Есть у казахов национальное блюдо — курт. Это солёные твёрдые кусочки творога, похожие на камни. Моя бабушка рассказывала, что где-то на границе с Казахстаном держали пленных. Казахи кидали в них курт через сетчатую ограду. А немцы смеялись, думая, что бросают камни, желая угодить им. Именно эти солёные кусочки помогли тогда выжить многим людям, в том числе и моей бабушке.
14 мая 19
* * *
МУЖСКОЕ АЛИБИ
На днях позвонил старый кагэбэшник Юрий Тарасович и спросил в лоб:
— Ты же историйки пописываешь, нужно еще? Я тут как раз вспомнил одну свою старую душевную, вот звоню, пока не забыл:
Дело было во Львове в самом конце 70-ых.
Жил-был уличный шалопай — ПТУшник по кличке Череп. Парень отпетый, имевший судимость за кражу и целый ворох «приводов» за драки.
Все соседи только и ждали, когда же его уже наконец законопатят по — серьезному.
В один прекрасный день все и началось...
Пьяненький Череп зашел в продуктовый магазин под домом и без очереди полез за сигаретами, очередь заволновалась и выдвинула из своих недр самого свирепого покупателя.
Череп послал его куда подальше и тут же получил от мужика по морде.
Встал, помотал башкой и вместо того чтобы с позором убраться, вытащил перочинный нож и вставил мужику в брюхо...
Бросил орудие, выскочил на улицу и побежал куда глаза глядят.
Но его проблема заключалась в том, что в той очереди находились человек десять знавших его с детства.
Поимка Черепа была делом нескольких часов.
Дома, в гараже, у многочисленных друзей и во всех злачных местах ждали милицейские засады.
Но наш паренек был не так глуп, чтоб на них нарываться, домой даже не пошел, только позвонил маме, чтоб спрятала паспорт.
Беглец переночевал две ночи в подвале, размышляя как и куда податься дальше. Пока было не ясно: умер подрезанный мужик, нет ли? (на самом деле потерпевший быстро поправился, повезло) По идее светила Черепу
«вышка» для малолеток — 10 лет.
Думал он думал, сидя в подвале, перебирал все варианты и вдруг вспомнил про одного знакомого которому когда-то продал краденный мопед.
Хоть и не друг никакой, но там точно засады не будет, а вдруг удастся пару рублей срубить у старого «приятеля».
Глубоким вечером Череп позвонил в дверь, открыл пьяный, недовольный
"друг", звали его Богдан.
Богдан долго вспоминал Черепа, с трудом вспомнил. Выслушал историю его злоключений и отрубил:
— Ты знаешь, Черепан, мне не до твоей херни, у меня заботы похлеще, я завтра в армию ухожу. В 6.00. с ложкой и кружкой в военкомат, так что заходи через два года. Пока.
И тут Черепа пробило...
На следующий день в Райвоенкомат, явился по повестке Богдан Дурко, с кружкой ложкой, но без паспорта.
Разумеется, за паспортом его домой не отпустили. Пожурили только.
Сфоткали нашего Черепа, выдали военный билет на фамилию Дурко и отправили служить.
План у Черепа с Богданом был незамысловатый, но беспроигрышный: Череп идет в армию (хоть и было ему всего 16, зато выглядел на все 19), а
Богдан с утра сел в поезд и укатил в Херсон к своему глухонемому деду- рыбаку.
Дед был контуженный с войны и не вдавался в подробности. Приехал любимый внук к нему жить, ну и хорошо, милости просим...
Продумали ребятки и систему связи: Богдан пишет письмо домой, отправляет его к Черепу в часть, тот пересылает во Львов. Так же и в обратном порядке: получил письмо из Львова от родителей Богдана, послал в Херсон.
Правда таким образом каждое письмо шло целый месяц, но что тут такого?
Прошло полгода, Череп отслужил в учебке и послали его — 16-летнего пацанчика в «афган» со всеми вытекающими последствиями в виде контузии и пулевого навылет...
Нужно отдать Черепу должное, воевал он никак не хуже товарищей и даже заслужил две боевые награды.
Пролетели два года службы.
Череп и дезертир встретились в Москве, Богдан взял военную форму и награды, отдал Черепу его паспорт и парни разошлись как в море корабли, не пожав друг другу руки...
«Воин-интернационалист», Дурко прибыл в военкомат становиться на воинский учет, заявив, что военный билет украли в поезде, военкомат послал запрос в часть: действительно ли у вас служил Богдан Дурко? Часть ответила, что да, этот геройский парень действительно воевал у них в
Афганистане. ТЧК.
Богдану выдали новый «военник» и пожелали успехов в труде.
Прошло месяца два и Череп случайно попался на проверке документов.
СИЗО.
Следователь стал наваливать на него кучу разных «висяков», а главное грабеж с убийством произошедший через месяц после того, как он два года назад подался в бега. Там даже и «свидетели» нашлись.
Хочешь не хочешь, а Черепу все пришлось рассказать и про "Афган" и про
Херсон.
А поскольку дело зашло так далеко, то подключили КГБ, так оно и попало в поле моего зрения.
Мы быстро выяснили «кто есть кто» и я подключил все свои связи, в лепешку разбился, но исхитрился, чтобы Череп получил меньше меньшего – всего один год общего режима, а вот его «подельник» Богдан загремел на четыре, за злостное уклонение от исполнения воинского долга. Мне его как раз было ничуть не жаль, но вот Череп, другое дело.
Я не припомню, чтоб мои сотрудники, повидавшие за годы службы всякого, собирали для подследственного харчи, вещи и деньги, жали ему руку на прощание и желали удачи.
Не знаю, каким он был раньше, но тогда он очень нам всем приглянулся.
Хоть и был в бегах, но бега бегам рознь: честно воевал, заработал награды, пулевое ранение и дикие головные боли в плохую погоду, до конца своих дней. А ведь пацану едва стукнуло 18...
P. S.
Я как-то спросил Черепа: «Что самое тяжелое было в Афгане? »
Он, не задумываясь, ответил: «Когда нам вручали боевые награды.
Все пацаны радовались, а я один плакал... »
* * *
Недавно узнал, что беларусы признаны самым неэмоциональным народом в мире. Мой дед по отцовской линии был ярким представитем беларуского народа. Я не помню, чтобы он когда-нибудь смеялся. Да и злился он очень редко. Помню, один раз бежал за мной с ремнем в руке. Ну, бежал я, а он, может прошел быстрым шагом метров 5.
А вот алкоголь приводил его в благодушное настроение. В будни было по-разному, а по выходным дед был в благодушном настроении. Я в детстве проснусь бывало часов в 10, а дед уже в полном благодушии. И тогда уже неизвестно, что от него ждать — может рогатку смастерить, а может и на рыбалку взять.
До школы я большую часть времени жил с дедушкой и бабушкой в деревне и дед был для меня большим авторитетом, чем родители.
Родители приехали как-то, привезли мне какую-то обновку, я одел и пошел деду показывать. А поскольку была субота (см. выше), то дед говорит:
— Что они тебе одели? Это же бабское! Сними и пошли их к ебеней матери.
Я развернулся, бросил обновку к ногам родителей и послал их в точности по указанному дедом адресу. Уговорить меня одеть подарок снова больше не удалось.
За малолетством и незначительностью я сам эту историю не запомнил, знаю ее только со слов отца. А вот следующую историю я запомнил сам. Думаю, и родителям она отбилась в памяти.
В тот раз дед навестил нас в городе. Папа с мамой воспользовались моментом и ушли в кино, оставив то ли меня на деда, то ли деда на меня...
Кто из нас нашел папино ружье для подводной охоты я не помню. Зато помню, что дед сказал, что будем стрелять из-за дивана и целиться в планку на боковой стороне шкафа. Было бы неплохо, чтобы он сказал, что приклад надо плотно прижимать к подбородку, но то ли он сам этого не знал, то ли считал 7-летний мужщина должен сам это знать. Впрочем, после первого выстрела я твердо усвоил это на всю жизнь.
— Внучек, в планку, тебе говорю, целься.
Когда папа с мамой вернулись из кино, шкаф был конкретно расхуяерен. Претензий они никому не предъявили. Да и кому предъявлять? Один малый, другой пьяный.
* * *

Главная Анекдоты Истории Фото-приколы Шутки
Рамблер ТОП100