инопланетных пейзажей и сотен воздушных шаров, а также очень гостеприимных жителей.
По причине отсутствия больших сумм денег (деньги были спущены на воздушные шары, сие удовольствие не из дешевых) и по причине любви к пешим прогулкам мы с подругой исследовали долины Каппадокии пешком. Не хило впечатлившись открыточными фотографиями Долины любви (это там, где понатыканы пенисы, прости госссподи), утром мы выползли из славного городка Гереме в поисках этой самой любви. Искали мы ее долго, много плутали, ошибались, исходив много миль, витиеватыми путями мы таки нашли ее спустя полдня!
Но история заключается не в этом.
Значится, утомившись длительными поисками, мы, кто бы сомневался, проголодались. Увидев на склоне долины единственную хоз. постройку с большой летней верандой, длинными столами, восточными коврами, тахтами и подушками, логично приняв ее за кафешку (место, таки исхоженное туристами), уселись мы по-хозяйски за один из столов.
Спустя минуту-другую из здания вышел дед лет 80-ти. Завидев нас, единственных клиентов, обрадовался, подумали мы. Так и было. Дед был насказано нам рад, но не изъяснялся ни на одном из знакомых нам языков. Мы поприветствовали деда на единственном знакомом нам турецком слове «мераба! » (шучу, еще мы выучили слова «ики бира лютфен»), спросили у деда: «ресторан? кафе? », полагая об обширной известности сиих слов. Так и было. Дед кивнул, кинулся в дом…
Дедуля метал нам яства на стол с резвостью молодых официантов: рыбная уха, долма, кефте и другие неизвестные нам лакомства. По причине голодухи мы ели все без разбора, молча удивляясь, почему нам не вынесли меню и сколько может это стоить. Но еда нам нравилась, мы молча уминали все, не отвлекаясь на приходящие на ум странные мысли. Отъевшись только, мы стали замечать подозрительные вещи: разная посуда, нехитрая домашняя одежда дедули и вообще… домашняя обстановка вокруг. Мы с подругой удивленно переглянулись, издалека заглянули в окна дома, где заметили как дед отчаянно скребет домашнюю кастрюлю…
И тут в клубах пыли и дыма подъезжает грузовая машина, из которой выползают трое взрослых здоровых мужчин. Как оказалось, сыновья деда. Как оказалось, вернулись после тяжелого трудодня. Как оказалось, голодные…
Итак, сыновья злобно и демонстративно гремели пустыми кастрюлями, ворчали на отца.
А мы в это время сидели в углу обожратые, икая, тише мыши под обиженными взглядами троих голодных мужчин.
Отец прикрикнул на голодных бурчащих сыновей, а отцов здесь принято слушаться, сыновья замолчали…
У нас же от неловкости ситуации в зобу дыханье сперло и сыр выпал изо рта.
Чесслово, мы пытались дать денег деду, мы даже пытались их молча оставить на столе или спрятать, но упрямый дед категорически отказывался их брать, а увидев оставленные на столе деньги, бросился за нами, кричал и обижался, как ребенок. Более того, он пригласил нас на прогулку по Долине любви, проводил нас неизведанными доселе туристами тропами. На прощанье мы уже обнимались и благодарили деда как родного.
А на полпути к Гереме нас догнала пыльная грузовая машина, и один из сыновей деда все еще обиженным тоном буркнул нам: «меня отправил отец, приказал вас довести»…
* * *
В одной семье сын очень любит учить маму водить машину. Хлебом его не корми. Это полностью укладывается в поговорку про яйца, поучающие куриц, — именно мама действительно научила сына ездить на автомобиле, потому что папа все время ошивался в командировках и вообще у него персональный водитель, а рулить он почти не умеет, так уж получилось.
В восемнадцать сын получил права, сейчас стаж его двенадцать лет, это не много, но вполне достаточно, чтоб считать себя ассом. Теперь, когда семейство выбирается куда-нибудь на мамином автомобиле, сын руководит мамой с заднего сиденья. Куда и как ехать. Хотя в своей машине советов ни от кого не терпит и даже грубит.
— Мама! — возмущается сын, — которому досталось внезапно сложившимся подголовником по голове, — когда ты освоишь кнопки?! Сколько можно повторять, что эта складывает задние подголовники, чтоб удобней смотреть в зеркало заднего вида.
— Извини, — говорит мама и едет дальше. И стоически терпит всяческие поучения, почти не обращая на них внимания. Но подголовник время от времени стукает сына по затылку. Не часто, но регулярно.
— Дорогая, — спросил как-то папа, — даже я уже запомнил кнопку. Это единственная кнопка из твоей машины, что я запомнил, но запомнил твердо. А у тебя память на эти штуки куда лучше и тридцать лет водительского стажа.
— Вот именно, — ответила жена, — тридцать. И чтоб дать им подзатыльник мне надо встать на табуретку. И как я по-твоему это сделаю за рулем?

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100